rus | eng
RSSВеб-камера

Валаамский монастырь в конце XVIII – I половине XIX столетий

История обители
Старец Назарий составил план каменных монастырских зданий. Строение представляло собой пятиглавый собор, окруженный внутренним четырехугольником монастырских построек. Для тридцати человек братии помещений в нем было достаточно. 10 февраля 1785 года план утвердил митрополит Гавриил. Его осуществление потребовало значительных средств. Епархиальное управление выдало отцу Назарию книгу для сбора добровольных пожертвований.

Кирпич и известь заготавливались на месте. Все монастырское здание, имевшее в окружности более 300 метров, было возведено за восемь лет. На восточной стороне возвышался двухэтажный пятиглавый каменный собор с крестами, обитыми жестью. Над его папертью устремилась ввысь колокольня высотой 34,8 метра; по обеим сторонам собора над монастырской кровлей возвышались главы Успенской и Никольской церквей.

Когда собор с нижней церковью во имя преподобных Сергия и Германа закладывался над их нетленными мощами, валаамскому иноку Иннокентию было откровение. В самый день закладки, возвратясь от заутрени, инок Иннокентий вздремнул в своей келье, и во время этого краткого сна Господь сподобил его увидеть знамение: в монастыре необычайное стечение разного народа, и все ожидают прибытия владыки Гавриила для положения основного камня. Вскоре явился он сам, облаченный в мантию и с жезлом архиерейским в руке. Рядом с владыкой шли два сияющих дивным светом схимника. Приблизившись к месту, где почиют мощи преподобных Сергия и Германа, они остановились, осенили крестным знамением святую могилу и все пространство, назначенное под строение, и стали невидимы. Отец Иннокентий, проснувшись, тотчас рассказал о своем видении игумену Назарию. Мудрый старец уразумел в нем благоволение валаамских чудотворцев к возобновлению их древней обители, а в иеромонахе Иннокентии признал преемника и деятельного продолжателя своих начинаний.

Примерно тогда же в полутора верстах от монастыря был устроен скит. Для скитской братии построили из кирпича шесть небольших келий и небольшую церковь, а вблизи монастыря – два дома для рабочих, дом для странников и пустынную келью для отца Назария – место духовного отдохновения от тяжких трудов настоятельства.5 марта 1786 года по повелению Государыни Императрицы Екатерины II Валаамский монастырь включили в число штатных 3-го класса с игуменским настоятельством.В 1789 году была освящена во имя преподобных отцов Сергия и Германа, Валаамских чудотворцев нижняя церковь собора; в 1793 году –церковь во имя Святителя и Чудотворца Николая; в 1794 году –Преображенский собор и его придел во имя святых апостолов Петра и Павла, и в 1796 году, по перестройке, храм Успения Пресвятой Богородицы. В 1793 году по высочайшему повелению в монастыре учредили епархиальную больницу на пять человек персонала. Митрополит Гавриил активно содействовал внешнему устройству монастыря. Помогая из своих личных средств, привлекая благотворителей, он просил молитв за себя и за них.

С началом управления отца Назария связывают и внутреннее возрождение обители. Исполняя волю архипастыря, отец Назарий ввел в Валаамском монастыре общежительный устав Саровской пустыни.

Подлинник саровского устава был составлен в 1706 году на основании древних правил иноческой жизни одним из первоначальников Саровской пустыни, иеромонахом Исаакием и утвержден для употребления в 1711 году местоблюстителем Патриаршего престола митрополитом Рязанским Стефаном (Яворским), глубоким знатоком церковных древностей. Рукопись Валаамского устава является точным списком с устава Саровской пустыни. Написан он был полууставом славянскими буквами на 124 листах в четверть и хранился в архиве монастыря.

Устав состоял из двух отделов. В первом отделе в 24 главах изложены правила благочиния; во втором – порядок, по которому должно совершаться богослужение, в особенности монашеское правило и всенощные бдения. При введении Саровского общежительного устава в Валаамском монастыре в соответствии с древними его порядками были в неприкосновенности оставлены жизнь скитская и отшельническая.

Очень скоро слава добродетельной и подвижнической жизни валаамских иноков под управлением старца Назария собрала в обитель значительное братство. К 1796 году число иноков возросло до 55 человек: 10 иеромонахов, 5 иеродиаконов, 24 монаха и 16 рясофорных. Сверх того были еще и трудники, работающие в монастыре во Славу Божию. В 1809 году, по именному повелению императора Павла I, штатное число монашествующих на Валааме было доведено до тридцати человек.

Владыка Гавриил скончался 26 января 1801 года, а в скором времени завершил свое многотрудное служение и отец Назарий. Любя пустынное безмолвие, он поселился в уединенной келье в версте от обители, а позже покинул Валаамский монастырь и вернулся в Саровскую пустынь.

Согласием братства в настоятели Валаамского монастыря был избран отец Иннокентий, а в 1801 году он был утвержден в этой должности консисторией. Новый игумен неутомимо заботился об улучшении внешнего быта братства, число которого умножалось. Он возвел восточную, западную и южную стороны внешнего каре монастырских строений, закончив дело, начатое игуменом Назарием. Испросил дозволение от епархиального начальства построить в обители больницу для престарелой и немощной братии, а в ней – церковь во имя иконы Божией Матери "Живоносный Источник". Над святыми вратами обители, по прошению отца Иннокентия, в 1802 году было разрешено построить церковь. Надвратную церковь в честь святых апостолов Петра и Павла освятили 29 июня 1809 года, а больничный храм во имя иконы Божией Матери "Живоносный Источник" – 30 июня 1814 года. На пожертвованную благотворителями сумму на месте, где почивают под спудом святые мощи преподобных Сергия и Германа, в 1823 году была сооружена серебряная рака.

2 апреля 1822 года монастырь был возведен в первый класс, при условии, что он сохранит общежительные правила, а настоятели, избираемые из числа Валаамской братии (это правило было утверждено указом консистории еще в 1813 году), всегда будут игуменами.

Паломники из России посещали Валаам только летом, тогда как бедные жители окрестных берегов Ладожского озера – круглый год. Число таких посетителей доходило до семи-восьми тысяч. Под монастырской горой был выстроен каменный странноприимный дом. Монастырь принимал паломников по-отечески: кормил, снабжал хлебом, семенами для посева, сеном, овощами, помогал деньгами. Глубокой зимой, не имея даже обуви и теплой одежды, они отправлялись по озеру до Валаама с целью пожить несколько дней на монастырском продовольствии и получить подаяние на дорогу. Так как в округе часто не было врача и у местного населения не находилось средств для лечения, монастырь оказывал и медицинскую помощь.

Знаменательным событием для монастыря стало посещение его Императором Александром I. В 1819 году Александр I отправился в путешествие по северным землям, намереваясь побывать и в древней Валаамской обители. При этом от имени Государя в монастыре было получено распоряжение при встрече царственного паломника "никаких церемоний не делать, а принять как благочестивого путешественника". 10 августа (ст. ст.) на судне, вышедшем из Сердоболя, Император Александр I прибыл в монастырь. Гость первым делом отправился в собор, где приложился к иконам, после этого испросил благословение у игумена и всех иеромонахов, целуя у всех руку, но своей никому не давая, а остальной братии поклонился. Пораженные таким смирением, монахи поклонились до земли, но Его Величество просил "не кланяться ему поклонением в землю, подобающим лишь Богу".

В разговоре с игуменом Иннокентием Государь Император проявил интерес к древней истории обители, расспрашивал о порядке церковных служб и времени, когда они совершаются. На предложение благочинного сократить для него службу он ответил отказом.

На рассвете следующего дня Император первым пришел к утрени, совершавшейся в соборе, затем молился за ранней обедней в надвратной церкви святых апостолов Петра и Павла. По окончании Божественной литургии Император посетил монастырскую больницу и церковь Успения Божией Матери. Зная о подвижнической жизни валаамских старцев, Государь наметил посетить пустыни. Пустынь схимонаха Николая находилась в одной версте от обители. Когда все вошли в тесную келью старца, утомленный Государь поспешил сесть на скамью. Он первый повел серьезный разговор о вещах, касающихся духовной и аскетической жизнь монахов. "В какой тесной, бедной и пустынной келье изволите вы теперь беседовать, Государь, – начал благочинный отец Дамаскин, – но, поверьте, Ваше Величество, что иноки, живущие в таких пустынях, предпочитают свои шалаши и вашему царскому дворцу". "Да, я знаю, это верно, ты говоришь правду, это есть дело прямой благодати Господа, – ответил Государь. – Я часто замечал, что священники благословляют слишком поспешно, но вот когда я подходил к сельским священникам, которые, в простоте, вздохнув от сердца, благословляли меня, ограждая настоящим знамением креста, как благословляют и крестьян, я всегда чувствовал нечто особенное…". Схимонах Николай угостил гостей репой со своего огорода. Когда благочинный стал искать нож, Император, заметил: "Я солдат и съем по-солдатски",– и стал очищать репу зубами.

При возвращении в монастырь Государь был встречен казначеем и иеромонахами. На следующий день Александр I попросил отслужить Литургию в пять часов утра, а по окончании молебен преподобным Сергию и Герману Валаамским. Монастырской братии запомнился такой эпизод. На Литургии Император стоял вблизи иеросхимонаха Никона, который, по крайней немощи, опирался на костыль. Неожиданно старец выпустил его из рук и, пошатнувшись, упал. Император первым подошел к старцу, бережно поднял и посадил его на скамью. По возвращении в Петербург Император высоко отзывался о Валаамской обители, по его личному указу монастырь и был произведен в разряд первоклассных, что давало ему большие преимущества.Слава о благоустроенности обители стала распространяться не только по православной России, но и за ее пределами. Сюда приезжали даже из афонских монастырей. По внутренней духовной организации и устроению многие отдавали предпочтение Валаамской обители перед монастырями Афонской Горы.К 1811 году в Валаамской обители деревянных зданий уже не было, строительство велось из кирпича. Монастырская усадьба включала в себя:

1. Соборную двухэтажную церковь о пяти главах, крытую железом, внутри украшенную великолепным и богатым иконостасом, с деревянными крестами, обитыми жестью. В верхнем этаже – храм во имя Преображения Господня, а в нижнем храм во имя преподобных Сергия и Германа, где почивают под спудом их святые мощи.2. Церковь во имя Успения Божией Матери.3. Церковь во имя апостолов Петра и Павла, над святыми вратами.4. Церковь во имя Святителя Николая Чудотворца в северо-восточном углу.5. Колокольню при соборной церкви.6. Братские двухэтажные кельи по южной стороне от Никольской церкви, по западной – настоятельские, по северной – кухню и трапезу, по восточной – монастырские службы.7. Здание поблизости от служб, обнесенное каменной оградой, в которой по правую сторону церкви апостолов Петра и Павла братские, а по левую – гостиные кельи, от юго-западного угла – больницу, а от северо-западного угла – три двухэтажных флигеля гостиных комнат.8. Гостиные комнаты и купеческие лавки на западном берегу вне монастыря.9. В трех километрах к юго-западу от обители скит, в котором находилась церковь во имя Всех святых, и шесть братских келий.10. Скиты, построенные для валаамских пустынников.

В 1820 году в Петербурге, в Малой Коломне, на Мясной улице, был куплен для Валаамского подворья дом.

По смерти отца Иннокентия обителью около семи лет управлял игумен Ионафан I (1823-1830 годы). За короткий срок на северо-западной стороне внешнего монастырского корпуса он построил двухэтажный флигель, а на северо-восточной одноэтажный, где позже разместилась библиотека. Он расширил монастырскую трапезную, переделал старую больницу, обратив ее в ризницу, оградил каменной стеной братское кладбище и в храме преподобных установил совершение ранних заупокойных литургий.

По смерти игумена Ионафана I настоятелем из валаамской братии был избран Варлаам (1830-1833). В период его управления монастырем у Малоохтенского перевоза через Неву, на земле, пожертвованной петербургскими и фридрихсгамскими купцами Александром и Иваном Семеновичами Караваевыми, началось строительство часовни в честь преподобных Сергия и Германа Валаамских. В 1834 году часовню достроили, а при ней небольшое кирпичное здание для монашествующих.

В 1835 году определением Синода настоятелем Валаамского монастыря был назначен игумен Вениамин (Мануйлов), насельник Новоезерского монастыря. Тем самым было нарушено правило об избрании игуменов из числа валаамской братии, что вызвало недовольство внутри монастыря. Кроме того, новый игумен произвел сокращение службы, что также смутило ревнителей монастырского благочестия. Расследовать возникшую в 1838 году смуту был назначен настоятель Свято-Троицкой Сергиевой пустыни архимандрит Игнатий (Брянчанинов). Он отметил достижения нового игумена в области хозяйственного управления обителью, но указал и на многие нарушения в руководстве монашествующими. По рекомендации архимандрита Игнатия настоятелем монастыря с возведением в сан игумена был определен валаамский монах Дамаскин (Кононов). При игумене Вениамине в монастыре был осуществлен ряд построек: из приготовленного игуменом Варлаамом материала соорудили гранитную лестницу в семьдесят ступеней, ведущую от монастырской пристани к келейным корпусам. В 1835 году иждивением фридрихсгамского купца Федора Федоровича Набилкова18 над больничной церковью во имя иконы Божией Матери "Живоносный Источник" на втором этаже устроили еще один престол во имя Живоначальной Троицы. Его освятили в 1837 году. В 1836 году в г. Сердоболе в очередной раз было перестроено находившееся там деревянное монастырское подворье.

Время правления игумена Дамаскина (1839-1881) – целая эпоха в жизни монастыря, начало его внешнего процветания при высокой внутренней монашеской жизни.
×

Сообщение об ошибке

Текст с ошибкой:
Описание ошибки: