rus | eng
RSSВеб-камера

Об оленях (04.10.2012)

Литературная страница
vm4803.jpg 1845 года в Августе месяце некоторыми из числа братии усмотрено с колокольни из верхнего купола плывущих по заливу Монастырскому несколько оленей по эту сторону часовни Св. Николая Чудотворца; которые и вышли против первого от монастыря маяка, т.е. на Скитскую сторону, где в лесу и скрылись. 

1846 года 12-го Марта, во вторник 4-ой недели Великого поста, Отец Игумен изволил объезжать вокруг всего острова Валаамского по льду, и с ним были монахи Пахомий, Исаакий и рясофорный Григорий, – и в поездке суждено было видеть лапландских оленей числом 10-ть, гуляющих между островами Байонным и Пальяком. Олени необыкновенно ручны, ибо допущали смотреть на них не более как сажен 1 на пятьдесят. Ещё тогда же усмотрено около Железников 13 оленей, кои как скоро увидали нас, тотчас за острова и скрылись. Это прежде было за редкость! но ныне не очень. 

1848 года 9-го Февраля в понедедельник в 9 часов утра (это седмица начиналась о блудном сыне) рясофорный монах Г-й в должности библиотекаря взял у Настоятеля Отца Игумена Дамаскина благословение сходить в Скит, куда и отправился тот же час; и так перешёл залив от монетной по льду и через садок 2, потом поднялся на гору и достигнул места, называемого Александрово. Когда же прошёл сенной сарай и стал опять подниматься на небольшую горку (где в древние времена находилась пустынь монаха Александра), как вдруг видит перед собою оленей числом 9-ть, идущих один за другим, т.е. гусем, которых направление было с северо-восточной стороны, т.е. из-за сенного сарая с горки, и потом прямо пересекли новую дорогу, лежащую в Монастырь через садок, и потом опять на гору к большой ездовой дороге, где в лес и скрылись. Упомянутый же монах Г-й остановился на том самом пригорке, где была пустыня, и смотрит на оленей, идущих от него не более как в десяти или пятнадцати саженях (которые, вероятно, его не видали – потому что шли не шибко, но лёгоньким трушком), из коих передовой величиною более всех, а также и копыты у него большие. Но и прочие олени тоже величины необыкновенной, из них один только однорогой, а другие все без оных. Шерсть на них местами серая, как подобно бывает у летних зайцев, а местами пробеловатая. Все вообще шли с отверстыми ртами, как будто бы от великой усталости. И сим кончился этот счастливый и неожиданный случай! И монах отправился вперёд по предлежащей дороге, а олени скрылись в лес. 

Сего же 48-го года 15-го марта в понедельник на 4-й неделе Великого поста Отец Игумен Дамаскин изволили ездить к Святому острову по льду, и с ним был монах Ириней просвиряк, где у Преподобного Александра Свирского отпевши молебен, отправились домой, т.е. к Железникам. И когда проехали узким проливом и, миновав первые избы и часовню, только что поравнялись с шаролаткой, то вдруг увидали с левой стороны позади нас 4-х оленей, идущих к нам. И довольно посмотревши на них, поехали вперёд к Лещёву озеру. И не доезжая маленького островка напротив канавы, увидали на этом островке лежащих оленей, кои усмотревши нас начали вставать. И мы насчитали их десять. И потом, полюбовавшись довольно, поехали к ним ближе, а они тотчас и бросились на крутизну обрывистой скалы. И так мы отправились далее к Лещёву и когда стали подъезжать к оному, то усмотрели ещё бегущих оленей числом 6-ть через лежащий там тракт. И потом другая артель перебежала тем же путём. А так как по неудобности места мы не могли их пересчитать, а потому и удостоверились уже по следам, что было их 15-ть. 

Сего же упомянутого года 17-го Марта в среду, т.е. в день Преподобного Алексия человека Божия, Отец Игумен изволили отправиться на озеро по льду в 6-ть часов утра, и с ним был рясоф. монах Г-й библ. Тогда как день был весьма тихой, мороз небольшой, лёд на озере чисто-гладкой, а потому и весьма было ехать утешительно, - и как проехали Черный Нос, и потом повернули на право, более однакоже уклоняясь к скалам острова. Когда же пустились далее, то здесь уже лед казался не весьма гладок; и потом проехали еще немного, и как поравнялись между Зимняком и Германовым, то вдруг усмотрели впереди у нас верстах в двух партию гуляющих оленей, и тотчас по направлению подзорной трубы, оказалось их пятнадцать, которые увидавши нас остановились, а мы не шибко стали приближаться к ним. Тогда оне начали несколько уклоняться в левую сторону, т.е. к Польяку, и так приблизились к нам, что не более как с полверсты или даже и менее, и дали на себя смотреть сколько угодно. И потом, миновав этих, мы отправились далее, по направлению к Железникам, и еще увидали вторую партию, коих было 6-ть, в самом этом же месте, почти у самого острова. Когда же продолжали двигаться далее, то с левой стороны к Железникам опять усмотрели уже третью партию, в которой было 16-ть, и вслед не в дальнем расстоянии еще шли гусем 8-мь оленей, т.е. четвертая партия. И потом окончательная пятая партия, которая заключала в себе 5-ть оленей, – что и составило во всех этих пяти партиях 50 оленей, которые в разнообразном своём пути перед глазами нашими безпрестанно то уклонялись на лево, то на право, то в другие стороны, так что совершенно окружили нас, – и всё это весьма было любопытно смотреть. И в таком положении оставив их, мы решились объехать последнюю часть острова, что и увенчалось полным успехом; и так миновав Никоново и Пейбоцкое прибыли в монастырь в 9 часов утра же благополучно. 

Писал сам очевидец

1 Сажень – русская линейная мера, равная трём аршинам или 2,13 м. 
2 Садок – загородь в воде для держания живой рыбы.


 Арх.: ЦГА Карелии, ф.762, оп.1, д. 11/113.

Из записок рясофорного монаха Григория, валаамского библиотекаря.
×

Сообщение об ошибке

Текст с ошибкой:
Описание ошибки: