rus | eng
RSSВеб-камера

Иеросхимонах Алексий

Валаамский патерик
vm4482.jpg Иеросхимонах Алексий (в миру — Алексей Блинов) родился в 1835 году в Санкт-Петербурге, в купеческой семье. 24 мая 1852 года поступил послушником в Валаамский монастырь. Видя ревностное отношение к послушанию и благонравие юного подвижника, игумен Дамаскин определил его к себе в келейники, а 13 октября 1858 года облек в рясофор.

В августе 1866 года отец Алексий был пострижен в мантию с именем Александр в честь преподобного Александра Свирского. 28 января 1870 года был рукоположен во иеродиакона, 14 сентября 1872 года — во иеромонаха. Ласковое обращение, утонченный ум, сметливость и доброжелательность привлекали к нему за советами не только братию, но и начальствующих, а также многочисленных паломников, приезжающих в святую обитель. Во время продолжительной болезни игумена Дамаскина отец Александр, не щадя своих сил, проявил свою сыновнюю заботу и усердие о любимом духовном отце и настоятеле. По кончине игумена Дамаскина настоятельство Валаамской обители принял игумен Ионафан II. Отец Александр около десяти лет оставался при нем в должности старшего келейника, исполняя при этом должность ризничного, в которой был утвержден 12 августа 1881 года. 20 июля 1884 года был награжден набедренником.

Отец Александр всячески удалялся от повышений, вспоминая слова своего наставника игумена Дамаскина, который советовал ему дальше должности ризничного не подниматься. 23 августа 1886 года отец Александр был облечен в схиму и наречен в честь Алексия, человека Божия. Желая уединения, отец Алексий стал просить игумена Ионафана отпустить его на безмолвие в скит, поселиться куда ему еще 15 лет назад было благословлено игуменом Дамаскиным. Но по Промыслу Божию это совершилось спустя пять лет при игумене Гаврииле.

Уважая старца Алексия и помня благословение, данное на это игуменом Дамаскиным, отец Гавриил отпустил его на безмолвное жительство в скит Всех святых.

Иеросхимонах Алексий более сорока лет усердно служил обители. Он всегда был предан душой настоятелям и самозабвенно служил им, ревностно исполняя возложенные на него послушания. Будучи старцем, строго заботящимся о спасении своих духовных чад, отец Алексий наставлял учеников быть покорными настоятелю, ревностными и исполнительными в возлагаемом на них послушании.

Духовным утешением отцу Алексию было совершение Божественной литургии в кладбищенской церкви, что при пустыньке игумена Назария, где за алтарем храма покоятся игумены Дамаскин и Ионафан. Многие из приезжих мирян в летнее время часто заказывали здесь обедню с непременным условием, чтобы служил отец Алексий. Все желали получить его благословение и слышать слово назидания. К обращавшимся к нему за советом, искавшим слова утешения, он относился с непременными приветливостью и любовью, советовал возлагать упование на Бога и от Него ожидать помощи. От Господа старцу был дан дар прозорливости.

"Воистину старец Алексий был великий святой и дивный прозорливец, — свидетельствовал епископ Ямбургский Феофан (Быстров),– он был так красив, как ангел Божий. На него порой было трудно смотреть, он весь был как бы в пламени, особенно, когда стоял на молитве в алтаре. В это время он весь преображался, его облик становился непередаваемо особым, крайне сосредоточенным и строгим. Он, действительно, был весь огненный". Но если старец чувствовал, что присутствующие в алтаре невольно наблюдают за ним, он старался скрыть свое состояние неким юродством.

В апреле 1893 года отец Алексий поселился в скиту Всех святых и здесь подвизался около семи лет до самой своей кончины. Устранившись от всего мирского в безмолвии, он прилежал усердно молитвенным подвигам и богомыслию. Особенно заметно выделялось в нем молитвенное настроение его души и горячее усердие к богослужению.

В 1898 году Господь сподобил отца Алексия съездить в Иерусалим, поклониться Гробу Господню, путешествовать по святым местам Палестины, побывать на Афоне. Благополучно возвратившись на Валаам, отец Алексий стал готовиться к исходу в вечность. В марте 1900 года он почувствовал простуду и в продолжение всего Великого поста недомогал. Готовясь отойти ко Господу, отец Алексий умножил молитвенные подвиги. К Пасхе болезнь усилилась. Ему предложили перейти из скита в монастырскую больницу, на что он согласился, но при этом велел, чтобы келейники взяли приготовленные им к погребению вещи: схиму, епитрахиль с поручами и крест, привезенный из Иерусалима. В этой схиме и с этим крестом он просил его похоронить. Братия стала возражать: "Что Вы, батюшка, зачем вы велите эти погребальные предметы брать с собою! Ведь Вы, Бог даст, поправитесь и возвратитесь обратно в скит". "Нет, чада, — ответил он, — я не возвращусь обратно сюда на жительство, а меня привезут сюда на вечный покой. Мне еще за много лет до сего отец игумен Дамаскин предсказал, что я в этом году скончаюсь".

Готовясь к исходу в вечность, еще в скиту, иеросхимонах Алексий соборовался. Испросив благословение игумена Гавриила он ежедневно приобщался Святых Христовых Таин до самой своей кончины. 19 апреля 1900 года в три часа пополудни напутствованный Святыми Тайнами, в полном сознании отец Алексий тихо и мирно предал свой дух Господу. Отпевание почившего совершил настоятель игумен Гавриил в соборном храме преподобных Сергия и Германа. После отпевания почившего проводили из монастыря в скит Всех святых, где старец заранее приготовил себе могилу. Похоронили его за алтарем скитского храма, рядом с могилой отца Клеопы.

×

Сообщение об ошибке

Текст с ошибкой:
Описание ошибки: