rus | eng
RSSВеб-камера

Чтобы воскресить омертвевшую душу, необходим, порой, многолетний духовный труд

Публикации
Чтобы воскресить омертвевшую душу, необходим, порой, многолетний духовный труд Накануне Петрова поста, который начинается 16 июня, протоиерей Евгений Попиченко – настоятель Собора Успения Пресвятой Богородицы города Екатеринбурга, руководитель и духовник Православной службы милосердия Екатеринбургской епархии, бессменный ведущий программы «Церковный календарь» на телеканале «Союз», поделился с читателями сайта valaam.ru своими рассуждениями о тонкостях Таинства исповеди.

Отец Евгений часто совершает паломничество по святым местам России и других стран мира, в частности, он уже побывал на Афоне и в Иерусалиме. Практически во всех поездках батюшку сопровождает группа паломников-единоверцев, прихожан его храма. Пребывая в святых обителях, он служит Литургии, принимает исповедь у всех желающих, причащает. Во время посещения Спасо-Преображенского Валаамского монастыря отец Евгений побеседовал с насельниками обители об очень важном и интересном вопросе, особенно актуальном в Петров пост: в чем различие исповеди на приходе от исповеди в стенах монастыря?

- Отличие, безусловно, есть. Например, на приходе исповедуются люди, которых ты за месяцы и годы успеваешь узнать, ведь многие из них живут неподалеку от храма. Бывает, что на исповедь как бы случайно попадают люди, которые по мудрому Промыслу Божиему затем перестают быть «захожанами», становясь настоящими «прихожанами». Со всеми ними можно (и нужно!) проводить духовную работу и отслеживать результаты: разъяснять те или иные духовные вопросы, рекомендовать (или, напротив, не советовать) какую-то литературу, при необходимости давать покаянный труд, накладывать епитимию, - отмечает отец Евгений. – Зато в условиях монастыря – будь то Валаам или любая другая святая обитель, сделать это сложнее. Бывает, что человек приезжает в монастырь раз в жизни или раз в несколько лет. С собой он привозит груз тяжелейших грехов, смертных грехов, грехов не исправленных, которые тяготят его душу и щемят сердце. Например, человек живет в блуде и ничего с этим делать не собирается, но вот он приезжает в святую обитель с твердой убежденностью, что здесь ему обязательно нужно исповедаться и причаститься.

Необходимо было время для воскресения души, ее реанимации, ее реабилитации

И что же делать иеромонахам, к которым такой человек приходит? Им приходится брать на себя тяжелейшую ответственность, потому что причащающий за каждого человека Богу даст ответ – кого он причащает. Господь же очень трепетно и строго относится к тому, кому Тело Христово передает.… Это великая ответственность: дать и правильный совет, и посильную епитимью, и благословение. Очевидно, что всех подряд причащать нельзя. А здесь получается, что паломник в некотором смысле настаивает на своем: «Вот я приехал, и вы будьте любезны - сделаете все, что нужно». Вот это ответственность!

Лично я не причащаю человека просто потому, что он приехал в монастырь или пришел на приход. Считаю, что человек должен потрудиться, в каком-то смысле потомиться, созреть для того, чтобы принять причастие. И в Православной Церкви всегда была книга правил святых отцов и апостолов, состоявшая из несколько сот страниц. В ней, словно в медицинском справочнике, даются советы о том, какой грех какой покаянной епитимьей необходимо врачевать. Потому что смертный грех провоцирует смерть души. Чтобы воскресить омертвевшую душу, необходим, порой, многолетний духовный труд.

Например, раньше человека за блуд могли отлучить от Церкви на 15 лет. Но это было не просто издевательством над человеком – этот период ему давался для покаянного труда. Необходимо было время для воскресения души, ее реанимации, ее реабилитации. Это опыт Духа Святого Господь через святых людей открывал.

Валаамские монахи – они, как воины, которые воюют с грехами

Кроме того, раньше за обращение к колдунам на семь лет отлучали от Причастия. А у нас сейчас каждый второй по колдунам ходит. Бывает, что даже некоторые причащаются для того, чтобы потом пойти к колдуну, который им говорит, что будет «расколдовывать» их только после того, как человек покрестится и причастится Святых Христовых Таин. Молитвы у такого человека совершенно магические, а это ведь серьезные вопросы жизни и смерти души. У меня сомнений нет. Просто на своем приходе я могу с человеком продолжить духовную работу, а тут, находясь в монастыре, я его вижу в первый и последний раз. Он сюда приехал, но вернется ли он сюда вновь – неизвестно, и это обязательно нужно учитывать…

Я вот несколько дней здесь на Валааме поисповедовал и понял, как непросто насельникам обители. Валаамские монахи – они, как воины, которые воюют с грехами. Но сюда столько людей приезжает с такими непростыми судьбами, что иногда даже не знаешь, как помочь. Порой, от их рассказов становится жутко. Понимаешь, что страждущему человеку не поможешь кратким напутствием – «иди и больше не греши».

Позвольте завершить нашу серьезную беседу небольшой жизненной историей, даже анекдотом. Итак, в больницу назначен новый доктор, которого зовут Иисус Христос. К нему очередь. Пациент на инвалидной коляске заезжает в его кабинет, потом выходит возмущенный: - “Ну, что это за доктор?! Ни о чем не спросил, ни о чем с ним не поговорили!” - “А что он вам сказал-то?” - “Встань и ходи. Ну, я встал и пошел”. 

Фотография: православный телеканал "СОЮЗ"

Александр Веригин, Екатерина Бутенина
14.06.2014
×

Сообщение об ошибке

Текст с ошибкой:
Описание ошибки: