rus | eng
RSSВеб-камера

Древнейший монастырь Новгородской земли

Публикации
Спасо-Преображенский монастырь на острове Валаам - один из самых почитаемых в России - был возрожден в 1989 году, а в следующем получил статус ставропигиального (т.е. подчиненного непосредственно Патриарху). Перед тем полстолетия на Валааме не было монашеской жизни, храмы его подвергались осквернению. Но и до XVIII века монастырь не раз был опустошен в ходе военных столкновений Великого Новгорода с его западными соседями. В результате гибли рукописные богатства обители и не сохранились даже жития ее основателей - преподобных Сергия и Германа Валаамских. Это весьма затрудняет исследование ранней истории знаменитого монастыря и определение точной даты его основания.

Ровно двести лет назад митрополит Московский Платон (Лёвшин) писал в своей Истории русской церкви: "Валаамов монастырь на озере Неве устроен еще при первом епископе Иоакиме, определенном при князе Владимире". Подробно перечислив многочисленные источники своего труда, митрополит Платон, к сожалению, не указал конкретно, откуда он почерпнул то или иное отдельное известие. Среди привлеченных им источников были летописи, в частности, его "собственный древний летописец", содержавший сведения, дополнявшие в ряде случаев материал Никоновской летописи. Не исключено, что "древний летописец", принадлежавший митрополиту Платону, может еще найтись среди его бумаг, которые сейчас рассредоточены в пяти архивохранилищах Москвы и Петербурга. Наибольший интерес представляет в данной связи Российский Архив древних актов, но там нет личного фонда митрополита Платона, а поиск принадлежавших ему материалов в составе многочисленных фондов этого архива потребует еще значительного времени. Однако другие архивные материалы позволяют убедиться в правомерности датировки, которую содержит труд митрополита Платона. Это, прежде всего, три новгородские летописи - еще не изданные, но изученные в моей монографии.

Новгородская Уваровская летопись, составление которой было связано с учреждением митрополии в Новгороде в 1588 году, использовала две не сохранившиеся доныне новгородские летописи, состав которых отличался от дошедших памятников летописания большей степенью подробности в известиях, касавшихся церковной жизни Новгорода. Преимущественный интерес составителя к таким известиям свидетельствует, что создание этого летописного свода происходило при дворе новгородских архиепископов. Поэтому нет причин подвергать сомнению надежность этого источника в известиях о событиях, относившихся к истории церкви в Новгородской епархии. В наиболее ранней из трех рукописей Новгородской Уваровской летописи читается следующий текст: "В лето 6671 [1163]. О архиепископе Иоанне. Поставиша Великому Новуграду архиепископа Иоанна перваго, а преж были епископы. Того же лета обретены быша мощи и пренесены преподобных отець наших Сергия и Германа Валаамских новгородских чюдотворцов при архиепископе новгородском Иоанне" (Библиотека Российской Академии наук. Основное собрание, № 34.4.1, лист 199-199 оборот).

Я писал, что одна из отличительных черт этой летописи - систематическое привлечение составителями агиографических источников для занесения преимущественно кратких заметок о рождении, кончине, обретении или перенесении мощей того или иного святого под соответствующим годом. Новгородская Уваровская летопись содержит отсутствующие в более ранних из дошедших летописей известия: о рождении Василия Блаженного; о кончине Антония Печерского, Меркурия Смоленского, Стефана Пермского, Григория Пельмшенского, Евфимия Суздальского, Феодора Ростовского, Саввы Звенигородского, Сергия Обнорского, Никона Маковицкого, Михаила Клопского, Саввы Вишерского, Савватия Соловецкого, Пафнутия Боровского, Зосимы Соловецкого, Ефросина Псковского, Никандра Пустынножителя, Александра Ошевенского, Кирилла Новоезерского, Александра Свирского, Корнилия Комельского, Антония Сийского, Василия Блаженного; об обретении мощей Сергия и Германа Валаамских, Леонтия и Исаии Ростовских; о перенесении мощей Сергия и Германа Валаамских, Иакова Боровицкого, новгородского епископа Никиты, Зосимы и Савватия Соловецких.

Самый подбор имен доказывает, что летописец, как этого и следовало ожидать, отдавал явное предпочтение святым, почитаемым на Новгородской земле. Источником подобного рода летописных записей могли быть, прежде всего, сами жития. Однако более вероятно использование уже готовых подборок сильно сокращенных житий русских святых - преимущественно новгородских. Такие подборки довольно часто попадаются в рукописных сборниках новгородского происхождения. Материал этого рода, всегда, вероятно, имевшийся под руками в канцелярии новгородских владык, был наиболее удобен, так как предоставлял в готовом виде нужные летописцу сведения именно о тех святых, данные о которых оказались включенными в летопись. В своей книге я приводил примеры таких рукописей. В частности, называл сборник, озаглавленный "О святых великоновградских епископех и преподобных чудтворцех" (Российская Национальная библиотека [РНБ], собрание Русского археологического общества. № 31). Среди его статей есть посвященная преподобным Сергию и Герману Валаамским (на листах 20-20 оборот): "Преподобныи Сергий и Герман иже на Валаамскомъ острове в Корельскомъ оуезде на Ладожскомъ езере. Был тамо монастырь, а в нем же пострижен Александр Свирский. Ныне пусто, от швецких немецъ разорено. Мощи их ныне неизвестны, токмо стоитъ часовня. А прежде сего въ летописце писано: обретены быша мощи ихъ в лето 6671 [1173] и пренесены на Валаамской островъ во обитель Спасову в лето 6690 [1182] при архиепископе новгородскомъ Иоанне чудотворце". Аналогичные тексты с незначительными лексическими отличиями читаются в других рукописях. Три из них назвал в свое время историограф Валаамской обители монах Иувиан (Красноперов): РНБ, собрание Михайловского, № Q.348 и № Q.351; Новое собрание рукописных книг, № Q.36. Известия о Сергии и Германе Валаамских находятся там, соответственно, на листах 14-14 оборот, 16 и 198-198 оборот. В третьей рукописи уточнено, что мощи были перенесены "от Великаго Новаграда".

В упомянутых здесь "прежних летописях" сведения, касавшиеся преподобных Сергия и Германа были, как видим, подробнее, чем в Новгородской Уваровской: в этих летописях сообщался и год возвращения мощей на Валаам. Следовательно, не она послужила источником данных, которые сохранены четырьмя упомянутыми мной рукописями: они передают текст, независимый от Новгородской Уваровской летописи. Таким образом, информация об обретении мощей при святом архиепископе Иоанне Первом присутствует в источниках, которые непосредственно генетически между собой не связаны, восходя к материалам более ранним.

Обретение мощей основателей Валаамской обители, перенесение их в Новгород и возвращение на Валаам при архиепископе Иоанне Первом вполне объяснимо исторической обстановкой того времени. С угрозой крупного военного похода, осуществленного из Швеции на 55 кораблях по Неве и Ладожскому озеру в 1164 году, давно связывалось исследователями обретение в предшествовавшем году мощей преподобных Сергия и Германа для перенесения их в Новгород. После того, как под стенами Ладожской крепости шведы потерпели поражение, историческая ситуация существенно изменилась. Новгородское войско произвело успешный поход против шведских владений в юго-западной Финляндии в 1178 г. Через четыре года мощи были возвращены на Валаам.

К Новгородской Уваровской летописи восходят более крупные, чем она, летописные своды: Новгородская Третья летопись пространной редакции и Новгородская Забелинская летопись. Это были официальные тексты, которые составлялись и редактировались при дворе новгородских владык. Все три упомянутых памятника летописания сохранились в ряде списков, причем одиннадцать таких рукописей содержат интересующее нас известие об обретении мощей преподобных Сергия и Германа в 1173 году.

Важная особенность названных сводов, которая была установлена и наглядно продемонстрирована в моей книге на конкретных примерах, проявилась особенно заметно в Новгородской Забелинской летописи. Это критическое отношение к используемым материалам и практически реализованная тенденция исправлять и оговаривать ошибки, выявленные при сопоставлении привлеченных источников. Исправлялись особенно придирчиво неточности в датах, относящихся к истории Церкви.

У составителей и у редактора этой летописи, как видно, не было причин сомневаться в точности содержания и в хронологии известий об обретении и перенесении при святом архиепископе Иоанне I мощей преподобных Сергия и Германа Валаамских. То, что было написано в этой связи составителем Новгородской Третьей летописи - основном источнике Новгородской Забелинской - и восходило к основному источнику первой, к Новгородской Уваровской летописи, подверглось в Забелинской только редактуре, не затронувшей ни существа, ни датировок этих событий. В рукописи Гос. Исторического музея [ГИМ], собрания Забелина, №261, вышедшей непосредственно из рук редактора Новгородской Забелинской летописи, находится следующий текст (лист 140, по другой пагинации - 146): "В лето 6671 [1173] поставлен бысть архиепископъ Иоаннъ Великому Новуграду. До сего Иоанна бысть епископы. < … > Того же лета обретены быша мощи и пренесены преподобных отецъ наших Сергия и Германа Валаамских, новгороцких чюдотворцов, при архиепископе Иоанне новгородском".

Новгородская Забелинская летопись была не только крупнейшим летописным сводом Новгорода за всю семивековую историю его летописания. Она создавалась как общерусский свод под патронажем патриарха Иоакима, причем начата была работа над ней, когда он являлся еще новгородским митрополитом. Авторитетность этого источника, - экземпляры которого сохранились и а архетипном оригинале, и в списках с него в важнейших собраниях древнерусских рукописей Москвы и Петербурга, - не может вызывать сомнений.

Важное место принадлежит и так называемой "Валаамской беседе", где читается следующий текст "Месяца сентября в 11 день пренесение мощей преподобных отец наших Сергия и Германа, Валаамского монастыря началников, из Великаго Новаграда в Корельской уезд, во обитель Всемилостиваго Спаса, на остров Валам, на езере Неве. И написан бысть образ их, Сергия и Германа, по благословению иже во святых отца нашего Иоанна, архиепископа Великаго Новаграда, новаго чюдотворца. И списав сие утверждение и исправление святым Божиим книгам и утверждение православныя християнския веры, на их память чести. Сице обличение на еретики и на неверныя вся, победа и одоление на царевы враги, и попрание на вся премудрости их. Беседа и видение преподобных отец наших, игуменов Сергия и Германа, Валамскаго монастыря началников, иноков, о Бозе на болшее спасение.

"Валаамская беседа" составлялась до опустошения монастыря шведами в начале XVII века, поэтому в ней могло быть использовано житие. Независимое происхождение летописного известия и предисловия "Беседы" доказывается тем, что в первом нет ряда сведений второго, а во втором отсутствует хронологическое указание, естественное для летописи.

Факт обретения мощей преподобных Сергия и Германа в 1163 году является надежной основой суждений о времени основания Валаамского монастыря, так как при удостоверении этого факта опорой служат упомянутые мною 11 рукописей, отобразивших три летописных свода, составлявшихся при кафедре новгородских владык, и 4 упомянутые мною рукописи, содержащие концентрированные сведения о святых, где сообщено не только об обретении мощей в 1163 году, но и о возвращении их на Валаам в 1182 году. Оба эти факта имеют еще и косвенное историческое подтверждение в приводившихся мной данных о военных действиях того времени, создавших угрозу для монастыря, которая миновала незадолго до возвращения мощей на Валаам. Литературным подтверждением является известная в десятках рукописей "Валаамская беседа", предисловие которой, сообщая день перенесения мощей, вполне определенно относит события ко времени архиепископства святого Иоанна Первого, т.е. к периоду 1163-1186 годов.

Следует упомянуть еще об одном слишком лапидарном летописном известии, дававшим повод для разноречивых толкований, хотя смысл его разъясняется обращением к истории.

Длившиеся более двадцати лет с небольшими перерывами весьма активные военные действия 1301-1323 годов между Швецией и Новгородом в Карелии и Приладожье знаменовались, в частности, многократными нападениями "на важнейшую водную артерию Новгорода, связывавшую его с Западом, - на Неву, Ладожское озеро и низовья Волхова". Скудость источников не позволяет восстановить все детали этих событий, но не приходится сомневаться, что они должны были неминуемо затронуть остров Валаам, приведя и тогда к опустошению монастыря. После заключения Ореховецкого мирного договора 1323 года открывалась возможность возрождения обители, так как граница, установленная договором, проходила на значительном расстоянии от северной оконечности Ладожского озера. Оно, очевидно, началось через шесть лет, о чем и упомянула кратко одна из рукописей Софийского собора: "В лето 6837 [1329] нача житии на острове на Валамском на езере Ладоскомъ старецъ Сергии" (РНБ, Софийское собрание, № 1180, лист 276). Имя Сергий достаточно распространено. Возобновителем монастыря оказался тёзка одного из двух его основателей.

Заслуживает еще упоминания плохо изданная по рукописям "Книга, глаголемая о российских святых". В одном из рукописных текстов ее находится отрывок, дававший повод для недоумений: "Преподобный Сергии и Гермон Валаамскаго острова преставися в лето 6690 [1182] сентября в 10 день пренесены мощи ихъ от Новаграда на островъ Валамъ при архиепископе Иоанне чюдотворце в Корелской уезд во обитель Спасову" (ГИМ, собрание Барсова, №1104, лист 16 оборот). Сомнительно, чтобы преподобные Сергий и Герман, бывшие последовательно игуменами Валаамской обители, преставились в одном и том же году. Еще менее вероятно, что кончина их произошла в один и тот же день. В протографе цитированного текста фиксация одновременной кончины присутствовала едва ли, но была сообщена дата возвращения мощей на Валаам. А это, как мы знаем из иных источников, произошло именно в 1182 году - правда не 10, а 11 сентября.

Сопоставление с рукописью аналогичного содержания, хранящейся в РНБ, позволяет проиллюстрировать механизм такого рода ошибки. При отсутствии сведений о дате кончины цифра года не указывалась. Например: "Святый преподобный Авраамий игумен Рождества Пресевятыя Богородицы Палеостровский на Онеге реце новгородский чудотворец преставися в лето". А вслед за такой неполной информацией о кончине иногда помещалось известие об обретении и перенесении мощей. Например: "Святый преподобный Арсений Затворник въ мужескомъ монастыре Рождества Пресвятыя Богородицы родомъ бысть порховитинъ преставися въ лето обретены мощи его святыя и пренесены къ Мироносицамъ Женамъ въ церковь в лето" (РНБ, Основное собрание рукописных книг, №Q.I.603, листы 24 и 22 оборот). Имея дату, относившуюся к перенесению мощей, переписчик мог истолковать ее как дату преставления, что не влекло за собой изменения самого текста: понимание его смысла зависит от расстановки знаков препинания, а они, как мы знаем, ставились не только иначе, чем теперь, но и довольно субъективно.

Таким образом, мнимое недоразумение снимается: преподобные Сергий и Герман преставились, конечно, не через девять лет после обретения их мощей при святом архиепископе Иоанне, а значительно раньше.

Мы знаем, что обретение мощей самого архиепископа Иоанна Первого произошло через 250 лет после его кончины. Длительные промежутки времени между преставлением и обретением мощей в истории Церкви засвидетельствованы многократно. Нет оснований считать исключением преподобных Сергия и Германа Валаамских. Они могли преставиться по меньшей мере за сто лет до обретения их мощей. А если так, то основание ими обители на Валааме произошло, очевидно, в первой половине XI века или даже раньше.

Таким образом, подтверждается истинность приведенного мной вначале хронологического указания в "Церковной истории" митрополита Платона. Первый новгородский епископ святой Иоаким Корсунянин, как известно, занимал эту кафедру с девяностых годов десятого века до своей кончины в 1030 году. По его благословению и был, вероятно, основан Спасо-Преображенский монастырь на острове Валаам.

Не стану здесь отвлекаться на критику напечатанной около десяти лет назад весьма претенциозной работы, где утверждалось, что Валаамская обитель основана в конце XIV или начале XV столетия. Несостоятельность такого мнения и некомпетентность попытки обосновать его подробно были показаны в статьях финского профессора Х. Киркинена и моей, которые можно прочесть в сборнике материалов международной конференции, проходившей на Валааме в 2003 году.

Валаамский монастырь никогда не был крепостью, каковыми являлись, например, обители Псково-Печерская или Соловецкая. Возникновение его было обусловлено не с потребностью древних новгородцев иметь военный форпост на Ладожском озере, а стремлениями первых иноков к спасению вдали от мирской суеты и мирному распространению христианской веры среди язычников. Этим условиям как нельзя лучше отвечало местоположение Валаама в малоосвоенной еще тогда части владений Великого Новгорода.

В отличие от знаменитой обители Киево-Печерской, возникший в ту же эпоху Валаамский монастырь имел весьма трудную историческую судьбу, находясь не в столичном центре, а на приграничной периферии. Роль его как северного оплота русского православия была тогда, может быть, не менее значительна. Однако сведения о ранней деятельности иноков Валаама оказались, к сожалению, утрачены вследствие неоднократных опустошений монастыря на протяжении шести или семи столетий.

1. Платон, митрополит Московский. Краткая церковная история. М., 1805. Т. 1. С. 57.

2. Там же. С. I-III.

3. Азбелев С.Н. Новгородские летописи XVII века. Новгород., 1960. Дополнительные данные - в напечатанной позже статье: Азбелев С.Н. Текстологическое исследование Новгородской Уваровской летописи // Труды Отдела древнерусской литературы Института русской литературы АН СССР. М.; Л., 1960. С. 270-287.

4. Православный церковный календарь на 1998 г. С. 11. См. также хранящуюся в архиве Валаамского монастыря работу И.М.Ольшанской "Источники по истории Спасо-Преображенкого Валаамского монастыря (ранний период)", лист 10.

5. Подробнее с указанием источников см.: Шаскольский И.П. Борьба Руси против крестоносной агрессии на берегах Балтики в XII-XIII вв. Л., 1978. С. 38-105.

6. Моисеева Г.Н. Валаамская беседа - памятник русской публицистики середины XVI века. М.; Л., 1958. С. 161.

7. Шаскольский И.П. Борьба Руси за сохранение выхода к Балтийскому морю в XIV веке. Л., 1987. С. 69. Ср. там же с. 64-84.

8. Валаамский монастырь: Духовные традиции. История. Культура / Материалы Второй международной научной конференции 29 сентября - 1 октября 2003 года. Санкт-Петербург, 2004. С. 28-80.

С.Н.Азбелев 4 января 2005 г.
30.03.2005
×

Сообщение об ошибке

Текст с ошибкой:
Описание ошибки: