rus | eng
RSSВеб-камера

Очерк о полушании старшего церковника

Публикации
Очерк о полушании старшего церковника Сегодняшний рассказ посвящен тому монастырскому послушанию, при упоминании о котором сразу возникает образ, хорошо знакомый буквально каждому прихожанину (и захожанину) любого православного храма. Кто помогает правильно поставить свечи и вовремя убрать огарки? Кто после службы остается чистить подсвечники? Кто вовремя расстилает и убирает коврик на литии и полиелее? Кто помогает набрать воду для крещения? Кто знает ответы почти на все вопросы о правилах храмового благочестия? Конечно, это наши бабушки, тихо и терпеливо хранящие русское Православие даже в самые трудные для него времена.

В нашем монастыре подобное послушание называется «церковник», и, как ни странно, заняты на нём почти всегда относительно молодые братья, в том числе и недавно пришедшие в монастырь. Церковники отвечают за всё, что происходит в храме вне алтаря: за свечи и подсвечники, за чистые и ровно горящие лампадки, за своевременное и незаметное установление аналоев и раскладку ковриков, за чистоту пола и тишину во время богослужения, за выполнение непростой операции по зажиганию паникадила (в храме во время службы электрический свет используется лишь на клиросах; свечи на большом паникадиле зажигают только во время Литургии и перед полиелеем), за подготовку крещенской купели, за украшение храма на Рождество Христово и Троицу и за многие другие незаметные, но необходимые во время богослужения вещи.

В будни «рабочий день» церковников продолжается с 4 утра до 10 вечера и разделён на четырёх братьев, один из которых – старший церковник – руководит остальными; старший церковник, в свою очередь, подчиняется ризничному. Во время богослужения церковники выполняют указания благочинного и его помощника, служащих священников и дьяконов, пономарей. Выходных на этом послушании нет; напротив, в праздники из-за продолжительных бденных служб нагрузка только увеличивается. Физически тяжёлым это послушание не назовёшь, трудности, скорее, психологические: это ответственность за нормальный ход богослужения и нагрузка от общения с многочисленными паломниками и туристами во время паломнического сезона.

Чем ближе послушание к алтарю, тем большую роль играет внутреннее состояние брата. Мы уже рассказывали о том, как внутреннее состояние отражается на деятельности повара и просфорника. У церковника – свои искушения, с которыми ему приходится постоянно бороться. Среди них – опасность начать относиться к храму и богослужению как к рутинной работе, опасность перестать молиться во время службы, отяготив ум только исполнением обязанностей по послушанию, разрушающее внутренний мир осуждение туристов, подчас совсем далеких от церковной жизни, плохо представляющих себе храмовое благочестие и даже, бывает, входящих в храм в нетрезвом виде. Возможно, именно поэтому послушание церковника несут молодые братья, которые часто исповедуются, ещё не закоснели в своих недостатках, ещё слышат и слушают старших.

Нынешнему старшему церковнику послушнику Илье 23 года, почти пять из которых он провел на Валааме. Он сдержан и немногословен, что нетрудно заметить по тому, как он рассказывает о своём послушании.

- Как и у многих, первым твоим послушанием была посудомойка, после чего тебя перевели в храм. Ты был рад, что после одиночества среди бачков стал иметь дело с подсвечниками, паломниками и практически весь день находиться в храме?

- На самом деле, я сначала послушался на благоустройстве территории Владимирского скита, потом месяцев пять мыл бачки, а с декабря две тысячи восьмого года стал церковником. Мне и на мойке нравилось, и в храме нравится. Ведь послушание церковника не настолько «людное», как это может показаться со стороны. Правда, важно, в какую смену ты послушаешься и в какое время года.

- Был ли у тебя до прихода в монастырь какой-нибудь опыт церковной жизни, знания о богослужении?

– Да, я немного знал богослужебный устав, пономарил в приходском храме. Для меня храм – привычная среда.

- Расскажи, пожалуйста, как устроено послушание, какие смены, какие основные обязанности?

-  Весь день разбит на четыре смены, причём каждый старший церковник вносит свои особенности в распределение обязанностей между сменами.

     Первая смена – с 4 до 10 утра – подготовка и сопровождение утреннего богослужения. Надо зажечь все лампадки, поставить аналой с часословом для чтеца полуночницы, протереть все иконы, помочь пономарю вынести из алтаря и расставить в храме мощевики, зажечь свечи на раке преподобных перед кратким молебном, позвонить в колокол тридцать три раза, когда начинают читать Первый час, прочитать во время службы Третий и Шестой часы, Апостола, молитвы ко причастию и после него. Если на утрене служится полиелей, то надо зажечь паникадило, установить подсвечник со свечами возле праздничной иконы, помочь пономарю раздать свечи священнослужителям.

     Вторая смена сейчас самая короткая - с 10 до 13-30 – так как занятый на ней брат после обеда еще трудится в канцелярии. Эта смена проходит, в основном, в уборке храма, чистке подсвечников и лампадок. Периодически именно в это время все церковники собираются на общее послушание, например, для того, чтобы вымыть пол.

     Третья смена – с 13-30 до 16-30. После обеда служится молебен, следовательно, надо зажечь свечи, постелить коврик, потом всё убрать. Также надо расставить на всех подсвечниках свечи для вечерней службы, подправить фитильки в лампадках.

     Четвертая смена – с 16-30 до 22-00 – приходится на вечернюю службу. Соответственно, надо зажечь расставленные свечи, помочь вынести из алтаря и расставить мощевики, протереть иконы, на повечерии в нужное время поставить, а потом убрать аналой со свечами для чтения служащим священником акафиста, после службы надо всё убрать, долить масла во все лампадки и поправить фитили, расставить свечи для утренней службы, а в 21:30 двенадцать раз позвонить в малый колокол; также в колокол необходимо звонить за пятнадцать минут до начала обеда, вечернего богослужения и ужина.

- Расскажи, пожалуйста, подробнее, как у нас ставятся свечи на подсвечники?

- В отличие от приходских храмов, у нас этот элемент богослужения выдержан в соответствии с саровским уставом: свечи во время богослужения расставляют по подсвечникам в строго определенном порядке и зажигают в строго определенное время, и только церковники. Мы стремимся к тому, чтобы люди увидели настоящий древний храм, красивое православное богослужение. Если человек хочет, чтобы его свечка загорелась у определенной иконы, ему нужно положить её в специальную коробочку у входа в храм, и мы обязательно поставим эту свечку к соответствующей иконе. Не во время богослужения свечи можно поставить к наиболее известным и почитаемым иконам: Господа, Божией Матери, святителя Николая, великомученика Пантелеимона, святой праведной Анны, за упокой – на кануне.

- Как у вас организована уборка храма зимой и летом?

- Когда нет паломников, то стараемся всё делать своими силами, мужским коллективом. Ну а во время паломнического сезона без помощи трудников нам пока не справиться: и убирать надо гораздо чаще, и у церковников много времени уходит на общение с паломниками и туристами. Да и братьев, в отличие от сестёр, на уборку «раскачать» гораздо труднее.

- Как быстро ты всему научился, и чему пришлось учиться?

– Послушание церковника технически несложное, особенно если есть опыт церковной жизни. Поэтому самое главное - привыкнуть к монастырской службе. Где-то через два месяца я уверенно ориентировался во время любой смены.

- Какая смена тебе больше всего нравится?

- Конечно, первая; каждый старший церковник всегда занимает эту смену. Она самая «элитная»: вся смена приходится на утреннее богослужение, общение с мирянами минимально, после смены остается достаточно времени исполнить своё келейное правило и организовать труд остальных церковников. Например, летом чуть ли не каждый день надо готовить воду для крещения в храме Валаамской иконы Божией Матери, поэтому мы очень надеемся на завершение реставрации храма иконы Божией Матери «Живоносный источник», где предполагается разместить полноценный баптистерий. Нам бы очень хотелось, чтобы там установили и большой бак со святой водой, ведь многие люди страдают от того, что им не позволяют набирать воду во время богослужения (сейчас бак с водой находится в нижнем храме собора). Многие уезжают, так и не набрав святой воды  (грохот банок, треск пакетов нарушает ход богослужения).

- Что для тебя на этом послушании самое трудное? Что больше всего тяготит?

– Не знаю… Даже к паломникам привыкаешь… Это одно из самых лучших послушаний. Однако у него есть огромный минус – третья смена летом; очень тяжело психологически, необъяснимо тяжело, возникает внутренний дисбаланс. Периодически заходят в храм нетрезвые люди, в общении с которыми нам помогает охрана. Вот если бы не было паломнического лета, то это было бы просто идеальное послушание.

- Что на послушании самое радостное, больше всего нравится?

- Богослужение. Если церковник не привыкнет к службе, то для него послушание будет в тягость; привыкнет в хорошем смысле, то есть – не приучит себя терпеть, поглядывая на часы, а полюбит тихое, спокойное и неторопливое монастырское богослужение. У нас занятый на любой смене имеет возможность посещать богослужение. Для послушающегося в четвертую смену мы стараемся всё приготовить заранее, расставить свечи, чтобы он имел возможность помолиться во время вечерней службы, а не бегать по храму.

- Теперь вопрос о профессиональной болезни. Для постоянно пребывающих в храме такая болезнь может проявляться в чувстве обыденности – когда ты целый день проводишь среди святынь, чувство благоговения может притупиться. Да и на службе помолиться непросто – надо за всем следить. Нет ли у тебя такой болезни? Как ты проживаешь службу?

- Бывает, конечно, непросто постоянно удерживать себя в благоговейном состоянии, но, благо, мы можем бывать на службах и вне послушаний. Признаки такой болезни периодически возникают, но и систематически лечатся.

- Доводилось наблюдать, как церковник подменяет не пришедшего вовремя чтеца или после обеда бегает между трапезной и храмом в поисках священника, который будет служить молебен. Не обидно ли, что иногда приходится «прикрывать» кого-то, не возникало желания пойти к благочинному и пожаловаться?

- В начале моего послушания, когда я был трудником, так и было; я читал все: кафизмы, канон, часы. Но тогда хотелось всему научиться, и было совсем не в тягость лишний раз почитать. Сейчас подобные подмены случаются крайне редко.

- Примерно год назад ты стал старшим церковником. Каким образом тебе удается управлять твоими тремя подчиненными? Как ты учишь их, как добиваешься того, чтобы они тебя слушались?

- Все три церковника – самые замечательные и добросовестные; все кафтанники, то есть хотят вступить в братию. Я просто заранее, накануне, говорю им, что надо сделать, и они никогда меня не подводят. Я стараюсь не быть деспотом, найти общий язык, выслушать, понять и принять, но не конфликтовать. Бывает, конечно, обижаются, когда я настаиваю на своём решении, но в целом у нас очень сплоченный коллектив.

- А если тебя «понизят в должности», сделают опять рядовым церковником и при этом не в наказание – не обидно будет?

- Сложно сказать; скорее, будет в некоторой степени неприятно от того, что неизбежно изменится «политика» церковников во время богослужения, а мне важно, какое у нас богослужение. Можно организовать так, что церковник всю службу будет бегать и ставить свечки.

- А если тебя завтра опять поставят мыть бачки – расстроишься?

- Сейчас на посудомойке гораздо удобнее, чем четыре года назад. Я на бачках не заунываю; это очень хорошее послушание, без болтовни, с индивидуальным ритмом и возможностью посещать все богослужения.

- Есть ли у тебя послушание-мечта?

- Не знаю… На скиты мне пока рано. Церковник может быть знатоком литургики, если захочет. На этом послушании меня все устраивает.

- И ты готов пробыть церковником до конца своих дней, даже когда станешь монахом?

- Ну, нет, мне бы не хотелось сейчас такой определенности.

Валаамский монастырь
26.01.2013
×

Сообщение об ошибке

Текст с ошибкой:
Описание ошибки: