rus | eng
RSSВеб-камера

Слово на Собор Пророка, Предтечи и Крестителя Господня Иоанна

Публикации
На второй день Богоявления, Крещения Господня, как вы знаете, празднуется Собор Иоанна Крестителя, то есть главного участника сего события. И хотелось бы любящим сердцем созерцать этот Образ Иоанна Крестителя и духом узреть состоявшуюся встречу друга Жениха с Женихом. Эта встреча состоялась как раз у реки Иордан в час Крещения Господня. Это то, ради чего Иоанн Креститель жил; то, ради чего он родился. Се, Аз посылаю Ангела Моего пред лицем Твоим, иже уготовит путь Твой пред Тобою (Мал.3:1; Мк.1:2). Он является величайшим, последним пророком Ветхого Завета. Им заканчивается, завершается то многовековое и болезненное чаяние всех пророков, которые молились и плакали: Ей, гряди, Господи Иисусе, и спаси мир, спаси нас (ср.Откр.22:20). Но про Иоанна Крестителя можно сказать, что он жил исключительно, единственно для Христа и ради Христа. Можно сказать, что у него не было своей жизни. Он является гласом Слова Божия, он является светильником Света Божия, он является другом Жениха.

И конечно, дух наш уносится далеко и хотел бы приникнуть в эту тайну дружбы Христовой. Вот как о себе говорит Иоанн Креститель: Имеющий невесту есть Жених, а друг Жениха, стоящий и внимающий Ему, радостию радуется, слыша голос Жениха. Сия то радость моя исполнилась. И Ему должно расти, а мне умаляться (Ин.3:29–30). Вот какие чудесные слова. В них заключена вся суть истинной дружбы и любви. Иоанн Креститель познал Духом Святым, что «кто больше любит, тот и больше смиряется»[1]. И весь его путь с момента рождения до его мученической кончины — это путь жертвенной, смиренной любви; это служение, смиренное и жертвенное. И свою любовь ко Христу, ко Другу Таинственному, Божественному, он запечатлел своей кровью. И на нем исполнились слова, что больше сея любве никтоже имать, да кто душу свою положит за други своя (Ин.15:13). Он положил душу свою не только в момент усекновения, но, говорю, с момента рождения. Вся его жизнь, можно сказать, была мученической. Он лишил себя всякого человеческого душевного утешения. И он жил все эти годы в пустыне, готовил себя к великому своему служению; к этой дивной встрече со Другом, Женихом.

Видите, как он прекрасно описывает образ друга, образ истинного послушника: Друг Жениха, стоящий и внимающий Ему, радостию радуется, слыша голос Жениха. Сия то радость моя исполнилась (Ин.3:29). Свою единственную, исключительную радость он имел во Христе. И вот поза друга, послушника: он стоит и со вниманием слушает глас Жениха. И думается нам, что эта таинственная дружба, связь духовная между Христом и Крестителем Иоанном, между другом Жениха и Женихом — Христом, выявляет лучше всего и глубже всего или прообразует истинную связь, которая должна существовать при подлинном духовном послушании между Старцем и послушником. Про Иоанна мы говорили, что у него не было своей жизни. Он весь был во Христе. Жил во Христе и ради Христа. И таким же образом, у истинного послушника нет, не может быть, не должно быть своей жизни, своих желаний, своей воли. Он умеет молчать и внимать гласу друга, наставника, Отца. И, как преподобный Силуан говорит, что у истинного послушника «в сердце и на уме Бог и слово Старца»[2]. Слово и образ Старца, и больше ничего. Поэтому истинный послушник не имеет никаких браней. И если приходят брани, то он умеет отражать их своей любовью — жертвенной любовью ко Христу и к Старцу своему. Нет большего оружия.

Поэтому на Афоне, где все-таки хранится эта величайшая культура послушания, знают все силу следующей молитвы: «Молитвами Святаго Старца моего, Господи, Иисусе Христе Боже наш, помилуй мя». Вы помните случай из патерика, когда послушника послал Старец в город, и ему пришлось по дороге переночевать в доме, где была девица. И он чуть не впал в грех с ней. Но когда он понял, что грозит ему, он сразу призвал молитвы своего Старца: «Господи, Иисусе Христе, Сыне Божий, молитвами Святаго Старца моего, спаси мя». И моментально он очутился у Старца в келье, то есть он моментально был спасен от искушения и падения[3]. Такова сила Послушания. И вот образ такого истинного, глубокого духовного послушания дает нам Иоанн Креститель. И повторяю, что кто истинно любит, тот готов и жаждет смиряться ради любви, жаждет смиряться перед любимым и жаждет жертвовать собой ради любимого: больше сея любве никтоже имать, да кто душу свою положит за други своя (Ин.15:13).

И если мы действительно соединены союзом любви Христовой, то мы с радостью будем жертвенно служить друг другу; будем с радостью смиряться друг перед другом, и, в конце концов, будем с радостью полагать душу свою — и в малом, и в великом — за братию; с готовностью будем жертвовать собой. И тогда на нас тоже сойдет благодать Святого Духа; и тогда отверзутся и наши очи, и мы увидим тоже Славу Божию, и откроется нам тайна Святой Троицы, как Отец и Сын и Божественный Дух соединены в такой ипостастной, личностной, жертвенной любви. Поэтому Сын с радостью, с готовностью истинного послушника идет на голгофскую жертву. И Крещение — это как раз начало голгофского пути Господа. Он начинает Свое общественное служение; Он, будучи Христом Божиим от века, сегодня, после Крещения приемлет видимым образом Духа Святаго. Дух Святой на Него нисходит Ипостасно, и Он принимает видимым образом помазание Божие на Свое Крестное голгофское жертвенное служение Спасения мира.

Так что вот, дорогие мои, будем иметь всегда перед собой этот величайший, благороднейший, чудный образ Иоанна Крестителя, друга Жениха. И будем помнить, что он ничего своего не хотел иметь, он хотел жить только во Христе и ради Христа. И в этом была вся его радость. И дай Бог, чтобы мы также находили свою единственную радость, в конце концов, во Христе. И чтобы мы были действительно готовы запечатлеть свою любовь, свою дружбу со Христом, своею кровью — кровью своего сердца, потому что, как сказано преподобным: «Молиться за людей — это кровь проливать»[4].

[1]     Мысль в духе Старца Силуана: «Кто больше любит, тот больше и страдает» (ч. 2, гл. VI, О воле Божией и о свободе), «Братья возлюбленные, смирим себя, чтобы быть достойными любви Божией» (ч. 2, гл. IX, О Любви).

[2]     См.: Преподобный Силуан Афонский. Часть 2, глава XV. О Послушании.

[3]     Ср.: Скиткий Патерик. Проси Бога, ищи, толцы у дверей милосердия Его. (В оригинале: «… — и тотчас очутился на пути в Скит»).

[4]     См.: Преподобный Силуан Афонский. Часть 1, глава II. Монашеские подвиги.

схиигумен Серафим (Покровский)
20.01.2014
×

Сообщение об ошибке

Текст с ошибкой:
Описание ошибки: