rus | eng
RSSВеб-камера

На Новый год: слово первое

Публикации
Сегодня, дорогие братья, Новый год, переворачивается старая страница и начинается новая. Но что это значит для нас? Есть ли вообще Новый год для нас, христиан? Ведь Екклезиаст в Ветхом Завете сетовал, что нет ничего нового под солнцем (см.Еккл.1:9). И, конечно, лишь во Христе и через Христа обновляется время, ибо Он, как мы поем, «всея твари Содетелю, времена и лета во Своей власти положивый, благослови венец лета благости Твоея, Господи»[1]. Пришествие Христово во плоти, которое готовимся праздновать, — Рождество Христово — оно обновило время, как сказано: послеши Духа Твоего… и обновиши лице земли (Пс.103:30). И мы в этот день, как принято, поздравляем друг друга с Новым годом, с новой жизнью, с новым счастьем. Но уместны ли эти благопожелания и поздравления? Да, конечно, потому что во Христе мы получили возможность действительно обновляться на всяк день. Как говорит пророк Иеремия в своем Плаче, милости Господни обновляются на всяк день[2]; и сказано в Апокалипсисе, что будет новое небо и новая земля (см.Откр.21:1); и Господь говорит: се, Аз творю вся нова (ср.Откр.21:5). Мы должны всеми творческими силами молитвенно стремиться к этому обновлению всего нашего естества во Христе, и тогда этот год будет действительно новым, и, как сказано, обновится яко орля юность наша (ср.Пс.102:5).

 Конечно, если мы смотрим на мир простыми глазами, то можно ужаснуться и впасть в уныние, малодушие и даже в отчаяние, потому что на самом деле ничего не меняется, наоборот — все хуже и хуже. Мы все знаем, как празднует мир это Новолетие, что это просто повод напиваться, безумно веселиться, праздновать свою гибель, а не свое возрождение и обновление. Если мы не будем всеми силами бороться с грехом, живущим в нас, то, конечно, не может быть никакого обновления; поэтому первый призыв Христа после Богоявления, когда Он вышел на проповедь: Покайтесь, ибо приблизилось Царство Небесное (Мф.3:2; 4:17). Мы как христиане живем как бы в двух измерениях: и во времени, в мире, но и вне мира, не от мира сего, в вечности, эти два плана бытия для нас постоянно переплетаются. В службах на Рождество и Богоявление мы поем: «Сегодня рождается Христос», «сегодня крещается Христос» — значит, эти празднуемые события жизни Христа, жизни Божией Матери, жизни угодников Божиих относятся, конечно, к вечности, и они всегда актуальны. Поэтому когда мы молимся Богу, Божией Матери, святым, то мы входим в сферу вечности; уже отсюда, еще будучи во плоти, мы приобщаемся к вечности, и изрядно в таинстве Божественной Литургии. Литургия — это таинство Царствия Святой Троицы, Царствия святых, так она и открывается: «Благословенно Царство Отца и Сына и Святаго Духа» — этим возгласом мы уже вступаем в другую сферу бытия. Но как трудно плотскому человеку, вещественному, ветхому человеку удерживаться на этой высоте — на той высоте, к которой постоянно призывает нас Церковь. Сейчас мы как раз слышали дивные предпраздничные песнопения Рождества Христова: «Празднуем, людие, светлое Рождество Христово, вознесемся мыслию и узрим Деву, идущую родити в вертепе»[3]; этот же призыв постоянно звучит в храме: «Горé имеем ум и сердца»[4]; есть, помните, такая молитва дивная: «Возвыси мой ум к Тебе, долу поникший, и возведи от пропасти погибели»[5], то есть вся наша жизнь во времени — это динамика вверх, ввысь, к небу, к высоте. И вся наша жизнь во Христе, как говорил Иоанн Кронштадтский, дивный батюшка, — это чаяние грядущего Христа, грядущего Царства: «Чаю воскресения мертвых и жизни будущаго века»[6] — чаем нового неба и новой земли, где кроткий будет царствовать по обещанию Господню. И это чаяние — это не просто пассивное, бездейственное ожидание, нет, апостол говорит, что надо искупить время[7], то есть сделать время плодотворным, плодоносным и каждый день воплотить в вечность во времени. Вот наша задача как христиан, и это нелегко, потому что это означает какой-то разрыв нашего внутреннего человека. Как сочетать эти два плана: время и вечность? Мы отчасти и ушли из мира, некоторые из нас, как раз для того, чтобы легче было это сделать, чтобы свести бремя бытовых и земных забот до минимума и освободить ум и сердце для молитвы, для богомыслия, для богослужения. Так что, дай Бог, чтобы молитвами Богородицы — а в молитве к Ней говорится, что в Ней обновляется время, обновляется всякая тварь, — и дивных святых угодников Божиих (сегодня празднуем память священномученика Игнатия Богоносца и дивного Иоанна Кронштадтского) наступающий год был действительно новым. И это, опять я повторяю, от нас зависит, сделать ли его новым, исполненным нового вдохновения, новой силы, новой жизни, или продолжать жить по старому человеку. Нам на самом деле все дано в Церкви для обновления жизни: нам дано Святое Крещение, Миропомазание — дар Святаго Духа, нам дан дар Покаяния — Исповедь, и больше всего, конечно, нам дано Святое Таинство Причастия Тела и Крови Христа Бога, поэтому все от нас зависит. Как сказано: приступите к Нему и просветитеся, и лица ваша не постыдятся (Пс.33:6). Господь постоянно зовет нас: Приидите ко Мне вси труждающиися и обременении, и Аз упокою вы. Возмите иго Мое на себе и научитеся от Мене, яко кроток есмь и смирен сердцем; и обрящете покой душам вашим (Мф.11:28–29). Все люди, особенно в наше время, истерзаны, отчаявшиеся, даже христиане, в которых должна бы гореть пламенная любовь, пламенное, огненное вдохновение, чаяние Христа, пламенное творческое вдохновение созидать новое время, новую землю. Как мы далеко стоим от такого вдохновения! И поэтому нас постоянно одолевают уныние, скука, тоска, и эти уныние, тоска и скука рождают в свою очередь всякие неподобные дела греховные, страстные, потому что душа, конечно, не может оставаться пустой, она где-то всегда будет искать себе утешение.

Всегда в этот день, когда все поздравляют друг друга с Новым годом, с новым счастьем, вспоминаются мне слова великой поэтессы русской Анны Ахматовой. Она в 1938 году, в самом разгаре сталинских репрессий, от которых она сама страшно пострадала, написала: «С Новым годом, с новым горем!.. Кто там так научился стучать? Вот и идти мне обратно к воротам новое горе встречать». И для христианина это действительно так: с новым годом, с новым горем... Но мы должны понять, что именно через горе, правильно переживаемое и воспринимаемое как крест Христов, к нам приходит истинная радость непреложная. Мы видим, как пытаются найти радость сейчас: в алкоголе, наркотиках, в сладострастии и так далее, а в этом нет и не может быть радости и сладости истинной. А горечь слез рождает сладость истинную и непреложную, и ее надо возлюбить.

[1]     См.: Молебное пение на Новый год.

[2]     Ср.: Плач.3, 22–23: «По милости Господа мы не исчезли, ибо милосердие Его не истощилось. Оно обновляется каждое утро; велика верность Твоя!».

[3]     Ср.: Стихира предпразднства Рождества Христова: «Предпразднуем, людие, Христово Рождество и, вознесше ум к Вифлеему, вознесемся мыслию и усмотрим Деву душевными очами, идущую родити в вертепе всех Господа и Бога нашего».

[4]     См.: Последование Литургии апостола Иакова, брата Господня.

[5]     См.: Молитва после канона покаянного ко Господу нашему Иисусу Христу.

[6]     См.: Символ веры.

[7]     См.: Еф.5,16; Кол.4,5.

схиигумен Серафим (Покровский)
01.01.2014
×

Сообщение об ошибке

Текст с ошибкой:
Описание ошибки: