rus | eng
RSSВеб-камера

Святой равноапостольный Николай Японский: «Смерти нет – только жизнь, здесь ли, там ли, ибо живем мы все во Христе»

Публикации
Святой равноапостольный Николай Японский: «Смерти нет – только жизнь, здесь ли, там ли, ибо живем мы все во Христе» Все в руках Божиих, для Господа возможно все – как часто мы забываем об этом. Сегодня, в день празднования святого равноапостольного Николая Японского, из далекой Японии на остров Валаам пришла посылка, а в ней журнал, который вышел в Токио, с рассказом о России и о Валаамском монастыре. Невероятное совпадение: в день празднования единственного в Японии православного святого, в русский монастырь пришла весточка от святителя Николая Японского: «Я здесь не служитель России, а служитель Христа, – пишет он в своих дневниках. – Наше дело – при Свете Христове представлять людям настоящую цену всего видимого и материального и бесконечное преимущество пред всем этим духовного, нематериального».
***

Летом прошлого года Валаамский монастырь посетили представители японского журнала о путешествиях «Transit magazine». Редакционной коллегией журнала было решено посвятить России целый номер. Россия для рядового японца является неизвестной страной. Зачастую японцы относятся к русским с симпатией, любят русскую культуру, отмечают, что им очень близка русская музыка, но понять Россию им все-таки достаточно сложно. Известно, что японцы – это та нация, которая любит путешествовать. Примечателен тот факт, что заграницей они любят найти что-то связанное с Японией, чтобы потом с радостью обнаружить, что здесь «похоже, конечно, почти как у нас в Японии, но у нас…

Одной из важнейших составляющих жизни русского человека является православие – тот самый краеугольный камень, на котором зиждется вся Россия и ее история. Именно поэтому первый фоторепортаж гости из страны Восходящего Солнца решили посвятить Валаамскому монастырю и его насельникам. Ведь Япония, как и Валаам, тоже остров, тоже архипелаг.

Православных в Японии на сегодняшний день порядка 46 тысяч человек, регулярно посещающих храм около трети. Сами себя православные японцы называют ложкой соли в горшке риса. И во всей Японии с большим уважением относятся к святому равноапостольному Николаю Японскому, основателю Японской Православной Церкви.
На пике своего апостольского служения архиепископ Николай был одним из самых известных людей в Японии после Императора. Посетивший Японию вскоре после войны священномученик протоиерей Иоанн (Восторгов) рассказывал: «Не было человека в Японии, после Императора, который пользовался бы в стране такой известностью. В столице Японии не нужно было спрашивать, где Русская Православная Миссия, довольно было сказать слово «Николай», и буквально каждый рикша сразу знал, куда нужно доставить гостя Миссии».

После праведной кончины святителя, японский Император Мэйдзи дал разрешение на погребение основателя Японской Православной Церкви в пределах города, и от его имени был возложен на могилу венок из живых цветов, на котором было написано: «Высочайший дар». Такой чести иностранцы удостаивались лишь в исключительных случаях, это был знак признания выдающихся заслуг усопшего перед страной.

«Не знают еще японцы Истинного Бога, но «естеством законное творят, – писал в 1901 году святитель Николай в своих дневниках. – Три доселешние няньки японского народа, каждая воспитала в нем нечто доброе: синто – честность, буддизм – взаимную любовь, конфуцианство – взаимное уважение. Этим и стоит Япония. Но пора уже Японии узнать своего Отца Небесного».

Японцы очень почитают своих предков. Это во многом стало определяющим фактором того, что православные приходы в Японии состоят из православных династий. «Со стороны» в православие приходят очень редко, и если кто-то из семьи крестился, то, как правило, вся семья становится православной, и все последующие поколения хранят веру предков. Те православные, которые сейчас ходят в православные храмы в Японии, – это потомки тех, кого лично крестил святитель Николай или его первые ученики.

Главным делом святителя в течение тридцати лет был перевод на японский язык Священного Писания и богослужебных книг. «В таком случае и молитвы, и пение будут японские…Господь Бог не положил различие в языке для молитвы», – говорил святитель своей пастве. При переводе молитвы «Господи, помилуй» возник вопрос, как следует переводить слово «помилуй» которое в Японии зачастую воспринимается как помилование преступника. Архиепископ Николай пишет: «Мы возьмем слово «аварема». Так мать «милует» ребенка, «жалеет» в исконном древнерусском смысле». 
Особого почитания в православной Японии удостаивались и другие русские святые: преподобный Серафим Саровский, святые царственные мученики страстотерпцы, а непосредственно в светском японском обществе больше всех почитаем святитель Николай чудотворец, ведь многие считают его прямым учителем святителя Николая Японского.
***

Фотокорреспонденты «Transit magazine» немного знали о Валаамском монастыре, но такого величия Православия, такой литургической красоты, такого размаха Северного Афона они не ожидали.
За короткую двухдневную командировку гости из Японии успели отснять только два храма и несколько Валаамских святынь. «Я очень сожалею, что наш приезд в Валаамский монастырь был таким коротким, – поделился руководитель группы Такеши Миямото. – Все мы очарованы и красотой природы, и величием православных храмов, и иконами, которые разительно отличаются от японских образов, и удивительным валаамским пением. Чтобы передать все это великолепие нам не хватило фотопленки – весь привезенный запас был израсходован в первый же день».

Во время молебна перед Валаамской иконой Божией Матери участница съемочной группы Кана Шимизу не смогла сдержать слез: «Я никогда не видела такого большого количества православных людей в храме – людей, в глазах которых читалась молитва». В отличие от русских, которые больше живут чувством, сердцем, японские православные сначала пропускают Евангельские события через разум.
Находясь под неизгладимым впечатлением от посещения Валаамской обители, фотокорреспонденты «Transit magazine» сошлись во мнении, что Валаам – это как раз тот случай, когда невозможно сказать, что «у нас, в Японии, лучше».

О наследии святителя Николая пишет японский историк Наганава Мицуо: «Он оставил потомкам собор, 8 храмов, 175 молитвенных домов, 276 приходов, вырастил одного епископа, 34 священника, 8 диаконов, 115 проповедников. Общее число православных верующих достигло 34110 человек, не считая 8170 человек, усопших ранее... А из лично ему принадлежавшего осталось только несколько предметов изношенной одежды».
Умер он от сердечной астмы. Предсмертные слова, которыми он утешал свою плачущую келейницу, до того трогательны, что нельзя читать без слез: «Смерти нет – только жизнь, здесь ли, там ли, ибо живем мы все во Христе».

16.02.2015
×

Сообщение об ошибке

Текст с ошибкой:
Описание ошибки: