rus | eng
RSSВеб-камера

Хранимые милостью Божией

Публикации
31 декабря. Через 3 часа - Новый год. Насельник Валаамского монастыря, представитель Военно-Синодального отпела РПЦ иеромонах Парфений дает интервью нашей газете буквально "с колес" - он только что прибыл из Чечни. Побывал в самых горячих точках, под пулями и под обстрелами. Он служил молебны и причащал, он утешал и вдохновлял, он впдел боль и смерть. Он видел величие Духа и Веры.

Перед всем отрядом спецназа командир 45-го полка посвятил отца Парфения в десантники: собственноручно надел ему предмет гордости любого десантника - голубой берет, тельняшку, подарил свитер разведчика. За помощь, за молитвы, за готовность и бесстрашие.

- Отец Парфений, что больше всего запомнилось, что из увиденного оставило самые сильные впечатления?

- Нам пришлось ехать колонным маршем почти всю Чечню: Грозный, Шали, Аргунское ущелье, Введенское ущелье. Проехали через все самые опасные участки. И так получилось, что не было ни сопровождения, ни вертолетного прикрытия. Но, наверное, прикрытие все же было, но совершенно другое, небесное. Оно нам помогло. Это запомнилось.

Когда мы приехали, разместились, - у ребят шел концерт. Представление давала заслуженная артистка Татьяна Андреева, которая там часто выступает. Собрались все, кто был свободен.

После концерта я с тремя певчими нашего Валаамского хора пошел по палаткам. Очень трепетный момент - ребята все ждали, не ложились спать. Мы отслужили молебен. Я заметил, что крестились и молились все, и офицеры, и солдатики. Потом мы сели кружком, спели несколько церковных песен, вместе пели русские народные песни, патриотические песни старой царской армии. К моему великому удивлению, многие знают слова этих песен. Это тоже оставило впечатление

Но самое чудесное нас ждало утром. При части есть небольшая часовенка в честь великомученика Победоносца Георгия. Она, к сожалению, не отапливается; и там очень холодно. В 7 часов утра я отслужил молебен, причастил, отслужил панихиду по убиенным, а когда выходил - приложился к иконе. Простая бумажная икона Георгия Победоносца, которая стояла на центральном аналое. И я увидел такую капельку, которая как бы из груди стекает вниз. И были подтеки от нескольких капелек. Воды, конденсата никакого не может быть - холодно. Даже святая вода, которую мы привезли, замерзла. Говорю певчим по-моему, братцы мои, икона мироточит. Спрашиваем у офицеров, а они отвечают "Капельки на иконе у нас часто бывают. Отряд на задание идет, заходит помолиться - икона мироточит".

Это же чудо! Они его понимают, осознают, это такой хороший знак, к которому они вроде бы привычно относятся, но это для них очень сокровенно.

Буквально рядом другое подразделение. Там и чистоты, и порядка, и дисциплины поменьше, люди более озлобленные, более живущие ненавистью - совершенно другое духовное состояние. А здесь - будто купол благодати, оберегающей подразделение.

Вот это маленькое чудо, может быть, для них уже совершенно нормальное - для меня оно очень многое значит и о многом говорит.

И еще очень важно. Ребята - есть ребята, они могут подтрунивать друг над другом, где-то и поругаться - это нормально и понятно. Но здесь очень сильны взаимопонимание, поддержка, благодарность друг другу, чувство локтя, закваска дружбы. На меня очень сильное впечатление произвели глаза и лица этих ребят - просветленные, одухотворенные.

И еще одно запомнилось. Каждый вечер мы ходили по палаткам, служили молебны, пели, разговаривали. И в этих маленьких ночных беседах не раз задавали мне такой вопрос. Вот смотрите, говорят, отец Парфений, приезжают к нам гости из разных республик - из Татарстана, из Башкирии. Вот у них есть свой флаг, герб, гимн, своя столица, они этим гордятся. А какой флаг у русских? Какой гимн, какая столица? У Российской Федерации есть, но это все общее. А у русских-то где?

Я ничего не мог ответить, к сожалению. Но то, что такие мысли у них существуют, очень отрадно и важно. Потому, что у них проявляется момент русского сознания, русского понимания своего народа, своей истории, своей культуры.

- Скажите, пожалуйста, отец Парфений, неужели только война может помочь нам, русским, вспомнить о наших символах, о нашей истории, о нашей дружбе и взаимопомощи друг другу. Неужели только война нам нужна, чтобы ощутить чувство того, что мы русские?

- Пока гром не грянет - русский мужик не перекрестится. А потом, слишком долго из нас вытравливали это чувство, слишком долго доказывали, что быть русским - это плохо. Плохо-то быть не русским, а советским. Русский дух хотели заменить на советский. Русские духовные корни, на чем и держится русский человек - на вере, на любви к Отечеству - все перековеркали, веру выкинули, один дух заменили на другой - вот и получился не русский человек, а советский.

Хочу в это верить и верю через вот этот маленький пятачок в Чечне пойдет возрождение России. Это маленькое зернышко даст ростки, этот маленький снежный ком будет нарастать, и вся вот эта дурь политическая, псевдочеловеческие "либеральные ценности", они все будут этим комом раздавлены. Эта поездка меня еще раз в этой убежденности укрепила

- Скажите, пожалуйста, в скором времени ребята, дай Бог, вернутся домой. Что должны сделать мы, простые русские люди, что должно сделать духовенство и что должны сделать наше государство, наше правительство, как мы должны их встретить?

- Если мы, каждый на своем месте, им будем помогать, и будем благодарить их своим трудом, - это и будет им самая важная и главная помощь. А духовенству... Один старший лейтенант, Андрей, мне сказал "Кто на войне, кто в окопах побывал, неверующих среди них нет". Я думаю, что главное - духовенству и всем православным людям веру в них не убить. Они, которые ходили под пулями, которые видели столько раз чудеса милости Божией, я хочу, чтобы они веру сохранили, передали своим детям, внукам, близким. Чтобы они ее хранили, укрепляли и не предавали, как зачастую их предают.

Г-та "5+ Родителям" №2 январь 2003 г. Беседовал Юрий Сидоров
10.01.2003
×

Сообщение об ошибке

Текст с ошибкой:
Описание ошибки: