rus | eng
RSSВеб-камера

Держи ум твой во аде и не отчаивайся

Публикации
Держи ум твой во аде и не отчаивайся "Держи ум твой во аде и не отчаивайся" – думаю это слово является не только словом – путеводителем для о Силуана (Афонского), нашего великого и преподобного отца, но и один раз я слышал, что это и есть закон духовной жизни и вижу что это отражается на всей жизни человека.

Спросили меня, что значит – держи ум свой во аде. На эту тему старец (Софроний Сахаров) сказал нам: "не смейте стараться подражать старцу Силуану, и не пытайтесь воображать ад и держать себя там, потому что это воображение во-первых, а во-вторых мы не на его уровне". У меня возник ответ, что более важно для нас понять – что значит не отчаиваться. Не отчаивайся – никак не есть запрещение. Вы может помните момент когда Силуан в отчаянии сказал: "видишь Господи, хочу молится с чистым умом, но бесы меня не оставляют". После пятнадцати лет чрезвычайных подвигов он в первый раз получил ответ: "гордые всегда так мучаются от дьяволов". Силуан сказал: "Господи! Ты милостив, душа моя познала Тебя, скажи мне как смириться", и получил тот ответ: "держи ум твой во аде и не отчаивайся".

Как я понимаю слова Господа "ты сказал, что Я милостив, тогда Я скажу тебе, ну вот – не воображай себе, что ты что-то другое, чем то что ты видишь – ты не можешь 15 лет избежать дьяволов, ты в глубине ада и никогда не сможешь выйти оттуда, никогда. Но держи себя в этом понятии, понимай что это твое реальное состояние, что значит грехопадение, что значит что – праотец твой пропал во грехе; что все человечество такое – мучается от ада и исхода оттуда нет никакого, во веки веков. Но ты сказал, что Я милостив, и Я скажу тебе – если у тебя есть такая мысль, и тогда нет никакой нужды отчаиваться. Ты сказал, что Я милостив, ты знаешь, что Я и Вседержитель, ну тогда и не отчаивайся, только виждь ясно твое состояние, исповедай в себе, и когда возможно и перед другими братьями и перед Богом". Ты такой, и все-таки не надо отчаиваться ни о чем, потому что ты знаешь, что твой Бог Вседержитель и ты знаешь, как Он тебя любит.

И старец Силуан понял, как жить это слово от Бога, и стал делать как Господь его научил. И это стало его любимой песней: "когда умру – сойду во ад и здесь будет моя душа во веки одна". Как сказал старец: "никого другого не осуждал я во аде, но только себя – один я буду и вечно буду плакать: где ты Господь Бог мой, где ты Жизнь моя, где ты Свет мой?". Свидетельствует отец Силуан – что стал делать так (значит только начал делать), и сразу ум очистился, и Дух Святой свидетельствовал в его сердце, что он спасен.

Что значит спасен? ну как мы поем: "..со святыми упокой", значит он со святыми. Что значит быть со святыми – значит быть святым, как они. Значит, возвращая мысль на слово "Держи ум свой во аде…", не то значит, чтобы вообразить себе что-то, но чтобы понять наше настоящее состояние. Никогда не нужно сомневаться в любви Божией. Я говорю не нужно сомневаться, потому что сегодня мы так далеко от Бога, что если мы услышим это как заповедь – мы испугаемся и подумаем, что еще что-то надо держать, я не смогу. Но я говорю, что не в этом смысл заповеди – это откровение, что нет никакой нужды отчаиваться; но знать что так есть, быть реалистом. Не воображать, не думать, что ты можешь себя спасать. Я, Господь Бог твой, буду что-то делать; Я не говорю тебе, что Я буду делать – ты не сможешь понять; но сделай, как Я скажу – не отчаивайся. Виждь что ты есть и не отчаивайся, и узришь.

Смотрите, что слово "держи ум свой во аде" есть повеление – не отчаиваться; и неизвестно человеку – что будет? Почему не отчаиваться? Но если есть достаточная любовь в человеке, достаточное понятие, что Бог по любви просто не может потерять человека, не может повредить никак человеку; то человек отдает себя в руки Божии.

Помните как Господь сказал на кресте: "Боже Мой, Боже Мой! Зачем меня оставил…", сразу после этого сказал: "в руки Твои отдаю Мою душу". Значит, как будто оставили Его, и не только как будто, действительно было, что оставил Его Господь; но не потерял доверия: "Отче в Твоих руках оставляю Мою душу". Значит, если у нас есть доверие к Богу – сейчас, когда мы не знаем ни что делать ни что будет, но Бог знает и мы доверяем Богу. Господи! Дай нам доверие, потому что у нас его нет.

И смотрите, для меня реальность, видеть себя, как я есть, что я – сын ада, и выхода нет никакого! Но ад – вечный для меня, но Бог – предвечный; и Бог может то, что мы не можем вообразить. Вот – дай нам, Господи, послушание в любви.

Думаю, был другой момент на кресте Господнем – благоразумный разбойник. В его покаянии ему открылось, что тот Человек – Царь. Не знаю, что он понял тогда, что он как разбойник знал об этом неповинном Человеке, думаю, что может быть из-за смирения и исповеди его, что он разбойник – грешный, но тот, другой Человек – неповинный. Открыла ему благодать, что Тот – Мессия, Сын Божий. И тогда кричал он: "помяни мя Господи, егда приидиши во царствие Твоем …". Не зная когда будет, может быть долго, но когда это будет, помяни и меня Господи и не забудь меня грешного. И был ответ: "Аминь глаголю тебе, сегодня ты будешь со Мною в раю". Иоанн Златоуст говорил, "вор своровал и рай", и пошел туда до того как пошла туда Богородица – Она вошла в рай после разбойника.

Вот какая невероятная и милость и любовь Господня – как разбойник сегодня встретился с Господом в раю, так и отец Силуан, свидетельствовал, "я стал делать, как Господь показал мне, и ум мой вдруг очистился, и Дух свидетельствовал, что я спасен".

Почему сказал, что это и есть закон духовной жизни и отражается на всей жизни человека. Когда идешь исповедоваться, что ты будешь исповедовать духовнику? Ну что мы можем исповедовать духовнику, кроме того, что "отче, я грешный, как блудный сын – согрешил на небо и перед тобою". Что значит, на небо и перед тобою? Две заповеди дал нам Господь: любить Бога и любить ближнего человека, и вся наша совесть должна быть перед Богом и перед человеком. И потому исповедаемся не только перед Богом; там не нужен никакой человек, чтобы Бог нас слышал, я могу и в мысли сказать; но и перед человеком.

И есть разные мысли, которые (вы знаете), написаны в молитвослове, но и эту мысль можно иметь: что и перед человеком. Я прошу Бога простить меня; и тебя, брата моего, и отца моего, и вас братия, я прошу простить меня. Почему? – потому что если все мы должны быть в раю, то Бог должен меня простить, и я должен получить прощение от Бога, но и от вас, чтобы мы вместе жили в любви.

Пойду исповедаться, я грешный человек, и ожидаю от Бога прощения грехов, и от священника, и через него от всего человечества. Вы знаете, что вначале исповедь была перед всеми, не в таинстве; но человек не мог выдержать такое состояние любви, и теперь чтобы не соблазнить людей, которые не могут носить мою исповедь без соблазна; исповедь бывает в тайне.

То что я иду к исповеди с мыслью что я грешный, и надеюсь на покаяние: что значит это? – значит я держу ум свой во аде (в моей мере). Вот, отче, я съел слишком много, я смотрел телевизор, курил, принимал плохие мысли и т.д. Я не говорю, что я прав, или мне что-то не удалось, нет – я осуждаю себя, держу себя во аде. В том аде в какой мере я его вижу, но я надеюсь на прощение, значит надеюсь не отчаиваясь. Вот – в малом примере видно, что и в нас это слово действует.

Много случаев в этой жизни где это слово действует, но надо ответ кончить и думаю сказать, что в конце. Отец Софроний сказал, что это слово не нашей меры, как и Силуан; но все-таки наверное, придет время когда только и только это слово будет спасать людей, если понять его верно. Думаю что это время уже наступило, когда все против нас – нет ни духовников, нет ни порядка, пропало как будто предание, все разрушено, мы ленивы, мы в темноте, мы сыны этого темного века – все против нас. Какое спасение? Братия дорогие, скажу вам, никакое спасение невозможно.

В каком-то смысле, я могу понять, что есть люди, которые кончат самоубийством. Только знаю, что это никак не ответ – это опасность, включить себя вечно в свое отчаяние. Но у нас есть слово, от самого Бога – что в отчаянии нет нужды. У нас сегодня спасение невозможно, но мы ждем его от Тебя, Господи, ждем увидеть какое будет у нас спасение.

Один француз хотел открыть монастырь, пошел к одному старцу, и сказал: "я хочу открыть монастырь во Франции" (он был православный), а старец сказал ему: "Монастырь? В наше время это невозможно. Иди с Богом и сделай".

Так что вот, братия, помните и Евангелие воскресное, где апостол Лука и Клеопа говорили с печалью, но пришел один иностранец и спросил: "Почему вы печалитесь?" И сказали: "ты один иностранец не знаешь, что было здесь". "А что было?". Иностранец не знает, и начали рассказывать Ему. Но поймите, их недоумение и в каком-то смысле отчаяние, если тот Пророк велик не только словом, но и в деле – неделю тому назад Он воскресил одного человека не от смерти клинической, как сегодня может быть, а от тления! Запах у него был уже плохой, нет возможности возврата, но Он воззвал его: "Лазарь, выходи оттуда, и воскресни как человек". Если Тот не был Мессия, как говорят наши священники, Церковь и так дальше, кому мы теперь можем доверится? Кто, если придет как Мессия, какие знаки больше чем тот Человек может Он дать нам, и в слове, и в деле? Он был сильнейший, а если Он был Мессия, то как Его победили силы зла? Что – бесы победили Вседержителя Бога? Но смотрите, в каком недоумении, в какой темноте были они, когда мироносицы сказали им, что видели гроб пустой, и Ангел сказал, что Он воскрес, они испугались.

И когда начал говорить им тот Иностранец, человек который не знал что было в Иерусалиме, начал богословствовать по-иному, разжег их сердца, и так полюбили Его, что хотели задержать в доме и сказали: "Иди с нами, потому что день уже кончается и скоро будет ночь", и когда Он преломил хлеб – поняли, что тот Иностранец и есть Сам Христос, Он говорил с нами, и мы тогда ничего не поняли.

И иногда думаю, что это есть и образ последних дней нашей истории. Не знаю даже, как сказать: приготовимся (Господь нас приготовит, а мы исповедью и причащением приготовимся) видеть нашими глазами совсем невероятные, непонятные вещи, как будто Бог побежден. Не знаю, какие будут дни антихриста, но как говорится в апокалипсисе, ему дана власть бороться против святых и победить их. Но смотрите, какой ужас! Но смотрите, как нежно победил Христос. Он пришел как незнакомый человек, как Иностранец; который ничего не понимает и не знает, что там было; и как без шума и без возражений или чего-то такого, просто победил смерть!

Для Бога не только это возможно. То что нам совсем непонятно, невероятно – Богу легко, потому что Он Вседержитель. И я думаю, что когда будет то время, будет большая волна тьмы и ужасные вещи, и не знаю точно что и как; но мы помним, как легко и тонко, и изящно Господь победил смерть.

Ангелы не поняли, когда Господь зачался в чреве Девы, солдаты не поняли, когда было Воскресение. Есть одна лжеикона (в католической церкви), когда видишь Христа, который идет победителем из гроба, и там падают от страха солдаты. И Ангел отваливает камень, будто бы Вседержитель не может без Ангела вынуть камень и выйти из гроба. Нет это ложь. Когда Ангел пришел, солдаты от страха Ангела попадали, а не потому что видели Христа. Христа они не видели, не знали, что они хранили пустую пещеру, гроб был пуст, смерть – если можно так сказать – осталась, сохранила свое девство.

Он перворожденный из мертвых, и смерть попрана, но мы все еще умираем как и отцы наши. Но, что смерть побеждена, мы видим во многих мощах и многих других знаках, и удивительных чудесах, нам явленных. Если мы поедем в Печеры, там увидите сколько мощей – смерти больше нет. Но мы все-таки умрем все, как Адам, как будто ничего не произошло.

Я думаю – и в конце будет война и смущения, но Бог не будет побеждать, потому что Он уже победил 2000 лет тому назад. Все то смущение, есть только дым, это ложь отца лжи, как назвал его Господь. "Дерзайте, Аз победил мир". По-гречески "мир" это "космос". Мы видим, как Он победил космос, значит все силы победил. Не только мир, не только всех злых человек, но все темные силы в космосе, которые наполняют все поднебесное пространство, как писано в книге Иова.

Все это побеждено, и что они не делают, они могут обмануть нас теперь только потому что мы не живем в смирении – а значит, не живем в этой реальности, которой нас учит Господь через отца Силуана. Держи ум свой в том, что ты есть, виждь ужас, который в тебе, но не отчаивайся! Важнее то, что я вижу грех, чем величие греха, который я вижу. Я вижу ужас во мне, может маленький ужас, я еще не вижу как старец Силуан весь ад – вижу что я бестолковый человек, это мне страшно неудобно, но надо принять это. И вижу еще худшие вещи, но важно что я вижу, потому что видение начинает действовать во мне. Старец сказал, что видение своего греха есть начало созерцания, значит, что Свет Божий уже действует во мне, и теперь я вижу свою тьму. Но придет день, если я живу сим покаянием, когда я увижу тот Свет, который сейчас показывает мне весь ужас темноты моей. Но это уже другая тема и может быть надо закончить на этом. Простите меня, отцы и братия – стыдно, что после стольких лет со старцем, я так плохо владею русским языком, но думаю, от сердца к сердцу говорит любовь. Надеюсь что она поправит ошибки. Простите и благословите и помолимся друг за друга!

схииеромонах Рафаил Валаамский монастырь 20 июля 2007 г.
20.07.2007
×

Сообщение об ошибке

Текст с ошибкой:
Описание ошибки: