rus | eng
RSSВеб-камера

Слово архимандрита Панкратия при наречении во епископа Троицкого, викария Московской епархии

Публикации
Слово архимандрита Панкратия при наречении во епископа Троицкого, викария Московской епархии ХРИСТОС ВОСКРЕСЕ!

ВАШЕ СВЯТЕЙШЕСТВО, СВЯТЕЙШИЙ ВЛАДЫКО,МИЛОСТИВЫЙ ПЕРВОСВЯТИТЕЛЬ И ОТЕЦ,ВАШИ ВЫСОКОПРЕОСВЯЩЕНСТВА И ПРЕОСВЯЩЕСТВА,БОГОМУДРЫЕ АРХИПАСТЫРИ!

В сей великий и священный для меня день предстою пред вами и в вашем лице пред всею Церковью Христовой и Самим Господом нашим, чтобы принести исповедание мое и подобающий ответ дать на призвание мое к служению архиерейскому.

Этого призвания страшились и всячески уклонялись от него великие отцы, светильники Церкви Христовой, почитая себя недостойными вступить на путь святительского служения в образе Христа, Архиерея истинного, принесшего Себя Богу и Отцу на алтаре крестном жертву живу, непорочну. В час сей взываю по немощи человеческой "да мимоидет от мене Чаша сия", но "обаче не яко аз хощу, но якоже Ты, Боже", и, преклоняя главу под преподобными руками вашими, хочу, смирив себя, быть послушным Отцу Небесному даже до смерти (Фил.2,8), посему подаемый мне ныне Крест приемлю и ничтоже вопреки глаголю.

И да запечатлеет Дух Божий в сердце моем непостижимый Образ истинного Архиерея "преподобного, незлобивого, безскверного, отлученного от грешник и выше небес бывшаго". (Ев. 7,26), да будет всегда предо мною сей Образ Великого Архиерея - страждущего Бога и истинного Человека, да будет Он высшим критерием предстоящего мне служения и источником терпения и вдохновения во всех путях служения моего. И поскольку "несть раб болий Господа своего, ни посланник больше пославшего его", хочу сейчас настроиться не на почести, торжества, знаки любви и почитания, которыми благочестивый наш народ окружает носителей архиерейского сана, но по слову Христа: "Болий в вас, да будет яко мний и старей яко служай" (Лк. 22,26) желаю углубиться благодатью Божией в тайну служения Христова, в тайну жертвенной любви, открытой нам во Христе: "Больше сея любве никтоже имать да кто душу свою положит за други своя" (Ин.15,13), да укрепит и меня благодать Божия отдать свою жизнь, свои силы, свой покой, чтобы жили другие, ибо "пастырь добрый душу свою полагает за овцы своя" (Ин.10,14).

Пример такого самоотверженного, жертвенного служения Церкви и Отечеству явил нам великий святитель Русской Церкви митрополит Московский Алексий. Сего "апостольских догмат опасна хранителя, церкви Российския пастыря и учителя" я издавна благоговейно почитал и любил, и то что в этот день у раки его святых мощей совершится моя епископская хиротония, для меня является великим благословением и утешением.

Однако даже самые великие подвиги святых времен древних отделены от нас прошедшими столетиями и мы не можем воспринимать их так ярко и непосредственно, как подвиг, совершаемый на наших глазах.

Поэтому так важен для нас пример того самоотверженного служения, которое совершает наш Святейший Владыка и Отец и которое для служителей Церкви Христовой служит неизсякаемым источником вдохновения. Благодаря Первосвятительскому подвигу и великим трудам Его Святейшества, вопреки небывалому напору сил тьмы, на наших глазах происходят благодатные перемены в духовной жизни Отечества, лучшие представители современного общества возвращаются к Православию, в котором видят духовную основу возрождения России.

В наше время "собирания камней" восстановление и созидание монастырей и храмов, порушенных святынь становится одной из главных забот современного архипастыря и потому на него в наши дни иногда смотрят в первую очередь как на администратора, на внешнего смотрителя и благоукрасителя. Разумеется и эти качества ныне, когда Церковь наша восстает из пепла нужны. Однако еще нужнее истинные отцы, утешители, печальники, добрые пастыри.

Как говорил преподобный Серафим Саровский "у игумена, (а тем более у епископа) должно быть не только отеческое, но даже материнское сердце". Должен он совмещать строгость соблюдения церковных правил с мягкостью сердечною, отзывчивостью и сострадательностью, чтобы теплота лучей Христовой любви согревала сердца людей. Мы видим, с какой жаждой приникают люди к чистому источнику церковного предания и мы должны облегчить им путь к Православию, раскрыть им красоту и глубину нашей веры.

Современные люди приходят в церковь, и в частности в нашу обитель, с такими глубокими душевными, духовными и часто телесными повреждениями, что мы должны подобно доброму самарянину лечить их прежде всего елеем милосердия и молитвы сострадательной и вином целительного слова ободрения и утешения и наставления. Но мы знаем, что стяжать милующее, сострадательное сердце можно только путем глубочайшего покаяния, многими молитвами, терпением и скорбями, через которые вселяется в нас смиренный и кроткий Дух Христов, который делает наше сердце милостивым, способным воистину плакать с плачущими, по слову преподобного Силуана Афонского: "На епископов ложатся скорби всей земли и души их влекутся любовью Божией и непрестанно молятся, чтобы испросить людям утешение в скорбях и мир всему миру. За их смирение и любовь, любит их Господь. Они пребывают в великом труде и подвиге, и за то обогащены разумом святых, которым подражают житием своим... Епископам дана великая благодать Святаго Духа... Они, как орлы, восходят на высоту и оттуда зрят бесконечное пространство и разумом богословия пасут стадо Христово" (Слово XIII. О пастырях).

Услышав эти слова, как мне не устрашиться и не считать каким-то безумием, дерзким самомнением брать на себя крест такого служения, но вот воистину я верую от всего сердца и устами исповедую, что если столь великое событие совершается помимо моей воли, в духе послушания, смиренного повиновения воле Отца Небесного, подаваемой через Священноначалие, через отцов и наставников наших духовных, то благодать Божия, "немощныя врачующая", может восполнить многие недостатки, исправить возможные ошибки и все исправить, в конце концов, во спасение наше и спасение вверенных нам душ. Ибо Бог мне свидетель, что с первых шагов моей жизни в Церкви я никогда не помышлял ни о каких степенях священства, но душа моя стремилась к уединению и молитве, к совершению в безвестности монашеского подвига, к борьбе со страстями и очищению сердца. Но судьбы Божии "бездна многа" и воистину непостижимы пути Промысла Божия. Когда произнесены были мною у мощей преподобного аввы Сергия обеты монашеские, то вопреки моим чаяниям, по прошествии недолгого времени я был призван к священству и к несению весьма ответственных и нелегких послушаний сначала в Лавре, а затем, на протяжении уже 12 лет, на Валааме. Здесь, посильно трудясь с данными мне братиями, под мудрым руководством Вашего Святейшества над духовным и материальным возрождением столь значимой для нашей страны и для всего мира великой Валаамской обители, я на опыте познал, что Господь дает Свои дары не за самочинное подвижничество, каким благовидным оно не было бы, а за болезнь отречения своей воли, за принесение в жертву своих собственных святых желаний в смиренном подвиге послушания, которое смягчает и утончает сердце, и творит его способным воспринять и удержать благодать Божию. Потому в своем будущем служении желаю поставить в краеугольный камень послушание Богу, так чтобы заповеди Его стали законом всего бытия моего, послушание Церкви через неукоснительное исполнение ее священных канонов и правил, и основанное на них послушание Вашему Святейшеству и Священноначалию.

Апостол Павел повелевает нам: "Помните наставники ваши, иже глаголаша вам слово Божие", и мне хочется в сей час помянуть благодарным словом и принести дань смиренной любви всем, кто помогал мне в моем становлении на путь христианина, монаха и священнослужителя. В первую очередь приношу благодарность почившей матери моей монахине Сергии, давшей мне незабываемые уроки самоотверженной любви, благословившей меня на путь монашества. Благодарю духовно возрастившего меня старца, дорогого батюшку архимандрита Кирилла за любовь, за святые его молитвы, за преподанное ныне благословение и доброе напутствие на предстоящее мне служение.

Приношу сердечную благодарность Владыке Феогносту и братии родной Лавры Сергиевой, братии моей любимой обители Валаамской и прежде всего и больше всего нашему Святейшему Владыке и Отцу, который в течение вот уже стольких лет окружает меня своим благоволением, отеческой заботой, терпением и любовью, доверием и действенной поддержкой, без которых ничего из того, что сделано на Валааме за эти годы, не могло совершиться.

Поэтому оставление меня на Валааме, на месте освященном подвигами многих поколений отцов, в труды которых мы вошли и предстательством которых мы живем, где молитвами святых за прошедшие годы уже много сделано, и где милостью Божией преодолено немало искушений и разных напастей, оставление меня среди любимой и любящей братии моей монашеской с возможностью и дальше посвятить себя пастырскому служению и иноческому деланию является для меня великим благодеянием и источником новой радости и вдохновения, за которое приношу Вашему Святейшеству смиренное и теплое благодарение.

Теперь же смиренно прошу Ваше Святейшество и вас, богомудрые архипастыри, вознести обо мне усердную молитву и благословить на предстоящий мне подвиг, чтобы даруемую мне ныне благодать мог я сохранять и возгревать, чтобы мог совершать служение мое Церкви и Отечеству неосужденно и непреткновенно, чтобы было оно Богу угодным, народу полезным и мне спасительным.

Данилов монастырь 1 июня 2005г.
02.06.2005
×

Сообщение об ошибке

Текст с ошибкой:
Описание ошибки: