rus | eng
RSSВеб-камера

Показать красоту Божьего мира

Публикации
Показать красоту Божьего мира

«Во вселенском масштабе фотография – вещь малозначимая», признал как-то Брукс Дженсен, главный редактор фотожурнала Lens Work. Не велико ее значение и в масштабе Церкви. И тем не менее… Фотограф – это историк, который фиксирует сменяющие друг друга события, благодаря чему время «останавливается», и картина дня сегодняшнего получают шанс возродиться в чьей-то памяти много-много лет спустя.

Всего через 15 лет после появления в мире фотографии, Валаамский монастырь стал одним из первых мест России, где оценили значение этого вида искусства. Число послушников-фотографов в годы расцвета обители доходило до 20 человек. На Валааме фотомастерская появилась в 1853–1854 годах, и уже в то время в монастыре были сделаны изображения старца Антипы Лукиана – будущего преподобного Антипы Валаамского. Пишется фотоистория монастыря и сегодня – как его насельниками, так и приезжими профессионалами.
***

В начале 1990-х годов, когда страна потянулась в Церковь, в кадр попадали в основном подсвечники и лампадки – было красиво и необычно. Сейчас же снимают тех, кто стоит около этих подсвечников. Стало важным показывать молитву и духовную красоту верующих.

Вот почему так часто в храме привлекают всеобщее внимание щелчки затворов и вспышки фотоаппаратов. «Что за люди так бесцеремонно вторгаются в соборную молитву и с удивительной скоростью перемещаются во время богослужения?» – наверное, многие из нас с возмущением задавались этим вопросом, про себя или вслух.

С одним из таких людей – руководителем Патриаршей фотослужбы священником Игорем Палкиным – мы встретились в Валаамском монастыре в июле, во время Первосвятительского визита Святейшего Патриарха Московского и всея Руси Кирилла на престольный праздник преподобных Сергия и Германа, Валаамских чудотворцев.

Ранее отец Игорь работал фотокорреспондентом в газете «Татьянин день», журнале «Фома» и церковно-научном центре РПЦ «Православная энциклопедия». А год назад он возглавил новое подразделение в пресс-службе Святейшего Патриарха – отдел для ведения и систематизации фотохроники Патриаршего служения. Под началом отца Игоря здесь трудятся еще два фотографа – Сергей Власов и Олег Варов.

За год Святейший Патриарх Московский и всея Руси Кирилл совершает от 270 до 300 богослужений, в его графике множество официальных и неформальных событий, поездки по российским приходам и за рубеж. Каждый месяц – десятки встреч, сотни лиц. Итог: в течение года фотослужба Патриарха делает около 150 тысяч фотографий.

«Когда патриарший фотограф выходит на съемку, перед ним ставятся две основные задачи: первая – показать факты, а вторая – передать настроение события, – объясняет отец Игорь. – Первая задача – основная, она должна быть решена независимо от внешних факторов и внутреннего состояния фотографа. На снимках необходимо отразить обстоятельства места и времени, представить основных действующих лиц и масштаб мероприятия. При этом нужно найти визуальные отсылки к теме события и нечто уникальное, если съемка проводится в легко узнаваемом и часто посещаемом месте. Эти снимки – основа репортажа, через некоторое время они станут незаменимыми помощниками для церковных историков. Именно поэтому они должны быть простыми и понятными, не отвлекающими внимание зрителя на ощущения самого фотографа. Вторая задача, более творческая и свободная, – передать эмоциональную реакцию людей на происходящее и свои переживания, постараться найти художественный образ. Это самая интересная часть работы, и иногда действительно удается поймать счастливое сочетание случайностей, получить фотографию, которая «дышит иначе», сквозь которую видно глубже».

Однако таких кадров не может быть много. Например, при съемке Божественной литургии каждый из сотрудников фотослужбы делает около 200 снимков, и только 20–30 из них будут опубликованы. И хорошо, если среди них окажется хоть одна удачная фотография-образ.

«Нашему зрителю хочется увидеть в официальной хронике больше именно таких живых и сердечных снимков. Ну, что поделать, не на всякой съемке совместить решение обеих задач получается на отлично, хотя мы и стараемся, – признается отец Игорь. – К тому же не все люди хотят быть сфотографированными во время молитвы. Если мы замечаем, что человек выражает несогласие с нашим желанием сделать красивый снимок, то отступаем. Вообще наша работа на патриарших богослужениях оказывается неожиданностью для некоторых прихожан, и возможно даже их смущает. Да, я думаю, и сам Святейший Патриарх был бы рад отсутствию прессы во время молитвы, но он терпит нас ради тех верующих людей, которые живут в других городах. Только ради них, ради того, чтобы они могли увидеть его служение, он допускает нас до самых сокровенных моментов Литургии и скорбных служб Великого поста. Мы вместе с другими работниками храмов исполняем свое послушание. И, конечно, надеемся, что труд наш принесет утешение людям, любящим Церковь».

Особая корректность требуется от фотографов в момент Причастия Святых Христовых Таин. К слову, игумен Валаамского монастыря епископ Троицкий Панкратий не благословляет снимать верующих у Чаши: «Можно фотографировать до причастия или после, но только не в этот, самый личный для каждого христианина, самый важный момент соединения человека со своим Создателем. Эта доля секунды, когда православный соединяется со Христом, принадлежит только двоим – Творцу и Его созданию, и никого третьего не должно быть».
***

Эту профессиональную этику вот уже несколько лет постигает и другой гость Валаама – французский фотограф Шарль Ксело, чей фотоальбом «Обитель русской души» со снимками ведущих русских православных монастырей мира увидит свет по благословению Святейшего Патриарха Московского и всея Руси Кирилла.

Суть проекта – при помощи фотографии показать современную жизнь обителей и их древние корни. Текстовую часть работы взяло на себя издательство «Православная энциклопедия», а в экспедицию за яркими и содержательными кадрами отправился Шарль со своим современным фотоаппаратом, похожим на старинную камеру с гармошкой. Потребовался не один год, чтобы посетить все знаковые для православной истории монастыри – в России, Греции, Израиле и на Украине. Всего – 21 обитель. Киево-Печерская лавра и Пантелеимонов монастырь на Афоне, места подвигов преподобных Сергия Радонежского и Серафима Саровского, Ферапонтово и Печоры, Валдай и Соловки, а начиналось все с Валаама… Каждая остановка в этом странствии позволяет увидеть целый период или явление в истории русского монашества и русской Церкви, вспомнить славные и трагические события.

Получился красивый, уникальный том со 125 фотографиями большого формата и историческими справками – серьезный разговор с читателем о сути монашеской жизни.  

А первый вариант фотоальбома, посвященный только Валаамскому монастырю, был выпущен летом 2014 года ко дню памяти преподобных Сергия и Германа Валаамских чудотворцев – по случаю 25-летия возрождения монашеской жизни. Работая над проектом, Шарль Ксело побывал на Валааме около десяти раз в течение четырех лет – чтобы застать разные времена года, разные праздники и моменты повседневной жизни обители.

«Меня удивило то, насколько тактично снимает Шарль в храме, его практически не видно, – рассказывает пресс-секретарь игумена Валаамского монастыря Михаил Шишков. – Он снимает не в лоб, а откуда-то сбоку, с полупрофиля, гармонично и естественно вписываясь в Литургию или молебен. Для фотографа очень важно не привлекать к себе внимание. Очень важно понимать, что наличие благословения на съемку не дает право быть бестактным и высокомерным, оно дает возможность сделать уникальные кадры в Святая святых».
***

Поездки за монастырскими красотами не были просто служебными командировками. Эта неспешная работа не могла не наполниться долгими беседами, размышлениями, встречами и не могла остаться просто работой. И, действительно, не осталась. Случилось так, что путешествие по святым местам стало для Шарля судьбоносным.

А началось все много лет назад, когда маленький Шарль вместе с отцом приехал на Святую Гору Афон. Благословение, полученное от афонских старцев, ведет его по жизни. Повзрослев, Шарль не сразу занялся фотографией. Он работал инженером и, обретя новое увлечение, какое-то время видел в нем лишь техническую сторону. Изучал аппараты и объективы, занимался теорией. А после окунулся в мир фото с головой. «Загорелся» Россией, ее золотыми куполами, мечтал снимать именно здесь.

Вот так, следуя художественному замыслу, отправился французский фотограф Шарль Ксело осмысливать традиции русского православия. То, что случилось с ним за два года съемок, иначе, как чудом, не назовешь. Спустя долгие месяцы напряженной работы, пройдя через сотни встреч и увидев десятки храмов, католик Шарль Ксело перешел в православие. Во время чина присоединения, его нарекли в честь преподобного Серафима Саровского. В самом начале работы над проектом Михаил Шишков посоветовал молодому коллеге почитать о жизни именно этого святого. Только обязательно на родном языке, без перевода. И такая книга нашлась, и нашлись люди, с которыми о православии Шарль мог говорить по-французски. В одной из поездок, в Великом Новгороде, участники экспедиции встретили семью православного священника-француза. Невероятно, но факт!

О своем пути к Богу, о православии Шарль не очень любит говорить – можно понять, все же это очень личное: «В Иерусалиме я познакомился с очень интересным монахом, отцом Пьером (Петр по-русски) и потом мы встретились в Москве, целых шесть месяцев он шел пешком из Бретани (Франция), чтобы поклониться горячо любимому им образу Владимирской Божией Матери. Денег он ни от кого не принимал, только кров и еду. Из Москвы отец Пьер отправился на празднование семисотлетия Игумена Русской земли преподобного Сергия Радонежского, где мы с ним опять увиделись. С Троице-Сергиевой Лаврой и преподобным Сергием у меня связан интересный случай: посчастливилось фотографировать молебен, который Святейший Патриарх Кирилл, и неожиданно рука коллеги из пресс-службы Патриарха потянула меня в алтарь, непосредственно в центр происходящего. Ощущения, конечно, непередаваемые, справиться с эмоциями, собраться и фотографировать было очень трудно. Это был действительно исторический момент».

Вот такая притча о Шарле-Серафиме. Вот такой разговор о поиске Бога, о поиске веры, к которой у каждого из нас – по воле Божьей – своя, особая, дорога.
***

Наверное, в жизни любого из нас найдется история, которая начинается словами: «Если бы мне сказали, что это случится, я никогда бы не поверил…» Есть она и у Михаила Шишкова, который уже более двадцати лет занимает необычную должность – пресс-секретарь игумена Спасо-Преображенского Валаамского монастыря епископа Троицкого Панкратия.

«У меня было почти все хорошо. Я достаточно успешно работал, но в какой-то момент просто устал от бесконечного, бессмысленного бега по кругу, от зарабатывания и траты денег. Вот тогда я и задумался о смысле жизни. Для чего живу? Зачем живу? Стал искать ответы на эти вопросы в Церкви. Начал молиться в Казанском соборе, и Господь привел меня к отцу Василию Ермакову в храм преподобного Серафима Саровского. Потом, промыслом Божьим, случилось так, что в 1994 году меня пригласили работать на Санкт-Петербургское подворье Валаамского монастыря. Отец Василий сказал: «Иди, помогай игумену Панкратию в возрождении обители». С тех пор мне приходится всегда быть между миром и монастырем. Но отец Василий дал мне самое главное – школу послушания священноначалию: «Есть игумен в обители, его и слушайся. Как он скажет, так и делай», – вот так коротко и просто описывает Михаил Шишков переломный момент своей жизни.

Благодаря вере он принял этот поворот судьбы как должное: все ведь складывается по Божьему промыслу, по Божьей воле. Для кого-то в этой формуле заложено принятие жизни как дара свыше, для кого-то – залог ответа на молитвы и сердечные просьбы, кто-то находит здесь зерно истинного смирения. Очевидно одно: решение следовать Промыслу – ключевое событие для каждого христианина.

«…И теперь я понимаю, что такое монастырь, какие здесь должны выстраиваться взаимоотношения, – говорит Михаил Шишков. – Это огромный муравейник, где каждый выполняет свою функцию и где у нас у всех одна цель – служить Богу, трудиться на благо обители и спасать свою душу. Восстановление Валаама сейчас в самом разгаре: идет поистине духовное возрождение, отстроены и отреставрированы многие скиты, храмы, часовни».

Монастырь – структура не светская. Соблюдая федеральный закон «О средствах массовой информации», здесь чтут и собственный устав, и Божии заповеди. На всякое дело берут благословение, будь то работа с журналистами, фото- или видеосъемка.

Михаил Шишков свой труд на Валааме называет послушанием или мирским служением. Работа пресс-секретаря игумена Валаамского монастыря – это ежедневный ворох необходимых, срочных и обязательных звонков, встреч, статей, организация фотосессий и видеосъемок. Найти, состыковать, отсмотреть, выбрать, отдать, сопроводить, помочь разобраться в специфике жизни обители.

Первоначально Михаилу дали послушание в другом отделе – издательском, но владыка Панкратий направил его работать со СМИ, подметив, как важно сейчас знакомиться именно с масс-медиа, идти к ним и нести в них свет православия.

Для коллег Михаил Шишков – настоящий кладезь полезных советов и профессиональных тонкостей: «Я стараюсь, чтобы светские СМИ о жизни обители рассказывали на своем языке. Привлекая красотой природы, храмов, скитов, икон. Образом монастырской жизни. Говорить о православии нужно не высоким церковным языком, а обычным, понятным для мирян, – и при этом никого не призывать креститься, молиться, поститься. Моя задача – просто приоткрыть дверь обители и пригласить: «Заходите, смотрите, спрашивайте, а если захотите, то учитесь». И пусть заходят, и видят, и говорят об увиденном на языке своего зрителя, читателя, своей среды. Помните у Булата Окуджавы: «Каждый пишет, как он слышит. Каждый слышит, как он дышит. Как он дышит, так и пишет».

Язык, понятный всем, Михаил Шишков за годы своей работы изучил достаточно хорошо. Почувствовал, прочувствовал, интуитивно понял. Полюбив Валаам всей своей душой за его особый облик, за невероятную красоту дикой северной природы, он научился показывать жизнь монастыря, не навязывая ни своего мнения, ни своей веры:
«В этом плане мне очень помог митрополит Антоний Сурожский. Я нашел у него в беседах высказывание о том, что человек сам должен войти в храм, сам должен перекреститься. Изнутри это все должно прийти к нему. Потому что иначе в конечном итоге он на Страшном суде скажет: «А это меня все заставили. Я не хотел»… Монастырь стал для меня школой смирения, терпения, послушания и любви. А учиться всему этому я буду до конца своих дней».

Вот такая история о Михаиле Шишкове, которому хватит опыта на целый учебник церковной журналистики и у которого хватает смирения, чтобы его не написать.


Журнал "Монастырский вестник", №12, декабрь 2014 г.

Авторы: Екатерина Калашникова, Маргарита Федорова, Ольга Маркина, Татьяна Ткачева.

23.04.2015
×

Сообщение об ошибке

Текст с ошибкой:
Описание ошибки: