rus | eng
RSSВеб-камера

“Но я к Тебе, Господи, взываю, и рано утром молитва моя предваряет Тебя” (Пс. 87:14)

Публикации
“Но я к Тебе, Господи, взываю, и рано утром молитва моя предваряет Тебя” (Пс. 87:14)

4 утра. В этот ранний час насельник Валаамского монастыря иеродиакон N (он просил не называть своего имени – да это для нашего рассказа и не существенно) зажигает свечу и начинает свой разговор с Богом. Раннее утро - сокровенное время для молитвы. В своей первой молитве отец N просит Господа о здравии своих родных и близких, об упокоении ушедших, и о тех, кто в эти дни особо нуждается в его молитве: «… Поминаю о здравии своих родственников, всех отцов, братию нашу, читаю молитву об упокоении усопших. Затем на коленях, - по-другому не могу! - прошу о примирении враждующих на Украине. Чтобы угасла ожесточенность в сердцах и наступил мир. И глядишь, вот уже и время полунощницы подходит».

Полунощница в Спасо-Преображенском соборе начинается в 5 часов утра. В храм отец N приходит одним из первых, одевает диаконское облачение, а дальше – всё утро на ногах. Торжественно звучат молитвы и песнопения, утреня и Божественная литургия идут своим чередом. И кажется, этот монах с окладистой бородой, неподвластен ни сомнениям, ни соблазнам. Но, бывает, что отцу N выпадает служить череду до двадцати дней кряду. И тогда он признаётся, что выдержать такое послушание бывает непросто. Кажется, строгий чин и порядок богослужений, выверен веками – служи себе, да служи, но только, - говорит отец N, - в жизни всё не так просто: «…Литургия-то одна, но люди ведь - разные. К примеру, иеромонах Артемий видит не очень хорошо, и просит меня всё читать. Отец Аверкий по–своему служит, и я уже знаю, как к нему подстроиться. Отец Савва требует строго следовать правилам. И когда я с ним служу, боюсь допустить ошибку и огорчить его... Легко и радостно служить с нашим Игуменом, епископом Троицким Панкратием… ещё с игуменом Мефодием.... Служба одна – тонкости разные, и если ты угождаешь священнику, живешь с ним в едином уставе, то мир и порядок. И смиряешься, даже если тебе замечание сделают». 

На «критику» отец N не обижается, говорит, - нечего обижаться, каждое новое замечание, он принимает как испытание: ещё один шаг на пути исправления своей души: «…Враг, конечно, не спит, старается, чтобы ты огрызнулся, но борешься с этими помыслами. С любовью и улыбкой на лице отвечаешь: "Да, Отченька, простите... Да–да, конечно все правильно". И бывает после этих слов, такая благодать идет и легко на душе. И пять часов утренних богослужений пролетают незаметно, на одном дыхании». 

Таинство Причастия – особая, сокровенная часть Литургии. Его ждут, как дорогой награды, которая есть лёгкость и благодать: «Три дня поститься, вычитать накануне трехканонник, последование ко Причастию, Евангелие, Святых отцов. Стараться не пустословить, а духовно настраиваться на встречу со Христом. Это должны понимать все: и миряне, и монахи. Если человек готовился, исповедовался, молился, тогда у него лицо сияет. Я это замечал не раз. И обратное тоже видно сразу: не успел только отойти от Чаши, а уже начинает болтать, смеяться.
- В тебе Христос сейчас, помолчи! Прочувствуй Бога в себе, не растрачивай пустословием данную тебе благодать! А то получается, как написано в Евангелии: «Не мечите бисер перед свиньями». Хоть специальные курсы вводи по правильной подготовке ко Причастию!»

Иеродиакон N был пострижен в мантию 8 апреля 2005 года, диаконская хиротония состоялась 3 мая 2008 года в храме преподобных Сергия и Германа Валаамских чудотворцев по благословению епископа Троицкого Панкратия. Так что опыт служения у него не маленький. В 2015 году исполнилось 7 лет. За это время отец N служил Литургии со многими священниками и архиереями.

Перевидал отец N и разных людей: мирян, послушников, братии: «…Вообще-то, в монастырь приходят люди «разношёрстные», из разных слоев общества и профессий. Но в 90-е годы приходили в основном состоявшиеся в жизни, с организаторскими способностями. А главное, у них был богатый жизненный опыт, культура поведения. Они знали зачем, а главное - куда. Сейчас же в основном приходит молодежь, часто с импульсивным желанием сразу «стать святым». И с ними, конечно же, трудно. Но, ничего, это наш Крест, раз Господь приводит к нам именно этих людей. Некоторые из них, признаться, все-таки исправляются. Главное не считать, что ты все знаешь и желать учиться на примере других». 

Благодать, говорит отец N, снисходит на всех одинаково, другой вопрос, готов ли ты её вместить: «Дело в том, что благодать находит не только при диаконском или священническом рукоположении, а даже, если трудник получает кафтан, не говоря уже про монашеский постриг... Главное - эту благодать не растерять: не нарушать Божьих заповедей, монастырский устав. Только послушание, терпение и кротость… Не превозносить себя, считая, что достойны этого по делам нашим, забывая, что это дар Господа. Поэтому так важно быть тише воды, ниже травы. Тогда ангелы не отлетают от такого человека». 

Благодать – как поцелуй ангела, как дуновение ветра, - одно мгновение лёгкости, тишины, радости. Это чудо, говорит отец N, можно упустить, ухватившись за внешнюю красивость: «…Это сильный бич современных монахов и послушников — наружная набожность. Когда молятся напоказ, медленно крест кладут, стараются обращать на себя внимание. Это фарисейство. Помните, как Христос похвалил мытаря, который вздыхал и говорил лишь: «Господи, милостив буди мне грешному». Если хочешь помолиться, отойди в угол храма и молись от всего сердца. Пусть будут только ты и Бог». 

Список тяжких грехов отец N перечитывает, как он говорит «время от времени»: гордость, сребролюбие, зависть, чревоугодие, прелюбодеяние, убийство и непрощение, уныние и отчаяние.
Одинаково страшны они и для мирян, и для монахов: «Конечно самый опасный из них — гордость. Грех сатаны. Его, бывает сложно обнаружить. Ведь мы же любим и жалеем себя. В монастыре не всегда благодушно сносишь братские упреки, иногда и осудишь. Но главное — видеть это и каяться пред Богом. Быть праведником в монастыре очень трудно. Это надо надеть забрало на глаза, уши заткнуть. Да и то, может не помочь — на ногу обязательно наступят! Но не подумайте, что все так плохо. Все-таки очень много хорошей братии. Вижу, как они меняются. Ведь их ведет сам Господь по жизни, надо только не упираться и не выдергивать свою руку».

На вопрос «В чём смысл вашего диаконского служения?», отец N отвечает просто, что смысл не ищет: «Я просто стараюсь служить исправно. Мне как-то мой духовник, сказал: «Тебя рукоположили, ты должен служить». И если другие диаконы по каким-либо обстоятельствам не могут служить, я иду. Ну, не должен иерей совершать службу один. Ведь это очень трудно: надо ектеньи произносить, исповедовать и ещё успевать молиться, пока поет клирос. И вот еще что важно: мне говорят, например: «Подходи к 5 утра», а я прихожу на пятнадцать минут раньше. Чтобы самому ждать священника, а не наоборот. Пономарь, мой помощник обязан, в свою очередь, приходить раньше меня. Иерархия должна сохраняться даже в этом. Тогда будет порядок и всё по чину». 

Секрет исправного служения отца N – до изумления простой, школярский – но вдумайтесь, разве бывает иначе?: «Самое основное - всё выучить, как следует. Знать службу, начиная от полунощницы  и заканчивая малым повечерием, чтобы ектинья отскакивала как от зубов. Нельзя ни сокращать, ни затягивать. Во всем нужна золотая середина. Я очень долго не мог научиться. Начинающим, даю добрый совет: всеми мыслями будьте на богослужении и все время совершенствуйтесь духовно и нравственно. Самое главное — сохраняйте радость в душе. Службу проводите бодренько, ектеньи не затягивайте, читайте мягко, с любовью. Тогда люди начинают даже плакать. И я умиляюсь, смотря на них, и думаю: вот кто-то остался дома, а эти сейчас здесь, со мной. С Господом нашим».

Силы для духовных изысканий черпает отец N в ежедневной молитве и… чтении. А на вопрос, кто вдохновляет, отвечает так: «Это святые, их молитвы! Я их поминаю на богослужении, а они меня не забывают помянуть пред Престолом Божием. И вообще, я заметил: чем больше читаешь жития святых, Евангелие, тем больше обогащаешься духовно, нравственно, и укрепляешься физически. Вот, казалось бы, Пресвятой Богородице каждый раз акафист читаем, или преподобным Сергию и Герману, отцам обители нашей. Вроде, одно и тоже, но нет — всегда по–особенному». 

Отец N крестился, как и многие в монастыря, в сознательном возрасте — в 25 лет. Задумался о монашестве, когда впервые приехал в Псково-Печерский монастырь. Сразу почувствовал, что монашество - это его, родное. Потом помогал восстанавливать храм святого Апостола Петра в городе Лахте. На Валааме оказался в 1999-м, и снова трудился над реставрацией храма преподобному Александру Свирскому. А в марте 2000 года его перевели на Центральную усадьбу, здесь он до сих пор и подвизается.

Но каждый день в любую погоду он встает ранним утром и приступает к монашескому правилу. Свой уход из мира в монастырь считает главным и лучшим поступком в жизни, следованием воли Божией. А на извечный для всех людей вопрос: «Что это такое - воля Божия и как её понять»? отвечает: «Понять её можно через молитву, через покаяние. Для этого сначала надо узнать Бога. А как его узнать? - Иди в церковь, посещай службы, найди духовника и исповедайся. Очищай себя от грехов. И тогда скажет тебе твой духовник: «иди, чадо в монастырь». И пусть будет казаться вначале, что это не твое, что ты не готов, а все равно — послушай и исполни. Если полезно для тебя, увидишь помощь Божию. А есть еще Промысел. Это когда тебе, например, сказали: «Поезжай, потрудись месяц в обители», ты поехал и остался навсегда. Но есть и обратное. Я много замечал, как к нам приезжают по своей воле, без благословения. И почти всегда такой человек вносит сумятицу в жизнь монастыря, смущает братию своими капризами, запросами, мирскими страстями. Да и сам не получает пользы. Этого делать ни в коем случае нельзя. Не забывайте слова Господа: «Много званных, но мало избранных»».

Авторы: трудами братии Валаамского монастыря + Антон Бакетов, Татьяна Ткачева.
Фотографии: трудами братии Валаамского монастыря + иерей Игорь Палкин.

19.06.2015
×

Сообщение об ошибке

Текст с ошибкой:
Описание ошибки: