rus | eng
RSSВеб-камера

Проповедь в Неделю 4-ю по Пятидесятнице, об исцелении слуги капернаумского сотника

Публикации

Во имя Отца и Сына и Святого Духа.

Многочисленные чудеса и исцеления болящих и страждущих людей Спасителем были описаны в Евангелии, но не в одном из этих евангельских эпизодов не было сказано о том, что Христос удивился чему-либо касающегося человека. Это совпадает с тем, что было сказано о Христе в Евангелии от Иоанна: «знал всех и не имел нужды, чтобы кто засвидетельствовал о человеке, ибо Сам знал, что в человеке (Иоан.2:23-25)». Однако, в сегодняшнем Евангельском эпизоде исцеления слуги сотника, мы услышали нечто, что идёт в разрез с тем, что было сказано в Евангелии от Иоанна. Реакция Христа, которая проявилась в диалоге с сотником, реакция выражавшая удивление, скорее говорит нам не о знании Спасителем того «что в человеке», как пишет апостол Иоанн, а наоборот, Он встретил нечто в человеке, чего не ожидал увидеть. «Сотник же, отвечая, сказал: Господи! я недостоин, чтобы Ты вошел под кров мой, но скажи только слово, и выздоровеет слуга мой; ибо я и подвластный человек, но, имея у себя в подчинении воинов, говорю одному: пойди, и идет; и другому: приди, и приходит; и слуге моему: сделай то, и делает. Услышав сие, Иисус удивился и сказал идущим за Ним: истинно говорю вам, и в Израиле не нашел Я такой веры. (Матф.8:5-12)». На мгновение, может показаться, что Христос не знал о той силе добродетели сотника, которая внезапно открылась Ему. Кажется, что Евангелисты не согласуются друг с другом в описании Спасителя; один говорит, что Христос знал всё «что в человеке», другой же изображает Христа удивленным, как будто не ожидавшим встретить в человеке того, что увидел в сотнике. В поисках разрешения данного затруднения надо отметить, что знание Спасителем человека было двояким, хотя оно и имело отношение к одному и тому же Лицу. Две природы, неслитно соединенные во Христе, разделяли это знание на абсолютное, как относящееся к Его божественной природе, и на испытанное или пережитое, относящееся к Его человеческой природе, взятой от нас. Так вот, выражая удивление словам сотника, Спаситель выражал удивление от Своего человеческого естества, не ожидая увидеть в язычнике, в римском сотнике, по своим наследственным корням не принадлежавшему к избранному Богом народу Израильскому, не владевшему обширными знаниями Священных Писаний и Божественных Откровений, глубокой живой веры в истинного Бога. Ведь именно такая вера, со временем, способна привести человека к конечной цели его духовного пути, к обожению и единению с Богом. Эта вера в своём совершенствовании зависит не от наших органов чувств, слуха, зрения, и связанных с ними рассудка, чтобы просить для себя знамений и чудес, на что с упрёком обратил внимание Христос в Евангелии от Иоанна: «вы не уверуете, если не увидите знамений и чудес (Иоан.4:48)». Её составляющие, прежде всего, внутренняя жизнь души с Богом, молитвенное трезвение и мысленное общение с Богом, очищение и пробуждение сердца в ощущении Бога, наполняющего Своим личностным присутствием тебя самого и весь окружающий тебя мир.

Это ангельская жизнь, которая дана человечеству лишь в Новом Завете, где произошло ипостасное соединение человечества и Бога в Личности Христа. Задатки этой будущей мистической жизни христианской души с Богом, основанной не на исполнении внешних правил и обрядов, которые у фарисеев и законников слепо считались большим преимуществом в богопознании, явно тогда проявились в римском сотнике, что, немало, и удивило Христа. Иначе, как объяснить это удивление Христа? Не игрой же? «Услышав сие, Иисус удивился и сказал идущим за Ним: истинно говорю вам, и в Израиле не нашел Я такой веры. Говорю же вам, что многие придут с востока и запада и возлягут с Авраамом, Исааком и Иаковом в Царстве Небесном; а сыны царства извержены будут во тьму внешнюю: там будет плач и скрежет зубов (Матф.8:10-12)». Отсутствие наследственной принадлежности к избранному Богом Израильскому народу, отсутствие возможности посещать иудейский храм, совершать внешнее обрядовое служение, отсутствие возможности глубокого исследования Священного Писания, что порождало в фарисеях и законниках духовную гордость, открыло в сотнике другие источники для познания Бога, и усовершенствования собственной веры в Него. Эти источники имели корни в его бытийной зависимости от Бога, его разум познавал истинного Бога не в букве закона и в исполнении храмовых обрядов, а в смиренном и искреннем молитвенном общении с Невидимым Богом и в уповании на Его волю. О подобном общении с Богом, говорил Спаситель в беседе с самарянкой в Евангелии от Иоанна: «Отцы наши поклонялись на этой горе, - говорит Христу самарянка, - а вы говорите, что место, где должно поклоняться, находится в Иерусалиме. Иисус говорит ей: поверь Мне, что наступает время, когда и не на горе сей, и не в Иерусалиме будете поклоняться Отцу....Но настанет время и настало уже, когда истинные поклонники будут поклоняться Отцу в духе и истине, ибо таких поклонников Отец ищет Себе. Бог есть дух, и поклоняющиеся Ему должны поклоняться в духе и истине (Иоан.4:20-25)». Именно это совершеннейшее общение с Богом, не ведая того, открыл в себе сотник. Став заложником жизненных обстоятельств, ввиду не возможности своего приобщения к Богу посредством обрядовой жизни, он смиренно с постоянством направлял собственную мысль к Истинному Богу. Запечатлевая в своей душе поклонение Богу в духе и истине, он вводил Бога в свою душу и в свою жизнь, заполняя своё сердце, и всё что окружало его, ясным ощущением присутствия Бога, Его Божественных энергий. Бог не был для него буквой, законом или правилом, Он стал для Него живой Личностью, с Которым можно общаться и разделять свою жизнь, в её радостях и скорбях.

В римском сотнике Спасителя удивила новая реакция не свойственная повреждённому грехом человеку. Благодаря своей не испытующей живой вере, сотник восстанавливает в своей душе разорвавшуюся связь человека и Бога. Человек опять соединяется со своим Творцом, но уже в ином чувстве сердца, в познании того, что он в своём существовании не свободен от Бога, как думал Адам, прельстившийся советом дьявола «вы будете, как боги, знающие добро и зло (Быт.3:7)». Сотник не на миг не сомневается в существовании Бога и в Его всемогуществе, в Его заботе и промышлении о человеке: «Господи!...скажи только слово, и выздоровеет слуга мой». Для него это самая живая реальность, как и он сам, реальность, которую он сравнивает в сердечной простоте со своими собственными действиями как твари: «Господи!... ибо я и подвластный человек, но, имея у себя в подчинении воинов, говорю одному: пойди, и идет; и другому: приди, и приходит; и слуге моему: сделай то, и делает». В общении со Христом сотник показал свою веру не в рассмотрении дилеммы о присутствии или отсутствии Бога в его жизни, в сложившихся трагических обстоятельствах, а лишь в предании себя воле Божьей и в собственном недостоинстве Божественного посещения: «Господи! я недостоин, чтобы Ты вошел под кров мой, но скажи только слово…». Если гордый человек в своей жизни ставит себя и свою веру в Бога в зависимость от божественных чудес и высоких откровений для него, подобно фарисеям, которые в ослеплении своего сердца претендовали на собственное достоинство таких откровений, что вызвало у Христа справедливое негодование на них: «Род лукавый и прелюбодейный знамения ищет, и знамение не дастся ему, кроме знамения Ионы пророка. И, оставив их, отошел (Матф.16:1-5)»; то смиренный человек, подобно сотнику, свою глубокую веру в Бога утверждает за границами запросов своего горделивого разума, прежде всего, на пути самоотвержения и предании себя воли Божьей, в чувстве сокрушенного сердца, не находя себя достойным Божьего присутствия в своей жизни и Его помощи.

Если в человеке заложен путь самоотвержения, то он касается не только тех или иных человеческих поступков, за которые человек обвиняет себя, и кается перед Богом за них, но он касается всего человека, всей его личности. Такой человек не желает искать в себе никакой горделивой опоры, не в хорошем от природы характере, не в глубоких познаниях, не в здоровой физической форме, в состоянии полного самоотвержения и даже ненависти к себе, он полагает собственную жизнь со всеми её достоинствами в зависимость от Бога. Евангельские слова, «любящий душу свою погубит ее; а ненавидящий душу свою в мире сем сохранит ее в жизнь вечную (Иоан.12:25)», имеют прямое отношение к нашему падшему естеству, к его греховному состоянию, замкнутому и закрытому в чувстве общения с Богом. Когда мы говорим, что перестали доверять людям, оправдывая себя, что нас столько раз обманывали. Когда мы отчаиваемся в том, слышит ли нас Бог в наших молитвах. Когда нам кажется, что Господь жесток к нам. Это всё говорит о том, что мы ищем не Божью правду, указанную нам в Евангелие, а свою собственную правду. Наша правда, снова и снова, притягивает нас к защите собственного «я», к нашему самолюбию, которое, по святым отцам, является тем самым корнем нашей греховной жизни и удаления от Бога.

Следует сказать, что стремление человека к Богу, должно быть связано не с тем, чтобы человеку в собственном сознании стать лучше, избавиться от того, что мешает ему спокойно жить на земле, и уж тем более, не с тем, чтобы получить от Бога что-либо временное: работу, семью, деньги и т.п. Стремление человека к Богу должно быть связано с восстановлением и преображением в нас божественного образа, нашей личности в её вечной связи со Христом. Согласно апостолу Павлу, человеку надо «приобрести Христа и найтись в Нём (Флп.3:9)». В повседневной жизни можно часто встретить иной смысл, связанный со словом «найтись», например люди говорят, я нашёл себя в этой работе, или я нашёл себя в этом виде спорта, или даже в отношении семейной жизни можно так выразиться. Но если мы нашли себя в том, что временно, то на самом деле мы не нашли себя, а обманулись. Потому как, ни в знании, ни в работе, ни в собственной праведности, ни в другом человеке, мы не сможем найти себя в вечности. Ведь ничто из этого не способно победить нашу смерть, которая стоит на пути каждого из нас, как печальный финал всех наших земных амбиций и желаний. Возможность победить смерть нам дарована только в Божественной Личности, «во Христе Иисусе, Который - по апостолу Павлу - сделался для нас премудростью от Бога, праведностью и освящением и искуплением (1Кор.1:30)». Его же мы всегда прославляем с Отцом и Духом Святым в истинной Его Церкви, не только видимой, но и в невидимой, в храме нашей собственной души, соединяясь с Ним в постоянной молитве и, конечно же, в Таинстве Тела и Крови Христовой. Аминь.

иеромонах Игнатий (Смирнов)

27.06.2015
×

Сообщение об ошибке

Текст с ошибкой:
Описание ошибки: