rus | eng
RSSВеб-камера

Трудовое монашество: «Призывать имя Божие можно и убирая навоз, и доя корову»

Публикации
Трудовое монашество: «Призывать имя Божие можно и убирая навоз, и доя корову»

10 июля 2015 года, Святейший Патриарх Московский и всея Руси Кирилл посетил молочную ферму, а затем на заседании Попечительского совета Валаамского монастыря он поделился своими положительными впечатлениями: «Валаамская ферма – это воистину замечательное место, о начале восстановительных работ которой мы с вами говорили еще на прошлом заседании Попечительского совета. Всего лишь за один год непросто воссоздан необходимый для обители объект, но, во-первых, восстановлен прекрасный артефакт. Это образец фермерского строительства XIX века, очень типичный для прибалтийской фермерской культуры, и то что этот объект в свое время был доведен до страшного  состояния, свидетельствовало о том, что у людей которые все это ломали и портили, был невысокий уровень культуры. Они не могли оценить, насколько  ценна и важна эта постройка, не только в архитектурном смысле, но и с точки зрения утилитарности и эстетики. И сегодня меня все порадовало: и то, как все внешне прекрасно восстановлено, никаких новоделов, никаких пластмассовых элементов, ни стекла, ни алюминия и как все грамотно обустроено. Этой реконструкцией открылась новая страница сельскохозяйственного производства на Валааме».
***
Молочную ферму Валаамского монастыря построили в 1881 году при игумене Ионафане II (Дмитриеве), ученике и преемнике игумена Дамаскина (Кононова). По тем временам всё здесь было устроено очень современно. Валаамская ферма была полностью механизирована: паровая машина подавала воду на все этажи дома, где жила братия, а также на скотный двор. С её помощью взбивали масло, мололи муку из картофеля и резали солому для животных. Первый серьезный проект реконструкции фермы был составлен в 1994 году. Но тогда он остался лишь на бумаге. Двадцать лет назад было просто не до этого – прежде всего, поднимали поруганные скиты и храмы, восстанавливали часовни.  В 2014 году недалеко от фермы появился целый городок рабочих, занимающихся реконструкцией фермы.

«Фасаду фермы вернули исторический вид, а «начинку» заменили современным оборудованием и коммунальными сетями – рассказывает инженер Виталий Щеколдин. – Кирпичная кладка сохранилась в достаточно хорошем состоянии: мы проверяли прочность исторического кирпича – она нас приятно удивила. С годами пострадала облицовка, для реставрации которой изготавливаются кирпичи точно такого же размера. Но при этом мы попытались максимально сохранить историческую постройку».

И к престольному празднику Валаамского монастыря реконструкция фермы окончательно завершена, в новом проекте весь процесс ухода за животными – кормораздача, автопоилки, доение и уборка помещений – максимально механизирован. В рамках реконструкции фермы также создан участок по производству сыров, где стали производить монастырский сыр по итальянской технологии. И в монастыре всегда подчеркивает, что речь идет не об освоении нового производства, а о возрождении забытых традиций.
***
Монаха Агапия на острове Валааме знают все, он возглавляет ферму Валаамской обители. Ему 36 лет, в Валаамский монастырь пришел в 16. Отец Агапий является начальником большого монастырского хозяйства: у него в послушании 45 человек, здесь многотехники. В настоящее время общее поголовье насчитывает 70 голов крупного рогатого скота, несколько сот кур. Молочными продуктами и яйцами обеспечиваются братская и рабочая трапезные, Гостиничная и Паломническая службы, монастырский флот, воинская часть и местная школа. Так что молока, творога, сыра и яиц хватает для каждодневного питания братии, трудников и многочисленных паломников обители.

Вообще, послушание на ферме тяжелое. Если раньше на Старом Валааме в основном вся братия были из крестьян, и с раннего детства умели ухаживать за животными, то теперь большей частью насельники из городов с гуманитарным образованием. На Старом Валааме начальники молочной фермы пользовались среди братии большим уважением, и зачастую несли это хлопотное послушание по 20 лет до самой своей кончины. Продолжая традиции монастыря, несколько лет ферму возглавлял монах Георгий (Иванов), который трагически погиб семь лет назад. Для всей обители это была большая утрата. Вспоминает игумен Валаамского монастыря, епископ Троицкий Панкратий: «Монах Георгий... Он был труженик, жертвовал своим временем, силами, собой ради других – это качество столь редкое в наше время. Он был искренним исполнителем заповедей Божиих, не по букве, а по духу, любил ближнего своего как самого себя – а это выше всяких жертв, молитв и постов. Его чистая душа стремилась к молитве. Упорный, самоотверженный труд послушания он сочетал с ревностной духовной жизнью и непременным участием в богослужениях, хотя для него это было и не всегда просто. Своей жизнью он доказывал, что и в наше теплохладное время возможно осуществление валаамского идеала трудового монашества».

Монах Георгий окончил техникум, крестился по собственному желанию в 14 лет. В 21 год ушел в Валаамский монастырь. Он шутил: «Когда я пришел в монастырь, мне благочинный сказал: «Поезжай пока на ферму, побудь там до воскресенья». Я думал – до ближайшего, а оказалось – до Всеобщего».  

В ту пору на ферме сложилось удивительное братство – молодые трудники увлеченно рассуждали об аспектах веры, учились истинному общежитию. Впоследствии многие из них вступили в братию (один из них даже принял Великую схиму).

«Отец Георгий смотрел не на шлейф судимостей и прошлых грехов, а на человека, – рассказывает нам один из насельников монастыря. – Вот я смотрю на человека и вижу в нем преступника, а брат Георгий видел в нем творение Божие и находил с ним общий язык. Бывая в Питере в командировках, он отыскивал «сорвавшихся» и возвращался вместе с ними на ферму. Однажды отец Георгий дал работнику фермы пять тысяч рублей и поручил купить в городе что-то для хозяйственных нужд. Брат вернулся только через неделю, без денег. По внешнему виду было ясно – погулял хорошо. Все думали: его выгонят. Но отец Георгий побеседовал с ним и... снова отправил за покупками, опять доверив деньги. И брат вернулся, теперь уже купив все, что нужно».

«В 2005 году меня постригли в мантию, - рассказывает отец Агапий.- Признаюсь, монах из меня вышел совсем никудышный, но об этом я всегда сокрушаюсь и прошу Господа Бога меня немного потерпеть, чтоб мне успеть исправиться, – говорит отец Агапий. – Что касается братии, то они все стараются слушаться и работать. Зная особенности своего нелегкого характера – быстро изменять свои решения и докапываться до мелочей, – удивляюсь, как они меня до сих пор терпят. Ежедневный чин прощения для меня не пустая формальность. Иногда от братии приходится выслушивать упреки и обличения. Но я считаю это за благо – есть возможность со стороны на себя посмотреть и что-то попытаться изменить». Конечно, в жизни бывают сложные, конфликтные ситуации, но при этом важно оставаться монахом и по-ангельски сносить любую производственную проблему, в каждом послушнике и труднике видеть образ Христа. «Любого брата выслушать, голодного накормить, скорбящего утешить, замерзшего обогреть, скучающему найти занятие», – так говорит отец Агапий.

Ферма при монастырях не редкость. Но подчас необходимость обеспечивать себя продуктами заслоняет насельникам настоящее исполнение иноческого подвига, молитвенной жизни. Обитель превращается в трудовой лагерь. Чтобы не удариться в эту крайность, на Валааме избегают ставить хозяйственную деятельность во главу угла. «Молитва для монахов превыше всего», – подчеркивает отец Агапий, и потому всегда старается предоставить братьям свободные от послушания дни для более усердного молитвенного правила. Хотя трудиться все равно приходится очень активно – животные не знают выходных – и на вопросы о духовной стороне фермерского бытия начальник предпочитает отвечать шуткой: «Молитвенная жизнь на ферме нелегка: утром «Слава Тебе, Боже наш, слава Тебе», а вечером большой «афонский» поклон на всю кровать».

Однажды игумену Валаамского монастыря Ионафану (Здобину) один из монастырских послушников выразил свою скорбь: «Батюшка, я вот уже двадцать лет живу в монастыре, а все в пастухах; неужели я не достоин какого-либо другого послушания?»
«Брат мой, – возразил ему на это игумен, – вспомни, кем были наши ветхозаветные патриархи Авраам, Исаак, Иаков, Давид? Все они были пастухами, а разве ты не знаешь, как возвеличил их Господь?! Ты должен радоваться своему послушанию, ибо не всякий может его исполнить и проходить с такою любовью и усердием, с каким нес его ты до сих пор». Слова эти настолько успокоили и утешили послушника, что он продолжал трудиться на ферме, боясь и мысли об удалении оттуда.
Другой раз братия высказала ему свою скорбь о том, что за отдаленностью монастыря и за неотложностью дел не всякий раз удается сходить в баню, нередко приходится обходиться без нее по две, а то и по три недели, что при грязной работе по уходу за скотом чрезвычайно тяжело. «Эх, дети, – вздохнул отец Ионафан, – тело во всякое время можно омыть; не лучше ли подумать о чистоте души, нечистота которой бывает иногда едва заметна, а между тем она вреднее всякого навоза» (из книги «Валаамский монастырь и его подвижники»).

Фермерским старожилом справедливо можно назвать послушника Алексея Щипакина. Приехав на Валаам в далеком 1996 году, он сразу же был направлен на ферму. Иногда его ненадолго переводили на другие скиты, но Алексей неизменно просил вернуть его на ферму. Несколько раз на Духовном соборе монастыря поднимался вопрос о пострижении послушника Алексея в мантию – и всякий раз он просил отложить его, говоря, что ему еще рано и он не достоин монашеского образа. Алексей очень любит животных и знает о каждом из своих подопечных все: каждую корову он знает по имени, знает их характеры, которые порой бывают непростыми, чувствует малейшие перемены их настроения.

В течение нескольких лет по инициативе начальника фермы отца Агапия рядом с келейным корпусом был разбит  – «библейский сад», летом благоухают цветы на клумбах.  Экзотические для Валаама растения уже привозят в обитель со всей России, и отец Агапий грезит о том, что со временем весь остров превратится в подобие Эдема.

«Моя мечта? Моя мечта – чтобы каждая наша корова давала по 50 литров молока, куры неслись по три раза в день, кошки дружили с собаками, и все жили в мире и любви, – улыбается отец Агапий. – Хотелось бы на Коневском скиту построить еще несколько домиков, поселить туда насельников фермы и установить полный суточный богослужебный круг, чтобы братия фермы могла ежедневно ходить на службу. Но на все воля Божия. Мы должны находиться в тех условиях, в которые нас сейчас поставил Господь. Думаю, что призывать имя Божие можно и убирая навоз, и доя корову».
***
В 2014 году во время заседания Попечительского Совета по восстановлению Валаамского монастыря Святейший Патриарх Московский и всея Руси Кирилл одобрил работы по реконструкции фермы: «Абсолютно жизнеспособный и реальный проект. Сегодня такие компактные и работающие проекты, крайне необходимы для существования самой Православной Церкви. И когда мне говорят про гигантские программы, где зашкаливают масштабы расходов, сразу понимаешь, что это не жизнеспособно. Валаамская ферма будет всех обеспечить молоком и творогом, которые очень нужны, ведь монахи не употребляют мясо. И эта простая продукция необходима для поддержания здоровья и сил. Церковь должна заниматься вот такими понятными программами, которые не вызывают никаких протестов, а только создают положительные отклики в обществе. Поэтому, дай Бог, чтобы на Валааме весь этот проект осуществился».

Журнал "Монастырский вестник" №12, декабрь 2014 г.
Авторы: трудами братии Валаамского монастыря + Татьяна Ткачева, Екатерина Калашникова, Антон Бакетов, Маргарита Федорова
Фотографии: трудами братии Валаамского монастыря + иерей Игорь Палкин, Олег Варов

13.07.2015
×

Сообщение об ошибке

Текст с ошибкой:
Описание ошибки: