rus | eng
RSSВеб-камера

Братское поздравление с Рождеством Христовым игумену Валаамского монастыря Преосвященному епископу Панкратию

Публикации
Братское поздравление с Рождеством Христовым игумену Валаамского монастыря Преосвященному епископу Панкратию В этот день мне недостойному опять поручено от лица всего братства принести Вам нашу смиренную любовь, нашу смиренную благодарность, наши поздравления Вам, в первую очередь как отцу этого большого братского семейства. Радостно в этот год видеть всех нас здесь вместе собранных на этом святом острове, в этой обители.

Сегодня, в день Рождества Христова, Церковь нас вновь призывает приникнуть к этому Таинству Боговоплощения, к сущности самого этого торжества, которое, конечно же, невозможно понять простым нашим человеческим умом, нашей человеческой логикой – он весь состоит из таких антиномий, противоречащих друг другу: неизреченный, неведомый, непостижимый Бог становится постижимым для нас, воплощаясь. И разные стороны открывают нам святые отцы в этом домостроительстве Божиего спасения рода человеческого. Это и спасение, и обожение, и совершенство, сыноположение – разными словами назвали это, разные проявления того единого дела любви Божией к роду человеческого нас ради, нашего ради спасения, как мы исповедуем в Символе Веры: это и победа над диаволом, над смертью, над грехом.

Но одно из главных дел, которое совершил Христос и Спаситель, пришедший в наш многострадальный мир, сделав этот великий земной поклон от Небес до земли, одно из первых и наиважнейших дел, которое Он совершал во все дни Своего земного крестного странствия в этом мире – это создание Его Святой Церкви. И эта Церковь есть мы – все верующие, все восприявшие благодать Крещения, благодать всех святых Таинств, с покаянием и верою притекающих к евангельскому слову, старающихся жить по нему. Даже иконографически этот праздник изображает нам Церковь, первую Церковь там, где она, будучи проявлением смирения Христова, являет себя в убогом вертепе, в яслех, в возлежащем Христе Богомладенце великого Бога, принявшего этот смиренный вид младенца, «рабий зрак прият», как говорит апостол. И вокруг Него первая Церковь – это Пречистая Дева Богородица и святой хранитель ее девства – святой Иосиф Обручник.

Ради этого дела Господь собирал апостолов и преподавал им все то, что было возможно тогда вместить в их человеческие сердца для того, чтобы они продолжили это дело. И, как мне кажется, каждая святая обитель, шествующая по тому пути, который Духом Святым через святых отцов нам оставлен в монашеском предании, имеет ту же задачу – воплощать в жизнь эту мысль, это дело, которое создал Господь Духом Святым. Нам необходимо личным подвигом покаяния, той аскезы, который каждый должен пройти своими ногами, с Божией помощью, через братскую любовь воссоздать эту мысль Христову, эту задачу, и стать нам действительно братской семьей во Христе, стать действительно Церковью Христовой.

В моей келье, наверное, как у многих, здесь присутствующих, на самом видном месте стоит фотография нашего Валаамского братства, которые мы не так часто делаем, не каждый год. Взирая на нее, всегда с неким трепетом и удивлением замечаешь, как действительно скоро бежит время, как многое оно испытывает в наших сердцах, в наших жизнях, и как многие в составе этого братства меняются с каждым годом. Многие уже отошли в мир иной и почивают на Игуменском кладбище. Мы их похоронили, но оставили в наших сердцах, в наших молитвах. Многие сменили по разным благословенным и неблагословенным причинам место своего подвига. Некоторые, будучи искушаемыми нашим общим врагом рода человеческого, искали и ищут иные пути спасения – да поможет им Бог. Но с этим же удивлением любви вижу каждый раз на этой фотографии, что там в центре одно лицо все время стоит как некий столп, стержень этого семейства, этого братства, неизменно, лишь только становясь в своих власах, бороде белее, седее. И, может быть, причиной тому не только время, но и наши какие-то ошибки и грехи сыновние.

Наверное, каждый из здесь присутствующих может вспомнить много того положительного, что пришлось ему лично испытать именно через Вас, с Вашей помощью. Каждому, наверное, монаху приходилось и приходится встречаться с тем тяжелым периодом, как отцы его называли, богооставленности, когда он один на один, лицом к лицу остается с неким бытийным вопросом, с неким сомнением, который Господь оставляет для свободного выбора человека, чтобы, не сомневаясь в своей вере, не сомневаясь в своих идеалах, принципах, к которым изначально призвал Господь, но всё же вдруг задумываясь в период каких-то тяжелых и огненных искушений: а там ли я, в той ли я обители, на том ли я пути, и прочие всяческие помыслы, которые враг рода человеческого может ребром ставить в душе, в сердце каждого из нас. Я знаю из исповедей многих, здесь присутствующих, как Вы своей деликатностью, своей отеческой кротостью, смогли очень многих удержать, помочь в этот момент, не действуя жестко, а с глубоким уважением к свободе этого выбора, лишь подсказывая с долготерпением, лишь призывая потерпеть, помолиться еще и не спешить с этим решительным шагом, который, чаще всего, бывает, конечно же, не от Бога.

Вспоминаются даже некоторые живые истории, которые теперь, оглядываясь назад, кажутся веселыми, но, наверное, в тот момент они были не очень веселыми для Вас, тех наших наивных детских сыновних ошибок и из личного опыта многих, здесь присутствующих. Например, как один из первых Ваших келейников, собирая Вас в очередную ответственную поездку из Петербурга в Москву, собрав Вам чемодан, уже спеша на поезд, проводил Вас на машине и только у вагона Вы вдруг обнаруживаете, что он не положил главного – билет на этот поезд. Благо, что мы живем на русской земле, где можно просто по-человечески, так сказать, объясниться с проводником и он на веру просто примет, что у вас есть паспорт, есть билет и посадит. И Вы в таких случаях часто с кротостью это «проглатывали», терпя, не поступая, как нужно было поступать с такими ошибками. Я и сам не знаю, помните или нет, когда Вы, посчитав меня за ответственного, наверное, человека, доверили мне свой собственный загранпаспорт, спеша срочно на Святую Гору по какому-то важному делу, в составе какой-то делегации, чтобы срочно оформить визу. И я, приехав в Петербург на подворье, вдруг обнаружил, что моя сумка вместе с Вашим паспортом вылетела из багажника автобуса где-то между Приозерском и Питером. Я позвонил Вам с утра сообщить эту страшную новость, ожидая, наверное, самого страшного, но вдруг Вы это так спокойно приняли: «Ну что ж теперь поделаешь». И лишь спустя долгое время с неким удивлением высказали: «Вот я не понимаю, как можно было игуменский паспорт положить в какую-то сумку! Если бы мне игумен Лавры доверил свой паспорт – я бы его на голове под клобуком носил». Потом он нашелся, слава Богу, спустя какое-то время, какой-то благочестивый человек нашел эту сумку в лесу и, увидев все это, принес спустя какое-то время.

Делая свой выбор остаться здесь, на Валааме, я действительно, как и многие, здесь присутствующие, столкнулся с тем, что Вы принимаете решение, большинство из важных решений, не административно, а именно по-отечески, духовно, хотя и занимая административную должность и будучи заинтересованным, в положительном решении тех задач, которые возложены на Ваши плечи. Но когда я, отслужив два года в армии здесь на Валааме, уже будучи не один год иноком другой обители, которая к тому времени практически развалилась, игумен ее тогда был сменен, она осталась без игумена, и я сделал свой выбор остаться именно на Валааме и, исповедуясь Вам, сказал это решение свое, то Вы, помолившись, сказали: «Да, такой вопрос давай решим через отца Кирилла (Павлова)». И спустя несколько дней взяли меня с собой туда в Переделкино и именно через него уже решали этот вопрос, сами показывая пример действительно благого послушания, в котором являет Себя Господь.

Сейчас мы в этот Праздник приносим Вам очень символический подарок, очень глубокий, который, наверное, мудро, если не сказать хитро, мы дарим Вам, потому что мы дарим его Вам, но сами через него получаем самое большое, что можно в этом мире получить. Это святые лжица и копие, посредством которые мы получаем из Ваших рук самое святое, что в этом мире есть – Святое Пречистое Тело и Святую Кровь Господню. Наверное, символически значение этих святых предметов такое же, как и Ваше отеческое послушание игумена. Копием священник извлекает из простого человеческого хлеба Агнец Божий, который Духом Святым, через молитвы Церкви, через молитвы, в первую очередь, предстоятеля, прелагается в Самое Тело Христово. И этой лжицей нам преподается то, в чем заключается цель христианской жизни. И, наверное, отец всякого семейства, наипаче же братского, монашеского, несет на себе это тяжелое крестное звание, служение – быть этой «лжицей», преподавать нам это и словом, и делом, и святыми Таинствами, как говорит святитель Игнатий Богоносец: «Где нет епископа, там нет Церкви».

Завершая свое слово, хочу принести от лица всех нас присутствующих, в первую очередь, Вам, как отцу нашему, общему нашему духовнику наше сыновнее покаяние, попросить прощения за наши наивные и не наивные ошибки, а также смиренную благодарность за всю ту заботу и терпение, которые Вы являли и продолжаете являть каждому из нас и ко всем вместе за то, что может быть незаметно для многих внешних глаз, которые ценят, что тоже немаловажно, конечно, те внешние строения и архитектурных зданий, внешних дел, которые Вам удалось за эти 25 лет Валаама нового, обновленного устроить, но в первую очередь мы как братия ценим то, что Вам просто-напросто удалось сохранить нас всех вместе, чтобы мы были тем братством, чтобы мы не передрались, не перессорились – ибо все мы, как каждая личность, имеет свой характер, свои взгляды какие-то, даже в духовных вопросах, и просто всех нас удержать в этом мире Христовом, это стоит, я знаю, многих трудов и многого терпения.

Примите нашу сыновнюю любовь, нашу благодарность, и как уже завелось в нашей традиции, как в древних уставах Валаамского монастыря писали – «трапеза с пирогами», теперь у нас эти пироги – утешение велие, изрядное, в праздники рождественские и пасхальные приносят нам наши певчие, которые подготовили в эти загруженные предпраздничные дни, три рождественских песнопения.

Иеромонах Давид (Легейда)


Ваша помощь сайту Валаамского монастыря

08.01.2016