Слово о том, что монаху хорошо побаливать. Болезни старца Софрония

21.11.2018 схиигумен Серафим  431

Слово о том, что монаху хорошо побаливать. Болезни старца Софрония
Ради любви Божией монахи должны терпеть все болезни: и душевные, и телесные, и духовные, потому что они сами так себя определили, сами дали такие обеты, сами возжелали и выразили это желание при постриге – злострадать за Христа.
Мы сейчас слышали, дорогие братья, очень важные слова про то, как мы должны относиться к болезням. Важны эти слова потому, что в наше время едва ли найдешь здоровых душою и телом людей. Но тут есть еще, конечно, и духовная сторона. Замечено, что многие, поступая в монастырь, рано или поздно заболевают, у них появляются какие-то болезни. По этому поводу святой Амвросий Оптинский говорил, что монаху полезно и необходимо всегда побаливать. Потому что, сказано апостолом Павлом: «Аз язвы Господа моего Иисуса Христа на теле моем ношу» (Гал. 6, 17). И монах, когда постригается, то он получает параман, на котором как раз вышиты Голгофа и эти слова апостола Павла. И в другом месте апостол Павел говорит еще, что мы всегда носим в теле своем мертвенность Господа Иисуса Христа, чтобы и жизнь Его явилась в теле нашем (См. 2 Кор. 4, 10). Так что духовно мы проходим через процесс истощания, обнищания телесного. Через попускаемые Богом болезни, мы проходим через некое умирание. Так душа и тело смиряются, и это всегда бывает поводом, чтобы помнить о Боге.

«Ах, тут монах! пойдем дальше»

По этому случаю вспоминается одна история, о которой нам рассказал Старец. Это настоящая история произошла в Одессе, при подворье Пантелеимонова монастыря. Один русский монах болел и лежал в лазарете. В палате было много коек. И вдруг он видит, как открывается дверь и входит Пречистая Богородица со святыми апостолами Петром и Иоанном. Проходя и останавливаясь у каждой койки, Пречистая указывает то Апостолу Петру, то Апостолу Иоанну, как облегчить страдания того или другого больного. И они доходят до койки этого монаха, а Пречистая присматривается и говорит: «Ах, тут монах! пойдем дальше».

«Ах, тут монах! пойдем дальше», – и этим все сказано, монахи должны терпеть. Ради любви Божией монахи должны терпеть все болезни: и душевные, и телесные, и духовные, потому что они сами так себя определили, сами дали такие обеты, сами возжелали и выразили это желание при постриге – злострадать за Христа. Поэтому судьба у монахов, конечно, и внутренняя и внешняя весьма своеобразна. Поэтому об этом надо помнить и, как мы слышали сейчас, стараться больше жить верой и молитвой, тогда все остальное станет на свои места.

Но есть и другой случай – из жизни Старца Иосифа Исихаста. У него тоже было очень много разных болезней, в том числе и смертельных. Но он вначале принципиально отказывался и от врачей, и от лекарств.

А потом ему было откровение, что врачи даны от Бога, и лекарства тоже, и к ним прибегать смиреннее.

Поэтому тут, конечно, нужно глубокое рассуждение потому, что я часто вижу, как приходят больные люди, и они настроены так, что «вот я не буду лечиться, только Святым Причащением, Святой водой и так далее». Но тут, действительно, только прозорливый муж может дать правильный совет, как поступить.

Слово о том, что монаху хорошо побаливать. Болезни старца Софрония

«Иди к Игумену и проси, чтобы тебя постригли в схиму, ты умираешь»

Старец Софроний тоже всю жизнь очень сильно болел и на Афоне несколько раз был при смерти. Поэтому его рано постригли в схиму. Он умирал, метался, и монахи ему посоветовали: «Иди к Игумену и проси, чтобы тебя постригли в схиму, ты умираешь». Игумен Мисаил был прозорливым, действительно святой муж, и он сказал: «Чтобы совершили постриг сегодня же вечером. И если нет новых одежд, то возьмите старые на рухольном, но чтобы это было сделано сегодня же». И в ту же ночь его постригли в схиму. Постригал его духовник отец Пинуфрий и, Старец говорил, что во время пострига у него отошли всякие болезни и даже их признаки, и он все время наслаждался глубочайшим внутренним и внешним миром и тишиною. А утром он говорит: «Я пошел к Игумену на благословение. Игумен встретил его, благословил, взял за руку и говорит: «Теперь ты будешь жить». И Старец всегда говорил, что, «вот, по слову Игумена, я до сих пор живу». И он дожил до девяноста шести лет, хотя и всю жизнь болел. Был у него рак, и когда он уехал с Афона, у него случилась перфорация желудка, и ему отрезали почти весь желудок, и он в течение двенадцати лет питался только жидкостью. Он был «кожа да кости», не мог ничего есть, но выжил. Врачи удивлялись, в течение сорока дней он находился между жизнью и смертью. Любой другой человек конечно бы не выдержал, а он выдержал. Потому что, над ним был, конечно, особый промысел Божий. Уже потом только он стал питаться более или менее нормально.

Так что помните, что монаху полезно и необходимо побаливать, то есть всегда немножко болеть. То спина, то голова, то желудок, то ноги – так мы научаемся терпению.

07-09-2007

Фотоальбом

Видео

Фотоальбомы

Все фотоальбомы