rus | eng
RSSВеб-камера

Монах Викентий (стихотворения)

Литературная страница

Монах Викентий (в миру Василий Попов) родился 22 февраля /7 марта 1865 г. в благочестивой семье мещан г. Кронштадта. Обладал тенором исключительной высоты и силы, пел в разных петербургских церковных хорах. 16 августа 1906 г. Василий прибывает на Валаам, где 14 февраля 1909 г. был зачислен в послушники, а 23 июня 1912 г. пострижен в монашество с именем Викентий. Послушание ему назначили – клиросное.

Отец Викентий поражал своей огромной эрудицией: он знал наизусть все партии богослужебных песнопений всего года. В конце своей жизни монах ослеп, но и тогда не оставил клиросного послушания: пел все наизусть, да еще и других поправлял. 

Кроме прекрасного голоса отец Викентий обладал даром стихосложения. В стихах он славил Бога, описывал монастырскую жизнь, писал поздравления, молитвы в стихах. Стихотворения монаха Викентия публиковались в номерах газеты «Утренняя заря» за разные годы.

В 1935 г., уже после смерти о. Викентия, по благословению игумена Харитона, вышел сборник его стихов, иллюстрированный видами Валаама. Отец Викентий особенно почитал Пресвятую Богородицу. Монах Викентий скончался (н.ст.) после тяжелой продолжительной болезни в монастырской больнице.

Великий Пост на Валааме

Время настало святого поста.
Колокол редко звонит, как рыдающий,
В сердце греховныя страсти смиряющий…
Кроткие взоры, безмолвны уста,
Дух сокрушено-смиренно прощающий…
Вера святая, как ты чиста!


В храме идет покаянный канон.
Пение хора волной разливается,
«Боже, помилуй меня» повторяется,
Чистым елеем целебным вливаются
В душу больную стихи «мефимон».
Изредка лишь из груди вырывается
Сердца скорбящаго сдержанный стон.

Братия чинно поклоны творят,
В храме толпою собравшися тесною,
Жадно ловя ту молитву известную,
В сердце росою сходящей чудесною.
Что иерея уста говорят.
Только пред Спасом с Царицей Небесною
Слабо лампады, как звезды, горят. 
    Громко с амвона несется в тиши:
«Боже! Любви дай мне дух и терпения,
Даруй мне видеть мои прегрешения,
Чтобы не знал мой язык осуждения…»
Дивныя службы в посту хороши.
Всю они мутную грязь, наслоение
С грешной и скорбной омывают души.

Служба окончена перваго дня.
Вот, среди храма игумен прощения
Просит у братии … все во смирении
Лентою черною под благословение
Чинно подходят, молчание храня,
Только шепча про себя в сокрушении:
«Отче честнейший, прости и меня!»

О! помоги же, Создатель, отцам
Сорокодневное кончить и трудное
Поприще постное, с пищею скудною
И обновить от порочнаго, студнаго,
Чрез покаянье, телесный свой храм…
Этого таинства светлаго, чуднаго
Строгий хранитель всегда Валаам.

1930 г.


В Великом Посту

Точно рыдающий звон колокольный
В храм христиан призывает в посту
С кроткими взорами люд богомольный
Душу очистить спешит ко Христу.

Две-три лампады лишь чуть озаряют
Внутренность церкви и лики икон,
В траурной ризе священник читает
Внятно и с чувством Великий канон.

«Боже, с чего я начну в сокрушеньи
плакать, страстями всечастно борим?
В чем положу я начин исправленья?
Но, Ты, Всеблагий, дай грехам оставленье,
Милосерд будь к паденьям моим!»

С клира несется: «Помилуй мя, Боже».
В пении слышатся скорби и плач,
Совесть проснулась и за сердце гложет,
Как неподкупный и грозный палач.

Вот и канон покаянный Андрея
Критскаго кончен и каждый идет,
Что б исповедать грехи иерею,
Чтобы свалить с сердца каменный гнет.

Робко вошел я за ширмы, с плачем упал.
«Сын мой не будь ты к себе очень строгий,
С лаской любовной мне старец сказал.
    «В чем тебя совесть твоя упрекает,
кайся пред Господом … кайся, сын мой.
Бог покаяния твое принимает.
Я же пред Ним лишь свидетель немой.

Бог милосердный к нам грешным радея,
Хочет спасти нас. Один только вздох
Он разбойника принял – злодея
И даровал ему райский чертог.

Он мытаря оправдал и блудницу
Нет тех грехов что б Господь не простил
Будем же каяться, чаще молиться
Чтобы немощи в нас исцелил.


И в заключение, благословляя,
Старец сказал мне: «Теперь не грусти;
С миром, гряди … но прошу, умоляя:
Бегай грехов, чтобы душу спасти».

Так покаянием, в бане духовной
Я от грехов свою душу омыл,
С радостным сердцем на путь вышел ровный
И Бога Всещедраго благодарил.

Долг христианский нас как бы невольно
Всех побуждает придти ко Христу
На покаянье, и Спас сердобольный
В храм призывает народ богомольный
С ношей духовной в Великом Посту.

1927 г.


Память преподобных Сергия и Германа Валаамских чудотворцев (11 сентября)

На Ладоге бурной в величии строгом
Стоит на гранитных скалах Валаам,
Обитель монахов, хранимая Богом
Дающая мир и покой их душам.

Как будто стеною весь остров скалистый,
Вокруг обнесен смолистой сосной
Дубами, березой и елью ветвистой…
И летом рай представляет земной,

Какие сады, луга и заливы…
И взоры чарует всех дивный собор.
А лес осеняет так горы красиво,
Над ними раскрыв свой зеленый шатер.

Во время же оно здесь с Германом Сергий
К спасенью безмолвных любители мест,
При помощи Бога, трудов и энергии,
Воздвигли святой на горах диких крест.
    Теперь же обитель как кедр, что в Ливане,
Красуясь цветет и к ея берегам
Спешат помолиться всегда христиане
Пред ракой святым преподобным Отцам.

Днесь празднует светло святая обитель
Молебную память пречудных отцов
И просит молитв их что-бы щедрый Спаситель
Всегда Валаам от бед покрывал.

И Бог милосердый угодников дивных
Приемлет мольбы и живущим отцам
За их послушание в трудах непрерывных
Свой мир подавая и отраду душам.

Так даруй же Боже сей праздник престольный
Отцов преподобных всегда встречать,
Ликуя сердечно с душею довольной,
Спеша храм услышав, звон колокольный
Что-б в нем тебя присно Христос величать.

1927 г.

На Валааме восстанавливают памятники на могилах старцев монастыря