Иеромонах Дорофей. Коневица.

 657

Коневские братья в Финляндии: иеромонах Иоанн, монах Иосиф и иеромонах Дорофей на берегу озера Нилакка. Община Кейтеле, усадьба Хиекка (Коневица). 50-е годы ХХ века.
Коневские братья в Финляндии: иеромонах Иоанн, монах Иосиф и иеромонах Дорофей на берегу озера Нилакка. Община Кейтеле, усадьба Хиекка (Коневица). 50-е годы ХХ века.

Первый очерк из книги «На высотах духа» церковного историка, писателя и журналиста С.Н. Большакова (1901-1990), проживавшего с 1918 года в эмиграции. Эта «книжечка» (так называл её автор) посвящена делателям Иисусовой молитвы — как монашествующим, так и мирянам, — и рассказывает о его встречах и беседах с ними.

***

Я провёл в Коневице,1 на дальнем Севере, несколько недель в 1951 году, живя как отшельник в избушке, в лесу. Стоял конец июля. Дни были тёплые и солнечные. Леса и озёра, озёра и леса.

Монастырёк был небольшой и братия малочисленная и в летах. Были среди иноков люди высокодуховные. Из них я помню лучше всех отца Дорофея.2

НУЖНО УГОМОНИТЬСЯ

Я спросил его раз:

— Как достичь мира духовного?

— Нужно угомониться, — ответил отец Дорофей, улыбаясь.

— Что значит «угомониться»? — переспросил я.

— А вот что. Когда я был молодым послушником на Валааме, Старец мой, которому я прислуживал, сказал мне раз: «Димитрий, трудно тебе будет угомониться. Больно у тебя нрав весёлый и подвижный. А не угомонишься, не достигнешь чистой молитвы, ни к чему будет тебе и монашество».

Вот я и спросил его, как Вы теперь меня:

«Что значит «угомониться»?

Старец мне ответил:

«Это очень просто. Сейчас вот лето, а ты, поди, ждёшь осени, когда работы на полях будет меньше». — «Верно, батюшка...»

«Ну, а осень придёт, будешь ждать зимы, первопутка, Святок. А они придут, будешь ждать весны; а там — Пасхи, Светлого Христова Воскресения?». — «Правда, отче».

«Вот ты сейчас послушник, а, поди, ждёшь того времени, когда будешь рясофором?». — «Да, батюшка».

«Ну, а там, поди, и мантии будешь ждать, а там иеромонашества, — вот это и значит, что ты не угомонился.

А вот когда тебе будет всё едино: весна или осень, лето или зима, Святки или Пасха, послушник ты или схимник, — а будешь ты жить сегодняшним днем, ибо «довлеет дневи злоба его» (Мф. 6, 34), не будешь помышлять и ждать, а всецело предашь себя воле Божией, – вот ты и угомонишься».

Много лет прошло, принял я мантию, получил иеромонашество и всё ждал чего-то. Перевели на кошевара. Не хотел, а пришлось подчиниться.

Ну, а уж как сюда перевели, то шёл весело, а иные плакали.

На все воля Божия. Если будешь принимать волю Божию благодушно и с любовию, а своего чудачества не ждать, — вот ты и угомонишься.

Только Вам ещё далеко это, Сергей Николаевич. Вы ещё «своего ищете».

Только без угомонения не достичь чистой молитвы!

О ЧИСТОЙ МОЛИТВЕ

— А как стяжается чистая молитва?

— Трудом, конечно. О молитве Иисусовой слыхали?

— Да, слыхал.

— И упражняться пытались?

— Пытался.

— И что?

— Плохо.

— Вы не отчаивайтесь. Твердите себе, и в своё время придет.

— А как знать, что достиг чистой молитвы?

Отец Дорофей посмотрел на меня испытующе и спросил:

— О Старце Молдавском слыхали?

— Нет.

— О нём пишет инок Парфений в своих «Странствиях».3 Поди, и его не читали?

— Нет.

— Прочтите, очень поучительно и полезно. Его раз Парфений и спросил о чистой молитве. Ну, Старец Иоанн и ответил, что как стал он подвизаться в молитве Иисусовой, сначала с принуждением великим, а потом легче и легче. А потом у него навязалось и потекло как ручеёк, молитва самодвижной стала: журчит и журчит и сердце умиляет.

Ну и стал он от людей уединяться, на пустыньку ушёл. Не только мирянок, но и мирян перестал принимать, да и монахов редко. И появилась у него тяга к молитве непреодолимая.

Когда Парфений спросил Старца: «А что же есть молитва непреодолимая?», — то отец Иоанн и отвечает: «А вот что есть молитва непреодолимая. Стану, говорит, я на молитву до захода солнца, а когда очнусь, то уже высоко солнце на небе, а я не приметил». — Вот это и есть чистая молитва.

— А скажите, отец Дорофей, сколь нужна молитва чистая для жизни деятельной, ну, например, миссионерской?

— Очень полезна. Когда подвизается человек в молитве Иисусовой, то уподобляется он, скажем, липе в цвету. Когда нет цветов на липе, то и пчёлы не прилетают. А как начала липа цвести, то аромат цветов её привлекает пчёл отовсюду. То же и с подвижником, утвердившимся в молитве Иисусовой.

Аромат молитвы, добродетели, ею доставляемые, привлекают отовсюду добрых людей, которые ищут, где поучиться. Кто живет во Христе, того Бог на руках Своих носит. Ни о чём не надо ему заботиться. Со всех сторон стекаются к нему добрые люди и хранят его как зрак очей своих. Подвизающийся в молитве истинной под тенью Господней успокаивается. И ни о чём он не заботится. Всё само приходит.

— А скорби бывают?

— Как не бывать, но и они обращаются в радости. Впрочем, вам этого еще не понять. Далеконько. Но придёт в свое время.

***

— Скажите, отец Дорофей, в мiру можно спастись?

— А почему нельзя? Царствие Божие внутри нас есть, когда мы в сердце нашем повергаемся пред Господом и возносим Ему курение благовонное чистой молитвы. «Рассказы Странника»4 читали?

— Читал.

— Ну и Вы так же действовать можете. Немытов — орловский богатый купец был, — а Оптинского Старца Макария молитвенностью своей удивлял.

Впрочем, и он, как вошёл в силу в своем собственном доме, затворником стал.

Кто с Богом жить стал и величие духовного увидел, тому трудно остаться в мiру.

КАК УЗНАТЬ ВОЛЮ БОЖИЮ?

Мы сидели на скамеечке, на берегу тихого озера. По голубому небу плыли белые, перистые облачка. Солнце садилось. Стволы высоких корабельных сосен горели, как золотые свечи, в лучах заката. Озеро, всё золотое, в зелёной рамке лесов, было как зеркало. Всюду царила тишина далёкого Севера.

— Вот, друг, — заметил отец Дорофей, — когда сердце Ваше уподобится сегодняшнему вечеру, его тишине и миру, — тогда и озарит его Свет незаходимого Солнца — и уразумеете Вы тогда на опыте, что есть чистая молитва.

— Скажите, отец Дорофей, — спросил я его после некоторого молчания, — как узнать волю Божию о нас?

— Духовные отцы говорят, что самые обстоятельства жизни нам сие указывают.

Затем можно вопросить с верой, что делать, — Старца или вообще мудрого человека.

А затем — по преклонению сердца. Помолись трижды Господу указать волю Его, вот как в саду Гефсиманском молился Спаситель.

И куда преклонится, — так и поступай...

Коневская братия с паломниками на усадьбе Хиекка (община Кейтеле, Финляндия). Иеромонах Дорофей во втором ряду второй справа. 50-е годы ХХ века.
Коневская братия с паломниками на усадьбе Хиекка (община Кейтеле, Финляндия). Иеромонах Дорофей во втором ряду второй справа. 50-е годы ХХ века.
_______________

Примечания:

1 Коневица (фин. Konevitsa) — Так называлась местность в Финляндии, где в 1940–1956 гг. жила братия Коневского монастыря после того, как им пришлось покинуть родной остров Коневец.

2 Иеромонах Дорофей (Беляков; 1875–1957) — начинал свой монашеский путь на Валааме. Был переведён на Коневец. По окончании Зимней войны в 1940 году ушёл в Финляндию вместе с Коневской братией, которую возглавлял в конце жизни. После воссоединения с Валаамской братией в 1956 году, скончался через семь месяцев на Новом Валааме.

3 «Странствия» — книга инока Парфения (Агеева) «Сказание о странствии и путешествии по России, Молдавии, Турции и Святой Земле», изданная в Москве в 1855 году. Ф. М. Достоевский использовал в своем романе «Бесы» эпизод со старцем Оптинским Львом, описанный в «Сказаниях».

4 «Рассказы странника» — «Откровенные рассказы странника духовному своему отцу» — произведение XIX-го века некоего паломника, странствующего по России с Иисусовой молитвой.

Фотографии предоставлены музеем Коневского Рождество-Богородичного монастыря.


Приложение «Валаам»

Подать записку
Пожертвования

Фото

Другие фото

Видео

Другие видео

Погода на Валааме

+0°
сегодня в 00:49
Ветер
3.6 м/с, ВЮВ
Осадки
0.0 мм
Давление
771.0 мм рт. ст.
Влажность
93%