rus | eng
RSSВеб-камера

Отец Герман (Люкшин): Современным миссионерам сейчас намного сложнее, чем было когда-то прп. Герману Аляскинскому

Публикации

- Отец Герман, благословите. Недавно вы вернулись на Валаам из Камчатки, где
осуществляли православную духовную миссию. Расскажите, пожалуйста, как все
начиналось?
По благословению Святейшего Патриарха Московского и всея Руси Кирилла и
Преосвященнейшего епископа Троицкого Панкратия, троих насельников Валаамской
обители в 2011 году направили на Камчатку для проповеди Евангелия, среди которых был
и ваш покорный слуга. На протяжении почти 2,5 лет я исполнял священническое служение
в разных регионах Камчатки. В ноябре 2013 года завершилась миссия с возвращением в
родной Спасо-Преображенский Валаамский монастырь.


- После вашего отъезда духовная миссия на Камчатке прекратила свое
существование?
Миссия продолжает развиваться. Общение с разными приходами не прекратилось. Мы
регулярно переписываемся по электронной почте и созваниваемся по телефону с
прихожанами. Многие приходы продолжают то молитвенное правило, которое они
восприняли в богослужебной практике. Кроме того, в этот замечательный Камчатский
край приезжают с разных концов России и постсоветского пространства верующие люди
по благословению духовников. В настоящее время в местной епархии подготавливают
людей для принятия сана и рукополагают в священники. Таким образом, прежний
дефицит духовенства, который ощущался несколько лет назад, сейчас восполняется.


- Каков был ваш распорядок дня?
Многое определялось местоположением служения. Когда проживал в городском
монастыре, там все происходило по соответствующему обительскому уставу. Во время
поездок по полуострову - свой походный устав с келейным правилом. На приходе
ежедневно вечером совершалось повечерие с акафистом и молебном. На Камчатке
практически везде с раннего утра люди идут на работу. Все пенсионеры работают. В будни
перед работой нет ни времени ни сил приходить на утреннее богослужение. По
обыкновению, весь приход собирается на воскресную и праздничную службу.


- С какими проблемами вам пришлось столкнуться в начале вашего служения на
Камчатке?
Суровый климат, быт - это все мелочи, о которых и говорить не стоит. Зачастую на
некоторых приходах некому ни петь, ни читать, и даже самих прихожан в некоторых
поселках фактически не было, кроме старосты и свещницы. Создавалось впечатление, что
большинство местного населения погружено в собственные житейские проблемы и, увы,
мало кто стремился идти в Церковь. Люди не верят, что им что-то в жизни поможет, вся
жизнь их прошла в тяжелых беспросветных трудах и заботах, «никто не даст нам
избавленья». Вот, в чем настоящая проблема! Но мы не отчаивались, продолжали
исполнять свое служение, нести свет Евангелия, помогать людям обретать веру.


- Какая трудность, на ваш взгляд, является ключевой?
Все вытекает в общую проблему: сегодняшняя деятельность телевидения и средств
массовой информации негативно отражается на человеке. По слову известного
современного проповедника: «происходит расчеловечевание человека». Из людей с
какими-то самобытными свойствами они превращаются в людей с очень узким
кругозором, в так скажем, средне-европейского потребителя, у которого основная цель в
жизни – это получение удовольствия. Телевидение – это такая приманка на стальном
крючке, заглотнув которую человек уже не сможет никогда вырваться без посторонней
помощи. В крайне отдаленных малолюдных (до 100 человек) поселках, где нет даже
мобильной связи – в каждом доме установлена спутниковая тарелка для телевизора.
Стопроцентно, поголовно люди охвачены безнравственным массовым вещанием. Вот
почему современные люди не откликаются на призыв веры, на предложение принять
благовестие и, конечно же, жить духовно – это самая большая трудность. Все остальное
преодолимо и по сравнению с этой проблемой все забывается.


- Но это в большей степени связано с тем, что у многих людей было советское
воспитание? Или из-за современной, массовой работы телевидения и газет. Из-за
того, что они принижают роль православия в современном обществе?
Дело в том, что советское воспитание – при том, что на государственном уровне
проповедовался научный атеизм – позволяло сохранять в людях хоть что-то ценное,
общечеловеческое. Например, такие понятия как: честь, достоинство, любовь к Родине,
готовность встать на ее защиту. В те времена СМИ были заняты именно воспитанием в
человеке общих моральных качеств. Популяризировалось наследие великой русской
культуры, классической литературы, искусства. Вот в этом и состоял парадокс, что при
объявленном безбожии – нравственность в обществе все-же поддерживалась – конечно и
молитвами русских святых и новомучеников российских. Однако советский человек, в
основном, не верил в атеизм, при общей устремленности в светлое будущее. Были,
конечно, какие-то фанатики, но они всегда бывают. В основном люди как раз жили все-
таки порядочно и старались сторониться того, что считалось позорным. Современные
церковные приходы как раз и состоят из пожилых людей – выходцев из советского
времени. Зачастую, при встрече такие люди с большой благодарностью вспоминают
советские времена, говорят о них, как об очень светлом периоде своей жизни. И это при
том, что тогда был официально объявлен государственный атеизм. А что сегодня? Сейчас
многие воспринимают современность как время духовной разрухи, полного распада.


- Получается, нынешнее время отчасти губительно влияет на человека?
Не время, а нравы. Сегодняшнее воздествие СМИ можно приравнять к опиуму. Опиум для
народа. Особенно восприимчивы к телевидению дети. Бывает, что они с невероятно юного
возраста – лет с девяти – уже имеют такие пороки, которые в советское время и взрослые
не имели. Зачастую данное явление просто поражает. Трудно что-то с этим сравнить,
происходит такое падение нравов, которое не было никогда в России.


- А мужчины на Камчатке ходили на богослужения, на Литургии?
Очень редко. В храме практически всегда – одни женщины. Однако есть приходы, в
которых есть мужчины, хотя там, как правило, неподалеку находятся действующие
воинские части. Правда, есть части, где нет людей, они просто расформированы.


- Вы жили в каком-то конкретном городе и совершали миссионерские поездки по
отдаленным населенным пунктам? Или вы, грубо говоря, «жили в дороге»,
перемещаясь из города в город?
В том числе я жил и в Петропавловске. Там есть монастырь, где можно остановиться
приехав на Камчатку, и вот оттуда я отправлялся в разные поселки.


- Вспомните, пожалуйста, самую запоминающуюся поездку?
Честно говоря, все поездки запоминающиеся, потому что везде живые люди. Мне дорог
каждый человек, с которым я общался. Сложно выделить кого-то одного. Были поселки,
где прихожане проявляли себя очень активно: регулярно ходили на богослужения,
участвовали в Таинствах, посещали воскресную школу. Но были и редкие населенные
пункты, где не находилось желающих обрести веру, и это все удивляло.


- А была ли такая поездка, которая вам запомнилась каким-то необычным случаем:
скажем, на улице в этот день было минус 60 градусов, или вы поехали на самую
крайнюю географическую точку России?
Те поселки, которые были максимально отдаленны от Петропавловска и находятся на
границе с Чукоткой, по-своему интересны. Кстати сильный мороз на севере не
воспринимается как катастрофа. Летние комары и мошка (которые заживо могут «съесть»
собаку) заставляют мыслить: когда же наконец придет зима. Ведь человек
приспосабливается ко всему, даже к таким условиям, где нет элементарных бытовых
удобств или где ошеломляет дороговизна продуктов питания. Но это все ничто по
сравнению с тем служением, ради которого священник и направляется в далекий край,
чтобы нести проповедь Евангелия людям.


- Когда Вы жили непосредственно в Петропавловске и когда Вы ездили в эти
поездки, ощущали ли Вы какую-либо связь с Вашим небесным покровителем -
преподобным Германом Аляскинским, или, возможно, с Валаамскими святыми, или
с миссионерами прошлых лет?
Это очень сложный вопрос. Скажу только, что я постоянно молитвенно обращался к
названным и местночтимым святым, подвижникам благочестия, чувствовал от них
помощь, поддержку, заступничество.


- А если бы сейчас владыка Панкратий предложил бы вам поехать, например, не на
Камчатку, а в Африку?
В первую очередь я послушник, поэтому, куда Владыка мне скажет ехать, туда и поеду.


- Как Вы считаете, каким образом можно улучшить состояние православной веры на
территории Камчатки? Можно ли добиться каких-то положительных результатов,
если, скажем, полностью запретить всю рекламу в регионе?
В тех поселках, где даже нет мобильной связи, отсутствуют вещи первой необходимости,
где продукты в пять - десять раз дороже обычных цен, все же имеются спутниковые
антенны…. Поэтому, думаю, сейчас уже невозможно технически отключить отравляющие
средства массовой информации.


- Тогда, может, увеличить там количество служащих священников?
Полагаю, что и это нецелесообразно, потому что камчатские поселки небольшие, где
вполне достаточно одного священника. И наши силы неравны. Проблема все в тех же
СМИ. Можно сказать - это облучающая радиация, бомба, которая попадает в каждого
человека, будь он верующий или неверующий, русский или каряк, пожилой или младенец.
Есть же бомбы, которые внешне могут ничего не разрушить, но их радиация губительна
для живых организмов, точно также СМИ. Проблема – в общедоступности. Население на
Камчатке живет практически европейской жизнью, даже там где очень аскетические
условия. Люди общаются на медийном языке, пользуются понятиями европейских
ценностей. Потому что они каждый день (почти круглосуточно) смотрят телевидение, оно
их «воспитывает». У них нет каких-то других источников информации и ничего другого
им не нужно. Дети регулярно летают на вертолетах в город, где перед ними раскрываются
все понятия европейской цивилизации.


- Есть ли бы вам дали возможность предложить Святейшему Патриарху какое-либо
решение этой проблемы, то что бы вы ему предложили?
Я думаю, что это вопрос государственной важности, и он должен решаться посредством
образования каких-то нравственных каналов массовой информации, где круглосуточно и
повсеместно показывают духовно-нравственные передачи, где нет отравляющей рекламы.
Это должно быть массовым явлением и везде пропагандироваться. Ведь зачастую как
сегодня все происходит? Например, по телеканалу показывают проповедь Святейшего
Патриарха, но после нее ставят в эфир какую-либо непристойность, которая полностью
дезавуирует все нравственные начинания, все обращение к людям, они все забывают.


- Когда иеромонах Игнатий (Смирнов) давал нам интервью, то говорил, что в
последнее время очень большой проблемой стала алкогольная зависимость, которая
очень сильно ощущается на Камчатке. Что вы думаете по этому поводу?
Да, это действительно проблема, которая остро ощущается не только на Камчатке, но и по
всей России. А на Камчатке живущие северные люди очень сильно алкоголезависимы.
Противостоять всему этому опять-таки может только нравственность, постоянная
пропаганда. Других средств я пока не вижу.


- Что вы думаете о том, что именно на Камчатке как-то очень сильно развито
сектантство, которое очень сильно противодействует христианству?
После разрушения общесоюзного государства сектанты в том числе на окраинах успели
закрепиться, где отсутствовала проповедь Православия. Они приманивают людей
отсутствием постов, церковной дисциплины, разными «шоколадками». В последнее время
мы видим, как совершаются нападки на Церковь, очернение, многие факты откровенно
передергиваются. Однажды я на Камчатке увидел некий антиправославный ролик. Фильм
был весь «высосан из пальца», но действовал просто убийственно на неподготовленного
человека, уничтожал его духовный мир. Ернически надерганные фрагменты из бытовой
жизни священников, материалы из агитационной атеистической пропаганды советского
времени, высмеивание на каждом шаге и слове духовенство – было содержанием фильма.


- При разговоре с отцом Игнатием можно было понять, что все эти секты имеют на
Камчатке достаточно большую власть. Это так?
Сектанты просто живут там постоянно, поэтому они всех привлекают. Сектанты за это
время успели закрепиться во властных структурах. А священники живут там «вахтовым
методом» из-за того, что не каждый приход может круглогодично содержать
священнослужителя. На Камчатке очень низкий уровень жизни, маленькие зарплаты у
населения, есть бедность. Например, если в поселке живет 2000 человек, то такой поселок
может содержать священника. В основном поселки на Камчатке малочисленны.
Небольшой поселок не может содержать священника. А сектанты берут десятину с
каждого своего адепта, и этим и живут. Вообще, достойно удивления, как люди выживают
на Камчатке, при условии того, что зарплаты очень низкие, а цены наоборот – очень
высокие, выше московских в несколько раз. Как при этом люди выживают? Помогают
промыслы на реках в тундре.


- В каких грехах вам чаще всего исповедовались люди во время вашего служения?
Как раз большинство грехов и связано с влиянием телевизора. И конечно многие грехи
связаны с бедностью. Отсутствие средств порождает в душах людей озлобленность, они
становятся готовы на какие-то отчаянные поступки.


- Как часто некрещеные камчатские жители принимают таинство Крещения?
На Камчатке крестятся достаточно часто, т.е. практически каждый хочет, чтобы его
ребенок был крещенным. Но, к сожалению, это только внешняя потребность. Даже
проводя с людьми катехизацию, их ненадолго хватает, они приходят на занятия два-три
раза и все. Или например, был поселок, в котором жило около тысячи жителей, но ни один
человек не пришел креститься. Наверное, это единственный случай. Также были
противоположные случаи. В некоторых малочисленных (в том числе многочисленных)
поселках люди шли на крещение, были рады послушать наставления перед и после
Таинства.


- А что делать нам, православным, когда мы видим, что средства массовой
информации поносят Церковь, Святейшего Патриарха?
Вопрос очень важный, потому что это касается спасения всего Отечества. Для людей,
конечно, нужен какой-то личный подвиг к тому, чтобы Господа просить, чтобы Он
помиловал страну Российскую, чтобы враги Православия были посрамлены, чтобы Он
покрыл своей благодатью Россию от этого зла. Необходимо личное участие в
общественной жизни, в публицистике. Написать статью в поддержку Церкви и России
несложно. Для этого сейчас есть все условия, в том числе интернет. В советское время
цитировалось: «поэтом можешь ты не быть, но гражданином быть обязан». Чем больше
голосов будет слышно в поддержку Отечества, тем дальше враги будут отступать. Но
повторюсь, что нужно личное благочестие, жизнь по Евангелию.


- Какие цели вы ставили перед собой, когда отправлялись на Камчатку?
Цель одна – воспитание людей в Православной вере.


- Как тогда прп. Герман Аляскинский смог крестить так много местного населения?
Сейчас также немало людей принимают Таинство Крещение.
Причина также в том, что тогда не было этого отравляющего действия средств массовой
информации. Северные народы были как белый лист, куда можно вписать имя Христово.
Современным миссионерам сейчас намного сложнее, чем было в XIX веке.


- Перед тем как крестить людей Вы устраивали им элементарный экзамен,
например: расскажите мне молитву «Отче наш», или «Верую»?
Катехизаторская работа с людьми обязательно проводилась. Единственное, что местному
населению очень сложно дается новое учение. В одном поселке каждый день на
протяжении месяца во время повечерия соборно по листочкам пелось «Верую», но
прихожане так и не запомнили эту молитву. Хотя я видел, что они очень старались. Они
расстраивались от того, что не могут ее запомнить. Но это не является препятствием к
принятию Таинства. Кто верует и хочет крестится, тот всегда принимал таинство.


- А вообще, чем отличаются эти местные народы от русских?
Сейчас все нивелировалось, к сожалению, до европейского человека, и коренные народы
Севера уже стали похожи на европейцев. Они ходят в джинсах и одеваются по моде,
практически ничем не отличаются от европейцев. Сейчас заключается очень много
смешанных браков с русскими и украинцами, ну и между собой эти племена очень
перемешаны. Допустим, говорят, что в этом поселке живут одни чукчи, а в соседнем
поселке – одни коряки, так на самом деле выясняется, что они все друг другу
родственники.


- А как вы передавали свою миссию следующему священнику?
Это зависит от управления местной епархии. Можно на Камчатке прожить почти год, и не
видеть другого священника. Это из-за того, что Камчатский край сам по себе
территориально огромен, размером с несколько европейских государств.


- Епископ Артемий приглашал вас еще?
Конечно да, он приглашал нас (священников с Валаама) еще, но дело в том, что теперь там
появилась самодостаточность в кадрах. Ситуация, которая была еще 2,5 года назад, на
данный момент изменилась.


24.01.2014
×

Сообщение об ошибке

Текст с ошибкой:
Описание ошибки: