rus | eng
RSSВеб-камера

Миссией управляет Господь. Интервью с участником Валаамской миссии на Камчатке иеромонахом Игнатием (Смирновым)

Публикации
Миссией управляет Господь. Интервью с участником Валаамской миссии на Камчатке иеромонахом Игнатием (Смирновым) - Добрый день, отец Игнатий, мы очень рады снова видеть Вас на Валааме! Расскажите, пожалуйста, какую должность Вы сейчас занимаете и в чем заключается непосредственно ваша работа?

- Я был назначен исполняющим обязанности настоятеля Храма Святителя Николая Чудотворца в п. Палана, Корякского автономного округа Камчатского края. Моя работа – это окормление прихожан поселкового храма, миссионерская деятельность. Вместе с моим помощником, иноком Кириллом, который следит за исполнением церковного устава и участвует в службах в качестве чтеца, мы посещаем детские учреждения, в том числе детский дом, колледж, исполняем различные требы, то есть полностью участвуем в той деятельности, которая должна осуществляться священником в данной местности.

- Сколько человек состоит в вашей духовной миссии? Как я понимаю, это не только монахи Валаамского монастыря?

- С Валаамского монастыря приехало трое монахов, а также три человека из братии Оптиной пустыни. Сейчас монахи из Оптиной пустыни находятся в городе Петропавловск-Камчатский в монастыре Святого Великомученика Пантелеимона. Это единственный мужской монастырь на Камчатке. Братья из Оптиной Пустыни сейчас не задействованы в миссионерской работе. Они исполняют различные послушания и ждут в отношении себя распоряжений Владыки: остаться в братии монастыря или отправиться в какой-либо поселок для окормления местных жителей.

Кто явился инициатором организации духовной миссии на Камчатке?

- Эта идея принадлежала непосредственно Святейшему Патриарху Кириллу и была им озвучена после его поездки на Камчатку. В этом отдаленном крае остро не хватает священников. Белому священству сложно оставить родные края и уехать с семьей так далеко, поэтому Святейший Патриарх Кирилл пожелал привлечь на это послушание черное духовенство. Ведь монахи не закреплены за местами, исполняя послушания они могут, по благословению, находиться в любой точке земного шара. Своим примером самоотвержения и самоотречения от земных благ монашествующие могут осуществлять миссионерскую деятельность в суровых климатических условиях, в том числе на Камчатке. Человек совершает постоянный подвиг. Видимо, монахи – более подходящий выбор для такой миссии. 

- Скажите, пожалуйста, в качестве прав собственности что-то принадлежит вашей миссии, церковь, земля?

- Храм принадлежит Русской Православной Церкви. Он построен на собственные средства прихожан, без чьей-либо помощи. Основную часть нашего прихода составляют женщины. Благодаря их заботам возведено здание храма, в нем и проходят наши службы. В настоящее время строится новый храм, который будет назван в честь Святителя Николая Чудотворца. В 2010 году во время посещения Камчатского края Святейший Патриарх Кирилл осуществил закладку будущего храма и уже осенью этого года планируется сдать здание в эксплуатацию, подготовить и провести освящение храма.

- Отец Игнатий, испытываете ли вы своего рода «конкуренцию» со стороны различных сект и вероисповеданий?

- Многие порядки, многие правила, заведенные у сектантов, чужды православию, христианским ценностям, и тот быт, который ведут сектанты, нас ни как не пугает. В поселке есть две наиболее крупные инославные религиозные группы – это баптисты и пятидесятники. Достаточно большое влияние имеют баптисты. Люди выбирают эту церковь, скорее всего, не по глубокому чувству веры, а из каких-то материальных перспектив, потому что баптисты предоставляют возможность подзаработать и в целом материально укрепиться. Что же касается второй главенствующей религиозной группы, пятидесятников, она очень близка корякам по традиции, фольклору, связанными с танцами и песнями, в целом по молитвенной службе, обычаям, которые у них заведены. И поэтому некоторые коряки к ним очень быстро располагаются. Но камнем преткновения являются те неестественные чувства, которые возникают во время харизматических богослужений, они просто реально отпугивают людей.

- Помогаете ли вы людям возвращаться от баптистов и пятидесятников обратно в православие?

- Нет, так сказать нельзя. Если люди приходят к нам, мы с ними разговариваем, интересуемся тем, что их привело в наш храм. Нужно отметить, что сектанты очень хорошо подготовлены и во всех разногласиях с православными христианами, они умеют отстоять свою точку зрения. Люди, приходящие на службы в наш храм, это люди, которым что-то не нравится в сектах и они начинают активно интересоваться православием. В беседах с ними мы показываем отрицательные стороны сектантства, рассказываем об истинном православии, истинном христианском благочестии, об истории христианства, стараемся раскрыть глаза на многие вещи. У нас складывается впечатление, что многие бывшие члены этих религиозных групп просто загипнотизированы. Русская Православная Церковь оказалась в этих местах слишком поздно. Сектантство появилось на Камчатке гораздо раньше и успело насадить свои отравленные семена, создать ячейки. Народ изначально сильно обманулся, но теперь люди начинают более-менее ориентироваться, отличают православную веру от сект.

- Как часто вы совершаете Таинство Крещения?

- Крещение мы проводим регулярно, не более трех раз в неделю. В среднем – раз в неделю. Совсем недавно я крестил корякскую девушку.

- Чаще крестятся выходцы из сект или атеисты?

- Чаще крестятся атеисты, язычники. Многие до сих пор придерживаются традиций корякского язычества. Корякский народ издревле верил в богов, вернее в демонов. Язычество пустило глубокие корни, но в целом коряки верят в Бога. Поэтому у этого народа христианство смешивается с язычеством. Например, они верят в переселение душ, это поверье передается из поколения в поколение. От этого закрепленного в сознании предания, теряется страх смерти, страх Божьего суда, о котором возвещает христианство.

- Что в работе миссии приносит вам радость, а какие моменты хотелось бы изменить?

- Нам удалось привлечь прихожан к длительным богослужениям, большинство людей регулярно участвуют в Таинствах Исповеди, Причастия. Несмотря на непривычное многочасовое стояние, люди нас слушают, участвуют в молитве. Это действительно приятно. Очень радостно прошла Пасха! На светлой седмице были каждодневные богослужения, прихожане участвовали в крестном ходе, проявляли интерес к службам, таинствам. На приходе существует воскресная школа. На занятиях люди учатся понимать важные вещи, чтобы через это понимание ощутить важность участия в таинствах. Думаю, нам удается дело просвещения.

Трудность заключается в том, что жители долго привыкают к нам. Чувствуется их стеснительность, закомплексованность, особенно от коряков. Они тяжело открываются на исповеди. Мы понимаем важность того, чтобы человек рассказал о своих тайнах, делах, поступках, раскрыл все грехи для исцеления через Таинство Исповеди. Поэтому сейчас на первом месте для нас доверие прихожан. Когда мы только приехали на приход, то застали сложный момент: прихожане рассорились между собой, у некоторых был даже конфликт со священником.

Перед отъездом владыка предупреждал о нездоровой атмосфере в поселке Пелана и о том, что нашей задачей станет примирение враждующих людей. С Божьей помощью, эту ситуацию урегулировать удалось. К сожалению, весь приход составляют женщины, мужчин же практически нет. Был один мужчина средних лет, но он уехал работать в соседний поселок.

Есть еще мысль привлечь и обучить кого-то из местных молодых людей, и, может быть, в перспективе они станут священниками, будут окормлять паству данного прихода. А сколько людей в среднем причащаются на воскресной Литургии? Практически все пришедшие на службу. Это женщины и дети. В среднем 20-25 человек.

- По приезду в Палану, каким образом прошло знакомство с местным населением?  

- Я приехал сюда 19 декабря 2011 года, вместе с начальником миссионерского отдела монахом Федором, он сам до этого всего лишь один раз посещал поселок Палана. В то время настоятелем служил белгородский священник Алексей, так как между Белгородской и Камчатской епархиями заключено соглашение, в соответствии с которым из семинарии на полгода отправляется священник для прохождения практики. Срок службы отца Алексея подходил к концу, и я его заменил. Отец Алексей хорошо знал местных жителей, поселковую администрацию и познакомил меня со всеми ключевыми чиновниками.Члены администрации были очень расположены к общению, интересовались сроками моего приезда. В поселке постоянно менялись батюшки. Смена настоятелей нервировала людей, так как священник, к которому они привыкли, уезжал, и приходилось привыкать к новому человеку. Мы пообещали, что пробудем на приходе минимум 2-3 года. Прием в администрации прошел доброжелательно. Чиновники предложили всестороннюю помощь в любых затруднениях. Например, при содействии местных властей, в праздник Крещения вырезали прорубь, где мы произвели первое освящение воды. В нашей работе помощь приходит также и от простых граждан. Местная газета печатает статьи, посвященные праздникам Рождества, Крещения, Пасхи. Кроме сект, многие расположены к православию.

- Собираются ли привлекать к вам священников Камчатской епархии? 

- Нет, там сейчас очень много поселков, которые вообще без священников, поэтому мы, скорее всего, так и останемся одни.

- Поэтому в вашем составе нет братии из Оптиной пустыни?

- По другой причине. В планах владыки было направить оптинских монахов в другой поселок, да и сами монахи выражали такое желание, но в их составе недоставало священника. В поселке Палана валаамская братия должна была быть без отца Германа, так как владыка хотел оставить его в городе Петропавловск-Камчатский возглавлять епархиальный отдел апологетики (отдел по борьбе с сектами). В данный момент отец Герман ожидает другое послушание в Петропавловске-Камчатском. С оптинской братией пока ничего не ясно.

- Как вы думаете, когда через три года будет оцениваться результат вашей работы, вас направят в какую-то другую миссию, а не в Валаамский монастырь?

- Сложно сказать.

- Но вы в любом случае хотели бы вернуться на Валаам?

- Конечно, хотели бы вернуться в Валаамский монастырь. Ведь даже если человек старается сохранить свое монашеское устроение, все равно создаются отрицательные внешние условия, ведь мирская жизнь расслабляет монахов.

- То есть, может быть, в чем-то было бы даже логичнее, если бы в рамках этой миссии были белые священники?

- Несомненно. Белым священникам легче ориентироваться в житейских трудностях, которые люди озвучивают на исповеди. Монахам неполезно вникать в эти проблемы. Тем не менее, постоянное общение с Богом нас действительно вдохновляет. Мы получаем удовлетворение от нашей деятельности. Отрадно видеть радостные лица людей. Ведь общая обстановка в поселке очень печальная, унылая, людям живется очень тяжело. У них нет театров и кинотеатров, никаких развлечений, которые есть в обычном городе. Свободное время отдается спиртному. Работы нет, зарплаты низкие, граждане живут за счет социальной помощи. Давно разрушены заводы и фабрики, основной источник дохода – рыбный промысел и охота летом. Зимой же все пьют, нет никакого заработка.

- Получается, необходимость вашей работы, в силу того социального положения, огромна?

- К сожалению, государство сейчас ничего не может предложить местным жителям для их развития, просвещения, утешения. Только Церковь еще может как-то помочь. Но мы сталкиваемся с неверием, с нежеланием трудиться. Чувствуется, что место неосвященное и нужно устраивать литургическую жизнь, молиться за этих людей, чтобы Господь освятил их, направил к истине, к спасению.

- Но если вы сами понимаете, что там работы просто непочатый край, почему бы вам не остаться, и не посвятить миссионерству всю свою жизнь?

- Наилучшим вариантом будет, если мы найдем замену из местных жителей. Так что дождемся благоприятного периода. Естественно, людей мы не бросим, без окормления не оставим. Все зависит от общей ситуации, которая сложится. Я надеюсь, что Бог все управит и поможет.

- Каким образом Камчатская епархия участвует в работе в рамках этого поселка, что они конкретно делают?

- Сейчас идет строительство храма под их руководством. 

- Я имею в виду в духовном смысле.

- Прежде всего, мы исполняем послушания от Камчатской епархии. Это каноническая территория владыки Артемия, который собственно и поставил нас исполнять данное послушание. Порядка двух лет на Камчатке послушался отец Аркадий с Троице-Сергиевой Лавры и планировал остаться до конца жизни. В новых условиях монаха подстерегают искушения, при которых он может расслабиться. У него завязываются какие-то отношения, связи, дружба с мирскими людьми и уже бывает тяжело отказаться, когда, скажем так, тебя приглашают поехать на природу, развлечься, отдохнуть. Таким образом, можно потерять свое монашеское устроение, обмирщиться. Чтобы этому не поддаться, необходимо быть духовно очень крепким человеком, уметь пережить ситуацию. За себя я на все сто процентов не уверен. И что будет со мной через год, через два года? Насколько хватит сил, терпения, крепости?

- А есть ли сейчас на Камчатке такие люди, которые бы жили по примеру прп. Германа Аляскинского?

- Я все-таки думаю, что во времена преподобного Германа Аляскинского была другая жизнь. Сегодня намного больше искушений для современного человека. А раньше жили одни племена аборигенов, не было ни детских садов, ни школ. Нельзя забывать, что игумен Дамаскин долго выбирал, кого бы направить в эту миссию, и остановил свой выбор на святом Германе Аляскинском, как на уже в полной мере сформировавшемся, духовно крепком монахе. Но себя я так охарактеризовать не могу.

- Расскажите, как вы проводите обычный будничный день?

- Подъем у нас около 7 часов. Вместе с отцом Кириллом мы совершаем полунощницу, утреннее правило. Затем следует завтрак. После завтрака отец Кирилл два раза в неделю печет просфоры, я же в это время могу продолжить свое молитвенное правило, либо заняться учебой. В данный момент я учусь в семинарии и мне необходимо выполнять и письменные работы, и готовиться к экзаменам. Как раз до обеда все время посвящено учебе. По окончании обеда мы можем посещать учебные заведения. Я окормляю местный колледж, а отец Кирилл – детский дом. К 6 часам вечера мы собираемся на службу, совершаем вечернее правило, акафист, повечерие с вечерними молитвами, ну а затем возвращаемся домой, ужинаем. В конце дня занимаемся чтением, написанием статей для газет, отчетов для епархии, в которых информируем начальство о проделанной работе. Также успеваем до 10-11 вечера почитать святых отцов, затем вечернее правило и около 12 ночи отбой.

Живем мы на данный момент на квартирах. В субботу совершаем всенощное бдение, в четверг и воскресение – Божественную Литургию. Накануне мы проводим вечерню с утреней, в субботу – литию. До нас прихожане никогда не видели чин литии. В целом мы стараемся соблюдать монашеский богослужебный устав, без особых сокращений. После воскресной Литургии проводим школу для взрослых, на которой подробно рассказываем о таинствах. Прихожанам интересны занятия, они активно задают вопросы. Не скрою, мы радуемся, когда видим такую любознательность, ревность к службе, к участию в таинствах.

- А кто во время службы у вас выступает в роли чтеца, певчих?

- Основной чтец это отец Кирилл, а певчие – местные прихожанки. Поют они особым камчатским распевом, от которого не хотят отходить, как бы отец Кирилл и ни пытался исправить их пение. Разумеется, я больше привык к валаамскому песнопению. Но для меня большую часть службы занимает исповедь, поэтому не всегда удается прислушиваться к пению. На всенощном бдении у певчих возникают некоторые сложности, они не имеют хорошего навыка в пении всенощной. Это связано с тем, что, скорее всего, священники всенощную служили редко, либо не служили вообще. Зато Литургию певчие исполняют просто замечательно!

- Насколько блага цивилизации вошли в вашу жизнь, я имею в виду интернет, телевидение, компьютер?

- Компьютер необходим как мне, так и отцу Кириллу. Интернет мы используем постоянно для получения и отправления информации, связанной с отчетностью и учебной деятельностью.

- Кто из граждан поселка, кроме певчих, также послушается в храме?

- В нашем приходе есть староста, знающая местные обычаи и особенности коряков. Она следит за порядком в храме во время отсутствия священника, за церковным товаром в лавке.

- А трапезу кто вам готовит?

- Справляемся своими силами. Отец Кирилл готовит, я обычно мою посуду, а уборку проводим вместе.

- Есть ли какой-то участок камчатской земли, который особенно дорог вашему сердцу?

- Мы еще не успели привыкнуть к какому-либо определенному месту. Когда еще жили в скиту, да и когда приехали в поселок, то регулярно выезжали на природу, посещали вулканические места. Застав осень, оценили удивительную красоту камчатского края, его живописные виды, космические пейзажи, яркие осенние краски! Теперь же гуляем не часто. Я большую часть времени посвящаю учебе, отец Кирилл – отчетам и миссионерским выездам в детский дом. Чтобы привлечь детей к православию нужно вызвать их живой интерес, в доступной форме раскрыть важные вопросы православной веры. Для плодотворных миссионерских бесед с детьми отец Кирилл собирает научный и наглядный материал в виде фильмов, картин, мультфильмов, методических разработок. Как мы могли убедиться, ребята не проявляли достаточного стремления к познанию Бога. У детей постарше, подростков, уже сформирована устойчивая точка зрения на жизнь. Нам нужно обладать глубокими знаниями, чтобы ответить на их, порой непростые, вопросы о Боге, о вечности. Мы должны защитить молодежь от ложных, неправильных представлений и наша главная цель – не просто привести ребенка в церковь, но и разжечь в нем искру познания Бога.

- Какие иконы находятся в вашем храме?

- Икон очень много, они обычные, софринские, малого формата.

- Ощущаете ли вы какую-либо духовную связь с вашими великими предшественниками, камчатскими миссионерами прошлого?

- Я не дерзну ответить, что ощущаю какую-то особенную связь. Миссией управляет Господь, человек лишь следует за Господом. Бог сам устраивает миссию как угодно Ему. Если бы миссионеры действовали исходя из своих желаний, то по-человечески непременно ошиблись. Следовательно, навредили бы как себе, так и окружающим. Поэтому мы строго придерживаемся монашеского устроения. Миссионерская деятельность основывается на верности монашеским принципам. Мы не хотим, чтобы наша деятельность была похожа на протестантский образ миссионерства, где нацелены завлечь людей через что-то человеческое, через развлечения. Это неправильный подход, который нас тревожит. Было бы печально, если со свойственной корякскому народу силой привязанности, жители прилеплялись к нам. Наша духовная миссия выбирает другой путь – привлечение людей к Богу примером собственной христианской жизни, благочестивого поведения. Мы должны быть уверены, что к вере человека привел Господь, а не мы лично. Наша обязанность научить людей тому, что знаем сами, поделиться с ними своим духовным опытом. Вот в этом и состоит наше миссионерство.  

Корреспондент Valaam.Ru
12.06.2012
×

Сообщение об ошибке

Текст с ошибкой:
Описание ошибки: