rus | eng
RSSВеб-камера

Воскресное слово в неделю 32-ю по Пятидесятнице, Господь Иисус Христос и мытарь Закхей

Публикации
Можно ли оправдать человека неправедного, корыстолюбивого, обманщика, человека живущего за счет тех, кого он обворовывает и обманывает? Для нас людей это сделать очень трудно, особенно тем, кто сам старается жить внешне честно, порядочно, кто умеет жить, не обманывая и не обижая других. Некоторые из этих людей не хотят идти в Церковь по той причине, что видят среди стоящих людей в храме тех, кто живет нечестно, кто по их выражению, отмаливает свои грехи, оставаясь в своей жизни таким же нравственным преступником, не заслуживающим к себе Божией милости. Если такие люди ходят в Церковь, думают они, то и Церковь наверняка связана с этими же нравственными пороками, нет там святости, потому и нечего нам там делать. Так размышляет человек, возможно даже христианин, не углубившийся в самого себя, не познавший своей первородной болезни, глубокой поврежденности своей души, связанной с оторванностью от Бога абсолютно каждой появившейся на этот свет человеческой личности.

С другой стороны, как глупо выглядит всякий человек находящейся в Церкви вне осознания того, что он глубоко болен, в особенности, когда его поведение, его мысли связаны с тем, чтобы показать свою индивидуальную значимость, отчасти вседозволенность, похвалиться собой, своими делами перед лицом людей, не зная или забывая о своем внутреннем повреждении, о собственной греховности. Церковь для него может казаться неким учреждением, в котором мистическим образом совершается некое взаимовыгодное общение с неведомым Богом, пред осознанием своей материальной самодостаточности и внутренней независимости, это вызывает у него не внутреннее благоговение к окружающей обстановке общения людей с Богом, а скорее чувство любопытства, смешанное с привычным намерением, даже в непонятном для него не упустить, как говориться «своего». Как высоко в своем презорливом любопытстве может забраться подобный человек, материальный мир для него покорен, стал ему уже не интересен, возможно он испытал все радости этой земной жизни, теперь его интересует то, что заявляет о себе как о таинственном, неизведанном для него, его интересует Церковь.

Несмотря на легкомысленное внутреннее отношение к Церкви, в жизни таких людей, также совершается Божественный промысел, не всегда их удовлетворяет тот образ жизни, который они ведут, те материальные блага, которые они собрали, ибо одна у нас у всех природа, у бедных и богатых, одна болезнь поразившая душу, и одно у всех нас врачевание, единение каждого из нас с Богом через самоотвержение и любовь к Нему.

«И вот, некто, именем Закхей, начальник мытарей и человек богатый, искал видеть Иисуса, кто Он, но не мог за народом, потому что мал был ростом, и, забежав вперед, взлез на смоковницу, чтобы увидеть Его, потому что Ему надлежало проходить мимо нее (Лук.19:2-5)». Если человек в житейском, в работе, привык быть первым, воспитал в себе чувство превосходства над другими людьми, чувство власти и собственной значимости раскрепостила его душу от уз скромности и стыда перед другими, то приходя в Церковь, удовлетворяя свое желание, такой человек использует те же механизмы, сподручные средства, если появляется у него такая возможность, что и в обыденной жизни. Будучи духовно не просвещенным, руководствуясь больше страстями, чем духовным разумом, ему может казаться, что народ в Церкви для него помеха, заслоняет от него желаемое и его от Желаемого, у него нет чувства единства с ними, как и в мирской жизни, там в борьбе за место под солнцем, а здесь за место близ таинственного и неизведанного для него, ведь из-за них он может упустить из виду желаемое, и это Желаемое пройдет мимо, не заметя его. Поэтому, обходя всех, такой человек забегает вперед, поднимается почти на самый верх, чтобы быть на виду, подобно Закхею влезшему на смоковницу, рассчитывая наконец, удовлетворить своё любопытство и свои амбиции, и в таком слепом безудержном страстном порыве, наш герой оказывается в нелепом бытийном положении, когда он смотрит, как Закхей, сверху на Бога, а Бог снизу на него. Такая умилительная картина возможна только в христианстве, где Бог наш смиренен и кроток, долготерпелив и многомилостив к израненному грехами человечеству.

Если мы ропщем на таких людей, ревностно возмущаемся их нагловатым поведением, думаем, куда смотрит Господь, допуская их в Церковь, то мы не те, кем должны быть. Об этом апостол Павел предупреждает христиан в своем послании к Галатам: «Братия! если и впадет человек в какое согрешение, вы, духовные, исправляйте такового в духе кротости, наблюдая каждый за собою, чтобы не быть искушенным… Ибо кто почитает себя чем-нибудь, будучи ничто, тот обольщает сам себя. (Гал.6:1-3)».

Как же вытащить такого человека из дьявольского обольщения, а самому не войти в сети искушения осуждением и негодованием, ловко расставленными для нас дьяволом? Что нужно человеку, обольщенному собственной значимостью, чтобы изменить свое бытийное положение по отношению к Богу и к людям, чтобы смиренно сойти вниз с той горделивой высоты, на которую он залез, рассчитывая встретиться лицом к Лицу с пределом всех человеческих устремлений и желаний, то есть с самим Богом?

Ему нужно, так же как и мытарю Закхею, услышать в сердце слово Божье, кроткое слово вразумление, полное божественного света, и милосердия к нему, духовно заблудившемуся в страстях падшего человечества, который в глазах толпы выглядит не достойным той чести, которую оказал ему Господь, зайдя к нему в дом. «Иисус, когда пришел на это место, взглянув, увидел его и сказал ему: «Закхей! сойди скорее, ибо сегодня надобно Мне быть у тебя в доме. И он поспешно сошел и принял Его с радостью. (Лук.19:6-8)». Освобождение от страстной привязанности к чему-то земному, материальному, даже к человеку, ибо не видение в нем Божественного образа рождает ту же привязанность, что и к материи, только в этом случае к одушевленной, рождает в душе человека радость, радость как знак Божественного посещения человека.

«И он поспешно сошел и принял Его с радостью. И все, видя то, начали роптать, и говорили, что Он зашел к грешному человеку (Лук.19:6-8)». Как часто мы забываем, что Господь не только наш Судья, но и Врач наших душ и телес, и к кому как не к больным его приход более уместен, по Евангельскому слову, что «не здоровые имеют нужду во враче, но больные (Лук.5:31)». Когда благодать Божью воспринимаешь, только как некое душевное утешение или внешнее благодеяние к человеку, это может стать для недуховного человека камнем соблазна и претыкания. Если же у нас есть понимание того, что благодать Божья, есть нетварная энергия, очищающая поврежденного человека от власти тьмы и греха, освящающая и освобождающая его душу для доброделания, то как не возрадоваться такому событию, когда на свет появился человек, желающий любить и делиться с людьми не только полученным от Бога духовным сокровищем, но и материальным, которое он, по своему неведению, считал для себя главным источником радости и полноты своего существования: «Закхей же, став, сказал Господу: Господи! половину имения моего я отдам нищим, и, если кого чем обидел, воздам вчетверо. Иисус сказал ему: ныне пришло спасение дому сему, потому что и он сын Авраама, ибо Сын Человеческий пришел взыскать и спасти погибшее (Лук.19:8-11)».

«Земное! Насколько может разбухнуть от него наше сердце! Как тело, перегруженное пищей, так и сердце становится приземленным, плотским...». Тяготясь этим состоянием мы искренне ищем освобождения, но по нашему неведению все равно продолжаем лезть на дерево нашего житейского опыта, или научного знания, или иного мудрования, связанного с преходящей нашей земной жизнью, желая с его высоты встретиться и соединиться с Богом, и только встреча души со Христом, с Божественной Личностью меняет наше состояние. Сосредотачивая внимание нашего ума лишь на Себе, Христос убеждает каждого из нас, как и Закхея, спуститься вниз, и принять Его у себя в доме, под домом подразумевается наше сердце. «И после того, как появляется эта бесплотная ипостась (Личность Христа), - пишет старец Эмилиан, - после того, как в мою жизнь входит Божество, Его энергии, существовавшие, безусловно, и раньше, но остававшиеся пассивными для меня, начинают свое действие, во мне рождается устремление души к Богу, которая на моих глазах начинает свое восхождение. Раскрываются очи наших чувств, души, тела…Бог больше не является для меня чем-то великим и не существующим, но великим и присутствующим лично во мне». Аминь.

иеромонах Игнатий (Смирнов)
02.02.2014
×

Сообщение об ошибке

Текст с ошибкой:
Описание ошибки: