rus | eng
RSSВеб-камера

Слово на Благовещение

Публикации
Просияла голубизна небес при вести Архангела Пречистой, и вся тварь вострепетала радостию при словах: "Радуйся, Благодатная, Господь с тобою". Но ныне затмевается солнце, Владыку всех зрящее мертва. И Свет от Света, Свет – просвещающий всякого человека грядущего в мир, покрывается мраком гроба, скрывается в недра земли, спускается в темные глубины ада. Разрывается наше сердце, изнемогает наш ум, пытаясь вместить и соединить то, что ныне воспоминательно совершается.

Радость Благовещения и глубочайшая тишина Великой Субботы, молчание гроба Господня… Как можем мы одновременно благовестить день от дне спасение Бога нашего и петь: "Благовествуй земля радость велию, хвалите небеса Божию славу", и внимать таинственной песни церковной: "Да молчит всяка плоть человеча, Царь царствующих, Господь господствующих, приходит заклатися и датися в снедь верным"?

Чтобы не смущаться видимой противоречивостью такого соединения, Церковь призывает нас, дорогие братия и сестры, сейчас крестообразно расширить свое сердце, возвысить свой ум, углубить свой дух, чтобы в творческом напряжении и силе и вдохновении постигнуть сокровенную тайну сегодняшнего Кресто-Благовещения. Чтобы принять радость – в печали, чтобы услышать неизреченные глаголы, в молчании – слухом любящего сердца, как было дано то и Самой Богоматери.

Царь царствующих и Господь господствующих, ныне молчаливо приходящий заклатися и датися в снедь верным, как жертва тайная, совершенная, пришел в мир воцариться в нем, как Царь крестной славы. Он не сошел с креста, чтобы покорить врагов своих, "яко агнец непорочен, пред стригущими его безгласен, так Он не отверзает уст Своих. Он был яко глух не слышай и не имел во устах Своих обличения. Он все терпел за спасение мира".

И на этот же путь молчаливого терпения, и всецелой сосредоточенности на послушании и исполнении крестной воли Отца Небесного, в Благовещении призывается и Матерь Христа Бога.

Благовещение есть весть о кресте Сына, "имже придет радость всему миру" и о плаче у него Богоматери, имущей стать чрез то "Радостию всех радостей, и всех скорбящих Радостию". И на это страдание и сострадание Христу, Сыну человеческому и всем сынам Адамовым, всем детям земли – дает Пречистая свое согласие архангелу: "Се раба Господня, буди мне по глаголу твоему". Вещим сердцем своим пророчественно увидала Она все, что принимает, и какова о Ней воля Божия. Она увидела весь крестный путь Сына своего – и Гефсиманию, и Голгофу, и сегодняшний гроб.

Но Ей тогда же открылось и славное Его воскресение, вместе с Ее прославлением; как честнейшей херувим, превыше всякого творения, живого ковчега Святаго Духа. Она признала и приняла крестное свое благовещение и крестную свою славу, о человечестве, за человечество, и вместе с человечеством.

И священная сия тайна совершается днесь в тишине благословенной субботы. И слышится чудно, сокровенная беседа двух пронзенных сердец, "Не рыдай Мене Мати зряще во гробе, восстану бо и прославлюся, славою крестною, и вознесу на небо верою и любовию Тя величающия". И Матерь ответствует: "Воспеваю милосердие твое, Человеколюбче, и покланяюся богатству милости Твоея, Владыко. Создание бо Твое хотя спасти, смерть подъял еси", - рече Пречистая; "но воскресением Твоим помилуй нас".

Мир создан крестом любви Божией, и крестом приходит радость благовещения всему миру. К крестному благовещению от создания мира предназначена была тварь, его ждала она и его жаждала. Его хотел для нее и всеблагий Бог "иже тако возлюби мир якоже и Сына Своего Единородного, Агнца закланного прежде сложения мира дал, да всяк веруяй в Него не погибнет, но имать живот вечный".

Посему и слово крестное и тайна благовещения нераздельны ибо спасение совершается крестным, жертвенным истощанием, Пасхальная радость приходит через печаль Великого пятка. Свет нового разума и воскресения возсиявает из тьмы Голгофского ужаса и отчаяния, из темных недр земли. И хвала Церковная и новая песнь всей твари странно рождается из тишины и безмолвия благословенной субботы и молчания гроба Господня. Подобно тому как ослепительная, прекрасная заря вдруг возсиявает из глубокой и глухой ночи.

Благовещение, "спасения нашего главизна" - есть прямое свидетельство о любви Божией к миру; и гроб Господень есть последнее, высочайшее завершение этой любви, безмерной и неизъяснимой в безмерной жертвенности своей. Когда "вся уже совершишася" и изнемогает всякое слово и остается лишь молчаливое созерцание тайны, и непостижимый плачь любви и страдания Матери и Девы. То, что являет силу креста в небесах, есть на земле, в сынах человеческих - радость Благовещения, ибо нет и не может быть радости бескрестной, как нет и не может быть Воскресения без Голгофского умирания. Крест вольно, или даже невольно принимаемый есть единственный прямой путь к радости спасения, к водворению Царствия Божия в сердцах наших и во всем мире. К умножению благодати, мира и ведения в нас: "Зерно пшенично пад на земли аще не умрет, то едино пребывает, аще же умрет мног плод сотворит".

Путь Церкви есть путь скорбей, гонений, нужды – царство не от мира сего, но это есть единственный путь к победе веры, к спасению от отчаяния и уныния. Это есть путь Матери Божией, оплакивающей Сына Своего при кресте и гробе. И гроб Христов для нас становиться еще по-новому, и по человечеству нашему священным, ибо в нем источник жизни не только совершившегося спасения но и непрестанно в борении совершающегося творческого подвига веры, надежды, любви – через умирание к воскресению.

Матерь Божия - есть непостижимая высота любви и неудобозримая глубина скорби. Матерь Божия – сама тайна молчанием целомудрия покрываемая, сама тишина безмолвной молитвы и смирения.

Поэтому и в наступающую ночь воскресения, Пречистая не с мироносицами и не с апосталами, ибо Она пребывает выше даже этого чина. Когда были они еще во власти скорби, Она была уже в радости совершившегося воскресения. В Ее душе звучало его благовестие ранее ангельского. Но с этой священной тайной Она удаляется в самую глубокую тень молчания, которым покрыта вся Ее жизнь - "яко призре Господь на смирение рабы Своея".

И посему сегодня архангельский глас "благовествуй земле радость велию, хвалите небеса Божию крестную славу" переходит, переливается и сливается с молчаливым строгим созерцанием крестной жертвы. "Да молчит всякая плоть человеча и да станет убо со страхом и трепетом…" И плачь Богоматери естественно переходит в тихое ведение воскресной радости: "Не рыдай Мене Мати, восстану бо и прославлюся" - из которой абие возсияет торжество любви Пасхи Христовой: "Светися светися Новый Иерусалиме… ликуй ныне и веселися Сионе, Ты же чистая красуйся Богородица о восстании Рождества Твоего".

И все эти оттенки крестной Богородичной славы переживают сегодня наши благодарные души, в созерцании лазури Ее благовещения, в тихом свете гроба Господня. И все эти благоговейные чувства, как некий букет райских цветов приносим мы сегодня со всей тварью ко гробу Господню и к ногам Богоматери, под Ее небесный покров, во славу Ее крестную. Радуйся Благодатная, Господь, распятый и воскресший, с Тобою. И Тобою с нами, укрепи нас на путь крестной любви, до конца. Аминь.

Схиигумен Серафим (Барадель), 7 апреля 2007 года Валаамский монастырь
07.04.2007
×

Сообщение об ошибке

Текст с ошибкой:
Описание ошибки: