Господь позволяет нам верить Ему настолько, насколько мы этого хотим.

24.06.2018 иеромонах Игнатий (Смирнов)  1 615
Господь позволяет нам верить Ему настолько, насколько мы этого хотим.
Так как мы, по своему малодушию и неверию, привыкаем концентрироваться не на
духовной составляющей посланного нам испытания, которое совершенствует нашу
веру и наше общение с Богом, а лишь на скорейшим для нас видимом его
разрешении.
Читая Евангелие, мы часто остаёмся глухи сердцем, не задумываемся, не удивляемся тем чудесам, которые происходили с людьми – свидетелями пребывания Христа на земле, испытавшими на себе силу Его божественного присутствия. Почему бы нам не спросить себя о том, как переменилась их жизнь после соприкосновения со Христом? Что они испытали в душе после встречи с воплотившимся Богом? Может быть, и у нас окрепла бы вера в промысел Божий, если бы мы однажды всерьёз задумались над тем, сколько расслабленный ожидал посещения Божьего в купальне, прежде чем Христос помог ему, сколько сгорбленная женщина терпела свой недуг, пока не исцелил её Господь, сколько времени одержимые страдали от злых духов, пока Христос не освободил их.

В послании апостола Павла сказано, что «Иисус Христос вчера и сегодня и во веки Тот же (Евр.13:8)». Значит можно на минуту представить, что все эти чудеса случились совсем недавно, ведь Христос и сегодня Тот же. Хотя мы и не стали воочию свидетелями Его земной жизни, как эти люди, но мы с вами остаёмся свидетелями прочитанного и услышанного о Нём. Остаётся лишь вопрос нашей веры, нашей способности принять Христа верою в своё сердце как Своего Бога и Творца, Который всегда любит и промышляет о нас.

Через собственное вочеловечение Господь входит в наше больное естество не только как Спаситель от вечных мук, но и как Врач, как Свет, открывающий нашему уму внутренние болезни души – наши пороки и греховные поступки. До пришествия Христа человек не понимал до конца, что представляет из себя внутренняя борьба с грехом, как действуют в нём греховные страсти, делающие его своим пленником и рабом. В этой борьбе мы часто ощущаем в себе боль и огорчение от своих пороков, от невозможности самостоятельно исполнять Евангельские заповеди, сохранять мир в душе при различных обстоятельствах. Снова и снова со стыдом мы приходим на исповедь, каясь в одном и том же, и нам становится не по себе от этого, мы опускаем руки.

Войти в общую радость - притча о блудном сыне
Войти в общую радость - притча о блудном сыне
Наш рассудок не вмещает в себя христианской логики подвижничества, и это естественно, потому как там нет никакой привычной для нас логики, там наше рабство, как говорит Спаситель: «Истинно, истинно говорю вам: всякий, делающий грех, есть раб греха. Но раб не пребывает в доме вечно; сын пребывает вечно. Итак, если Сын освободит вас, то истинно свободны будете (Ин.8:34-36)». В этом духовном состоянии авва Исаия сравнивал жизнь оторвавшегося от Бога грешного человека с блуждающим конём, который мнит себя свободным, но в то же время для любого обстоятельства, которое выше его сил, для любой своей страсти или демона, или неизлечимой болезни он остаётся рабом. «Я иногда вижу себя похожим на коня, – пишет авва Исаия, – блуждающего без хозяина-владельца, – на которого садится всякий, кто ни нападет на него, – и когда пустит его один, ловит его другой и садится на него».

Проблемы и трудности в нашей духовной жизни начинаются, прежде всего, с непонимания и неприятия духовного подвига в том направлении, о котором говорит Христос: «если кто хочет идти за Мною, отвергнись себя, и возьми крест свой, и следуй за Мною (Мф.16:24)». Человек без конца борется с Богом за свою личную свободу, оставаясь в то же самое время в своём неведении рабом многих. Рано или поздно эта слепая борьба начинает изматывать его, делая несчастным. В итоге человек обвиняет Бога, не пожелавшего вместе с ним преклонить Себя перед его страстной волей и этим миром с его идеологией греха, к которому мы привязаны сильнее, чем к Своему Творцу. В этой внутренней борьбе у человека неминуемо происходит выбор между самим собой и Богом.

Если мы сдаёмся и впускаем в своё сердце дьявола, то неизбежно находим предлог для обвинения Христа, и снова ведём Его на лобное место, на Его Голгофу, и вместо того, чтобы распинать себя со «страстями и похотями (Гал.5;24)», мы распинаем опять Его, как не пожелавшего встать на нашу сторону и поддержать нас в наших взглядах на жизнь, как и Сам Он говорит об этом: «Ищете убить Меня, потому что слово Мое не вмещается в вас (Ин.8:37)».

Если слово Божье не вмещается в нас, справедливо ли будет и в этом снова обвинить нам Бога? К примеру, под тем же предлогом, уподобляясь некоему из Евангелия, кто вернул обратно свой талант Господину, сказать Христу: «Господин! я знал тебя, что ты человек жестокий, жнешь, где не сеял, и собираешь, где не рассыпал, и, убоявшись, пошел и скрыл талант твой в земле; вот тебе твое (Мф.25:24)».

Господь позволяет нам верить Ему настолько, насколько мы этого хотим.

Не таков был сотник из сегодняшнего Евангельского сюжета: он не скрыл талант веры, данный ему Богом, а приумножил его через смирение и самоотвержение. На его просьбу прийти и исцелить его любимого слугу, Господь сразу же отзывается и готов последовать за сотником, оказывая ему любовь и послушание. Но в этот момент сотник, любимый слуга которого умирает, неожиданно останавливает Христа, говоря ему следующее: «Господи! я недостоин, чтобы Ты вошел под кров мой, но скажи только слово, и выздоровеет слуга мой». Что за странная просьба у сотника в таких тяжёлых обстоятельствах? Человеческий рассудок недоумевает: ради чего надо рисковать и просить Христа исцелить словом на расстоянии, когда Он готов дойти до твоего дома? Не присутствует ли в этих словах сотника духовная гордость или лжесмирение? Причём здесь собственное недостоинство, когда дело касается таких важных вещей, как жизнь любимого человека?

Но именно в подобных ситуациях, когда обычного человека охватывает отчаяние и паника, когда инстинкты и страхи перевешивают на чаше весов наше духовное основание, нашу веру, отнимая у нас твёрдое упование и доверие Богу, сотник, наоборот, раскрывает и приумножает перед Богом добродетель своей души. Подобно Аврааму, который в испытании своей веры смиренно нёс любимого сына на жертвенник к Богу, искренне веря в божественную силу, способную воскресить его сына даже после смерти, сотник не только раскрывает самого себя, силу своей веры, тем самым умножая свой талант, данный ему Богом, но он «раскрывает» и самого Бога в этих тяжёлых обстоятельствах.

Чем интересен сегодняшний Евангельский сюжет, повествующий об исцелении слуги сотника? В этом эпизоде, в отличие от других Евангельских сюжетов, главным героем становится не Христос, а сотник. Если обычно удивлялись Христу, чудесным проявлениям Его божественной силы, то здесь Сам Христос отстраняет внимание от Себя и выражает удивление сотнику, привлекая внимание окружающих к его добродетельной вере, как к чему-то чудесному и, как будто, не изведанному даже для Него Самого.

Через веру и смирение сотник понуждает Христа открыться для него в ином образе общения: теперь его связь со Христом будет основана не на видимом Его присутствии, не на повседневных человеческих особенностях взаимоотношений, которым наступает конец с приходом смерти, а на вечной и незримой для наших глаз Божественной Силе и Промысле о нём и о его ближнем. «Услышав сие, Иисус удивился и сказал идущим за Ним: истинно говорю вам, и в Израиле не нашел Я такой веры. Говорю же вам, что многие придут с востока и запада и возлягут с Авраамом, Исааком и Иаковом в Царстве Небесном; а сыны царства извержены будут во тьму внешнюю: там будет плач и скрежет зубов. И сказал Иисус сотнику: иди, и, как ты веровал, да будет тебе. И выздоровел слуга его в тот час (Мф.8:10-13)».

Дух Святой возобновляет всё то, что утрачивается, Сам же не нуждается в возобновлении сил
Дух Святой возобновляет всё то, что утрачивается, Сам же не нуждается в возобновлении сил
Господь наш смиренен, как и Сам Он говорит о Себе в Евангелии: «...ибо Я кроток и смирен сердцем (Мф.11;29)»,–поэтому Он не станет первым предлагать нам сотворить какое-либо чудо. Своей живой верой именно мы, первые, раскрываем Бога в Его совершенстве и всемогуществе. Если бы сотник не попросил Христа, если бы он не отверг в сознании законов собственной падшей природы, а оставил бы себя в зависимости от них и не поверил бы в иные, бесконечно превосходящие их законы, то Бог бы не стал действовать другим образом. Он действовал бы тогда вполне привычным для нас способом, в земных реалиях, предельно скрывая Своё Божество, оставаясь перед нашим взором лишь человеком с незаурядными способностями, который, по нашей просьбе, идёт к больному, оказывает ему помощь и спасает в итоге от смерти. Возможно нас, в отличие от сотника, такой расклад вполне бы устроил. Так как мы, по своему малодушию и неверию, привыкаем концентрироваться не на духовной составляющей посланного нам испытания, которое совершенствует нашу веру и наше общение с Богом, а лишь на скорейшим для нас видимом его разрешении. Вряд ли смог бы сотник укрепить свою веру, познать всемогущество Божие, возрасти духовно, если бы чаще всего в различных жизненных испытаниях доверял не Богу, а своим страхам и сомнениям, постоянно бы шёл лишь путём своей логики и рассудка, навязывающих в помыслах невозможность и ограниченность Божественного Промысла о нас.

Господь уважает наш выбор, Он позволяет нам верить Ему настолько, насколько мы этого хотим. Он часто нам позволяет действовать самостоятельно, без Него, настолько, насколько мы этого жаждем. Но сотник не стал ограничивать Бога своим привычным мировоззрением, не стал навязывать Христу свои страхи и сомнения, свою обыденную житейскую логику, ему хватило мужества и веры отодвинуть своё «я» в себе самом и отдать место в собственном сознании, в собственной жизни Божественному всемогуществу и всесовершенству.

«Итак, будьте совершенны, как совершенен Отец ваш Небесный (Мф.5:48)»,– говорит Господь в Евангелие, и путь к этому совершенству, как и у сотника, проложен для нас через возрастание в вере и смирении перед Богом. «И что еще скажу? – пишет апостол Павел,– Недостанет мне времени, чтобы повествовать о Гедеоне, о Вараке, о Самсоне и Иеффае, о Давиде, Самуиле и (других) пророках, которые верою побеждали царства, творили правду, получали обетования, заграждали уста львов, угашали силу огня, избегали острия меча, укреплялись от немощи, были крепки на войне, прогоняли полки чужих; жены получали умерших своих воскресшими; иные же замучены были, не приняв освобождения, дабы получить лучшее воскресение; другие испытали поругания и побои, а также узы и темницу, были побиваемы камнями, перепиливаемы, подвергаемы пытке, умирали от меча, скитались в милотях и козьих кожах, терпя недостатки, скорби, озлобления; те, которых весь мир не был достоин, скитались по пустыням и горам, по пещерам и ущельям земли. И все сии, свидетельствованные в вере, не получили обещанного, потому что Бог предусмотрел о нас нечто лучшее, дабы они не без нас достигли совершенства (Евр.11:32-40)». Аминь.

«Христос требует не делания заповедей, но исправление души, для которой и узаконил заповеди подзаконным»

Фотоальбом

Видео

Фотоальбомы

Все фотоальбомы