Каменотесы Валаама

Статья из газеты «Красное знамя» за 1991 год, посвященная каменному делу на Старом Валааме.
02.02.2022 А.Ф. Захаров  1 800

В запасниках монастырского музея хранятся, как и полагается, музейные предметы, но сотрудники собирают не только их. Любая информация, способствующая раскрытию научно-исследовательской темы по истории Валаамаского монастыря, также собирается и хранится в научно-информационной базе музея. Одним из ее источников служат публикации СМИ. Просмотр старых газетных вырезок, сохранившихся с советских времен, навел на мысль о публикации их заново. Конечно, не всех, а лишь некоторых. Возможно кому-то они могли бы помочь подготовиться к экскурсии, или кого-то побудят заняться изучением валаамской истории глубже...

Первый блок материалов, предлагаемый читателю, можно найти в сортавальской газете «Красное знамя» за 1991 год, и посвящен он строительному камню, использовавшемуся на Валааме при возведении монастырского комплекса. Их автор - Анатолий Федорович Захаров, по специальности горный инженер, с середины 80-х годов работал в Валаамском государственном историко-архитектурном и природном музее-заповеднике, в отделе реставрации.


На скалах Валаама второе столетие прочно стоят добротные каменные строения православного Спасо-Преображенского мужского монастыря. Не сразу монастырский комплекс стал таким, каким мы видим его в наши дни. От начала возникновения обители и до конца XVIII века монастырские постройки были из дерева. Академик Н.Я. Озерецковский, посетивший Валаам в 1785 году, видел, как под руководством игумена Назария, принимавшего при этом равное со всеми иноками участие в строительстве, вместо обветшавших деревянных монастырских строений возводились постройки из кирпича.

Игумен Назарий, управлявший обителью с 1782 по 1801 годы, вошел в историю монастыря как его возобновитель в каменном исполнении, а также как составитель первого в истории монастыря генерального плана застройки монастырского комплекса.

В первой половине XVIII века для строительства храмов, дворцов и памятников водным путем в Петербург доставляли большое количество гранита, добывавшегося в каменоломнях на северных берегах Ладожского озера, недалеко от острова Валаам. Естественно, монастырь, имея в буквальном смысле «под ногами» на острове и в округе богатейшие залежи разнообразного каменного строительного материала, а также зная о его применении в расположенной неподалеку столице, не мог не брать с нее пример.

При игумене Назарии была создана база для каменного строительства, начата добыча сырья, а также производство строительных материалов. На Валааме были найдены залежи глины и песка и организовано производство кирпича. На острове Ювень (Иоэнсу) в Ладожском озере в каменоломне стали добывать мрамор и доставлять на Валаам в грузовых лодках. Там его обжигали в специальных печах и получали строительную известь. Близ деревни Керисюрья добывали черный плитчатый амфиболит для сооружения фундаментов и мощения тротуаров. Для этих же целей на Валааме добывали габбро-диабаз.

До наших дней в монастыре сохранился келейный корпус Внутреннего каре с пристройками, возведенный при игумене Назарии к 1790-му году. В наружной и внутренней отделке этого здания отсутствует природный камень в облагороженном виде. Монастырь был беден и не мог позволить себе расходы на дорогостоящие работы.

В 1794 году игуменом Назарием был построен каменный двухэтажный собор над мощами преподобных Сергия и Германа. Однако, он не сохранился, так как в 1886 году был разобран (в 1886 году техническо-строительным комитетом Духовной консистории был утвержден проект нового собора, разработанный архитектором Алексеем Яковлевичем Силиным. Освящение же закладного камня Спасо-Преображенского собора состоялось 30 июня 1887 г. – примечание Т.Ю. Бердяевой) и на его месте был построен новый, который мы и видим в наши дни.

После ухода в 1801 году игумена Назария на покой исполнение его генерального плана продолжил игумен Иннокентий – выходец из крестьян Туксинского прихода Олонецкой губернии. При нем было завершено строительство келейного корпуса Внешнего каре с надвратной церковью во имя апостолов Петра и Павла.

Наивысшего развития каменное строительство в монастыре достигло при игуменах Дамаскине и Ионафане II. Они управляли обителью соответственно с 1839 по 1881 и с 1881 по 1891 годы.

За небольшим исключением, все добротные каменные строения монастырского комплекса, скитов и хозяйственных построек были возведены в периоды их управления обителью. Появились уникальные архитектурно-ландшафтные комплексы, которые стали привлекать в монастырь больше паломников и гостей. Обитель стали символически именовать Северным Афоном. Появилась возможность расходовать деньги на создание привлекательных по оформлению строительных ансамблей с отделкой сооружений облагороженными сложными архитектурными деталями из природного камня.

На приобретенных в 1866 году игуменом Дамаскиным островах Путсаари и Сюскиянсаари в Ладожском озере (переименованы соответственно в острова Св. Сергия и Св. Германа) была организована ломка серого (монастырского) и красного (валаамского) гранитов как для нужд монастыря, так и на продажу. Эти граниты хорошо поддавались обработке и прекрасно принимали полировку.

Архитектурные изделия из серого гранита применены фактически во всех церковных и хозяйственных постройках монастыря. По своей структуре и цвету он хорошо сочетался с красной кирпичной кладкой, подчеркивает в строениях особенности монастырского архитектурного стиля. Впечатляют выполненные из серого гранита ансамбли входа в церковь на Игуменском кладбище и портал парадного входа в Воскресенскую церковь. Серо-зеленый полосчатый мрамор с острова Ювень, серый гранит Путсаари и валаамский габбро-диабаз употреблены при сооружении самой монументальной и красивой из всех часовен Валаама - Знаменской или Царской, возведенной в 1865 году по проекту академика архитектуры А.М. Горностаева.

Сооруженная на верхней площадке монастыря вблизи Святых врат, она сочетает в себе функции молитвенного храма и памятника. Задняя стена, две фигурные колонны и пол - из серого гранита и черного габбро-диабаза. При осмотре часовни создается впечатление, как будто все сооружение вырублено из одной глыбы мрамора, так тщательно, ювелирно мастера-каменотесы подогнали друг к другу отдельные каменные детали. Достоин восхищения и установленный внутри часовни отполированный до зеркального блеска большой киот под икону Божией Матери «Знамение». Он изготовлен из черного валаамского габбро-диабаза.

Красный гранит и черный амфиболит с острова Сюскиянсаари использованы в самом величественном сооружении монастыря в Спасо-Преображенском соборе. Красного цвета полированные массивные колонны главного входа в собор, такого же цвета отполированные до зеркального блеска подоконные доски и ступени паперти внутри собора, большие окна, пропускающие много света, обрамленные внутри храма по бокам полированными деталями из черного амфиболита, как бы призывают к строгому и возвышенному восприятию происходящего богослужения.

В сооружениях хозяйственно-жилищного назначения в основном применялся местный валаамский камень габбро-диабаз, который почти всегда добывался вблизи объекта его использования. При этом не допускалось нарушения окружающей природной среды до такой степени, чтобы каменоломня ухудшала обозрение паломниками архитектурно-ландшафтных комплексов и снижала у них чувственность восприятия.

На Валааме обнаружено несколько старых монастырских каменоломен: у залива Скитского при дороге на Всехсвятский скит; на мысу у залива Симняковский; напротив жилого дома молочной фермы через пролив и у залива Красный на Скалистом берегу.

Архитектурно-строительные детали из габбро-диабаза можно увидеть в наружной облицовке цокольных частей монастырских и скитских зданий и сооружений; Водопроводного и Работно-конюшенного домов, Зимней гостиницы, келейного корпуса на Никольском скиту, жилого дома молочной фермы, каменного моста через протоку у Владимирской часовни, трехарочного моста за Зимней гостиницей и др.

Идет второе столетие со времени изготовления всех этих изделий из камня. Естественно, возникают вопросы о том, как долго они еще могут сохраниться в наружных частях зданий и сооружений и обеспечивать их устойчивость? Кто и когда их изготовил? Даже самый прочный материал под воздействием времени и неблагоприятных факторов (вода, мороз, ветер, дым, кислоты и прочее) постепенно утрачивает первоначально присущие ему свойства и подвержен в конечном итоге разрушению. Изделия из природного камня не являются исключением и вечность их относительна.

Однако осмотр в монастырских постройках деталей из гранитов и габбро-диабаза 110 – 140-летней давности изготовления показал, что все они не претерпели сколь-либо серьезных изменений и могут сохраняться еще длительное время, обеспечивая устойчивость зданий и сооружений при надлежащей эксплуатации последних.

Мастера-каменотесы того времени тонко разбирались в свойствах и особенностях горных пород. Добывая камень «от горы», полагаясь порой на свое особое «чутье» внутреннего строения камня и известные только им секреты, они отбирали для дальнейшей обработки доброкачественные заготовки. В подавляющем большинстве случаев ошибок при этом не допускали. Подтверждением тому является сегодняшнее состояние изделий из камня и монастырских сооружений.

Кто же они? Откуда? Как трудились в монастыре мастера-каменотесы, в совершенстве владевшие нелегким ремеслом? Ответы на эти вопросы постепенно удается находить в сохранившихся архивах Валаамского монастыря.

Если в наше время добыча каменных монолитов-заготовок в карьерах считается делом трудоемким, а иногда и опасным, то в XVIII и до середины XX века работы «по выламыванию камня из горы» были тяжким трудом и сопровождались риском для жизни. От добытчика требовались сноровка, искусство, большие затраты времени и физических сил. На работах в монастырских каменоломнях и обработке камня трудились в основном люди из ближних приходов – карелы, финны. О них уже в те времена шла слава как о лучших каменотесах в мире.

Приходили на заработки также мастера из Вологодской, Ярославской и Новгородской губернии. Подряжались на сезон или на постоянную работу. В первом случае мастер приходил на работу в конце зимы или приезжал в мае с открытием навигации по озеру, договаривался о выполнении определенного объема работ и сумме оплаты («ряда»), затем уезжал домой в октябре, заработав 60–100 рублей (в зависимости от класса мастерства и объема работ).

Во втором случае каменотес постоянно проживал при монастыре. Трудились, как правило, артелями с многолетним постоянным составом, в которых часто работали рядом близкие родственники, передававшие из поколения в поколение свои, только им известные секреты камнеобработки. На работу в монастырь принимались далеко не все желающие, а лишь мастера, ранее зарекомендовавшие себя качеством изготовления изделий и примерностью поведения.

Так, эконом монастыря, монах Ювеналий, приглашая на следующий год рабочих на добычу и обработку камня, пишет в письме артельщику Ивану Николаеву: «… просим тебя нанять для монастыря людей следующее количество: ломщиков вместе с тобой 8 человек. Людей постарайся нанять хороших и честных. И еще найми для нас каменотесов 4-х человек, а именно Ивана Кротова, Петра Козина и Степана Штропкина с сыном…. Условия с рабочими людьми сделай законным порядком и друг друга обяжи круговой порукой…».

При найме, кроме объемов работ и суммы оплаты, оговаривалось, что работник, находясь на территории монастыря, не будет пить вино, курить и сквернословить. В противном случае «ряда» расторгались, нарушитель удалялся с острова и более уж на работу не приглашался.

Квалифицированные и опасные работы по добыче и обработке камня по тем временам оплачивались хорошо. В приходно-расходной книге монастыря за 1881 год есть запись: «…выдано крестьянину Олонецкой губернии Антону Лукину с «товарищи» за выломку от горы черной плиты, а именно для скотного двора 44 кубических сажени (1 сажень – 2,13 метра – прим. А.З.) по 12 рублей – 528 рублей…».

В архивах сохранилась смета, составленная в 1859 году лично академиком А.М. Горностаевым (автором проекта) на строительство в монастыре мраморной Знаменской часовни. Из общей сметной стоимости часовни 7504 рубля 95 ½ копейки серебром наибольшая сумма, более 5000 рублей, приходится на работы, связанные с добычей, обработкой и установкой каменных изделий в сооружение. Для сравнения оплаты труда на добыче и обработке камня с другими видами работ, выполнявшимися в монастыре наемными работниками, приведем для примера оплату за заготовку дров для монастыря и стоимость мяса – одного из основных продуктов питания рабочих, занятых тяжелым физическим трудом.

За выломку от горы черного и красного камня (гранита и габбро-диабаза) артель получала 12 рублей за одну кубическую сажень. Чистая теска одного погонного аршина (1 аршин – 0,71 метра) плиты из гранита или габбро-диабаза 1 рубль 40 копеек. Для ускорения и облегчения работ при выломке камня от горы артель могла применить и взрывчатое вещество. В этом случае монастырь за счет артели мог предоставить черный порох. Один фунт (1 фунт – 410 граммов) черного пороха стоил 40 копеек.

За заготовку дров в лесу с распиловкой и укладкой в штабеля оплата была в зависимости от длины дров, от 40 до 75 копеек за складированную сажень. Причем, рабочие на заготовке дров, в отличие от каменотесов, платили за предоставляемые им монастырем харчи. 1 пуд мяса (1 пуд – 16,4 килограмма) стоил от 3 рублей до 3 руб. 50 копеек.

К труду каменотесов руководство монастыря относилось экономно. Мастера выполняли только так называемые «чистые» работы по теске и полировке камня. Вспомогательные же и тяжелые работы (доставка к месту работы и перемещение каменных заготовок, уборка отходов от мест обработки, подноска инструментов) им помогали выполнять монахи, прикрепленные к каменотесам в порядке несения послушания.

Заботился монастырь и об усиленном питании каменотесов. Наряду с каменщиками, штукатурами и кузнецами их кормили мясной пищей. Однако, чай и сахар в рацион питания не входил и рабочим выдавали их (при желании) в долг в монастырской лавке по открывавшемуся каждому при поступлении на работу лицевому счету с указанием в нем суммы «ряды». При окончательном расчете общая сумма за полученное удерживалась из заработка.

В конце XIX – начале XX века работы по добыче и обработке камня в монастыре были хорошо организованы. В многоотраслевом хозяйстве действовали специализированные цеха: каменнорубный (добыча каменных заготовок в каменоломнях и грубая околка их на месте), каменотесный, каменно-шлифовальный и по изготовлению памятников.

Монастырские архивы сохранили для истории имена многих каменотесов, трудившихся в монастыре на добыче и обработке камня. Так, в 1852 году на теске каменных изделий для облицовки цоколя монастырской Зимней гостиницы работала артель из 16-ти мастеров: Федор Васильев, Анисим Норедор, Егор Пуллы, Егор Коркин, Юган Ребо, Павел Павелинне и другие из карельских и финских деревень Отчожи, Сокорбица, Рускеала, Большая Тулома.

В 1887 – 1896 годах при игумене Ионафане II на Валааме велось самое крупное строительство в истории монастыря. На месте построенного в 1794 году игуменом Назарием собора возводился новый, более вместительный и монументальный.

Задолго до начала строительства началась заготовка кирпича, извести, гранитных плит, цемента, металла. От разобранного старого собора было подготовлено к использованию 386 250 штук кирпича. Но этого было совершенно недостаточно, и на Валааме в период подготовки и строительства нового собора действовали два кирпичных завода. Кирпич там изготовляли на трех машинах, а также ручным способом. За летний сезон, например, 1889 года, выработка кирпича достигла более миллиона штук. Всего же на постройку собора было израсходовано более 3,5 миллиона штук кирпича.

В монастырских каменоломнях в больших количествах добывали и обрабатывали серый и красный гранит и черный амфиболит для наружной и внутренней отделки нового собора. На период строительства были наняты многочисленные артели мастеров, специализировавшихся на отдельных операциях при добыче и обработке камня: бурении, «ломке от горы», теске и полировке. Например, в 1889 – 1893 годах на островах Путсаари и Сюскиянсаари бурение и ломку красного и серого гранита вели артели Давида Васильева из деревни Большая Тулома Сердобольского прихода, Семена Пикине из деревни Ярви Яниварского прихода и Никиты Артемьева из деревни Реколо-саари Сердобольского прихода.

Подоконные доски и лестничные ступени из гранита тесали артели Андрея Григорьева и Якова Сафронова из деревни Отчожи Сердобольского прихода, а также Михаила Егорова Кононова из деревни Другая река Петрозаводского уезда Олонецкой губернии. Прекрасную полировку подоконных досок и ступеней паперти из красного гранита, фигурных архитектурных деталей из черного амфиболита выполнили артели Якова Ранина из деревни Мигли Якимварского прихода, Петра Никитина из деревни Отчожи и Василия Мошкина из деревни Поческой Петрозаводского уезда Олонецкой губернии.

Обнаружены в архивах монастыря сведения и о каменотесах, изготовивших величественные прекрасные колонны красного гранита, украшающие главный вход в новый собор. Это Иван Рейникайне «с товарищи» из деревни Рускеала Сердобольского прихода.

О больших объемах чистотесанных изделий из серого гранита в виде плит различной величины и конфигурации (иногда размером до 1 метра), употребленных для облицовки цокольной части собора на высоту до 2-х метров от основания, можно узнать из сохранившейся ведомости прихода-расхода строительных материалов. Их изготовлено и употреблено в дело по периметру собора около 300 погонных саженей (более 600 метров).

Во многих монастырских сооружениях достойны восхищения изготовленные руками мастеров детали и целые художественные ансамбли из природного камня. В изящных формах мраморной Знаменской часовни, убранстве монументально-торжественного Спасо-Преображенского собора, праздничном облике часовни «Всех скорбящих Радость», встречающей паломников на берегу Монастырской бухты, Воскресенской церкви и в строгих линиях Водопроводного дома использованы самые различные по расцветке и сочетанию горные породы из бассейна Ладожского озера.

При осмотре сооружений порой пропадает ощущение, что каменные детали в них изготовлены из крепчайшего карельского камня. Эти изделия по художественной ценности сравнимы, пожалуй, с каменными шедеврами в зданиях Петербурга. Так тщательно, тонко и филигранно проработаны в камне сложные рисунки. И над каждым из этих шедевров трудился мастер, затративший на них месяцы кропотливого, изнурительного труда, вложивший в камень частицу своей души и таланта.


Источник: газета «Красное знамя» (г. Сортавала), 9 января 1991 года.

Благодарим директора Валаамского музея Т.Ю. Бердяеву за предоставленные материалы.

Фото

Рекомендуем

Теперь можно подавать записки через Telegram
Теперь можно подавать записки через Telegram

Спешим сообщить, что в преддверии Троицкой родительской субботы для Вашего удобства мы создали телеграм-бот, с помощью которого Вы можете подавать записки о здравии и упокоении в нашу церковную лавку, а также сделать пожертвование.

3130

Приложение «Валаам»

Пожертвования
Трудничество

Фото

Другие фото

Видео

Другие видео

Погода на Валааме

+0°
сегодня в 21:54
Ветер
1.3 м/с, ЮЮВ
Осадки
0.0 мм
Давление
777.8 мм рт. ст.
Влажность
91%