Письма иеромонаха Афанасия (Нечаева) иеросхимонаху Ефрему (Хробостову) из Парижа на Валаам. Часть 1

Мы начинаем публикацию цикла писем будущего архимандрита Афанасия (Нечаева), духовного наставника монашества за границей, первого духовника митрополита Сурожского Антония (Блума). Его адресат – иеросхимонах Ефрем (Хробостов), братский духовник Валаамского монастыря и духовник великого князя Николая Николаевича Романова.
26.03.2024 Трудами братии монастыря  2 044

Архимандрит Афанасий (Нечаев)
Архимандрит Афанасий (Нечаев)
Письма эти касаются многих проблем церковной жизни русской диаспоры во Франции и, вообще, русской эмиграции как явления. Иеромонах Афанасий описывал причины юрисдикционных споров, проблемы в Сергиевском Богословском институте, конфликты между иерархами и др. Он был своего рода корреспондентом, державшим валаамское монастырское начальство в курсе событий. Подробно описывая суть разногласий, в какой-то момент он, видимо, устал от них и с головой ушел в пастырскую работу, с любовью описывал жизнь эмигрантских общин, которые окормлял. Во время перехода митрополита Евлогия в Константинопольский Патриархат, иеромонах Афанасий не смог примириться с разрывом с Русской Церковью, и полагал, что лучше возвратиться на Валаам, однако этим планам не суждено было сбыться.

В публикации представлены 11 писем иеродиакона, затем иеромонаха Афанасия (Нечаева) своему старцу иеросхимонаху Ефрему (Хробостову). Они хранятся в Национальном Архиве Республики Карелия (НАРК) в фонде Валаамского монастыря [1].

Иеросхимонах Ефрем (Хробостов Григорий Иванович, 1871–1947), происходил из крестьян Костромской губернии, его крёстной матерью была великая княгиня Александра Петровна, супруга великого князя Николая Николаевича (старшего), впоследствии принявшая постриг с именем Анастасия. Он поступил в Валаамский монастырь в 1883 г., был зачислен послушником в 1894 г., в монашество пострижен в 1895 г. с именем Георгий, рукоположен во иеромонаха в 1899 г. В 1919 г. принял схиму и удалился в скит во имя Смоленской Божией Матери. В 1925 г. Финляндским Церковным управлением был назначен временно исполняющим обязанности духовника монастыря. В 1927 г. был избран на эту должность большинством голосов братии. Скончался в 1947 г. уже на Новом Валааме, куда братство эвакуировалось в 1939-1940 г. вследствие зимней войны.

Будущий архимандрит Афанасий, в миру Анатолий Иванович Нечаев, родился 31 апреля 1886 г. в с. Любятино Пензенской губернии в семье священника. Окончил по 1-му разряду Пензенское духовное училище в 1900 г., а в 1905 г. по 2-му разряду – Пензенскую духовную семинарию. Известно, что 27 ноября 1906 г. был принят псаломщиком в церковь слободы Городок в Пензенском уезде [2]. Священником он не стал. Потеряв веру, но не нравственно-евангельский идеал, усвоенный им в благочестивой семье, он увлекся активной деятельностью по народному просвещению. Работал простым рабочим, потом, на железной дороге в Москве, пережил период духовных сомнений. Незадолго до революции, в которой не участвовал, в Петрограде встретил друга по семинарии, общение с которым помогло ему вернуться к вере. В годы Первой Мировой войны служил миссионером «Армии Спасения», однако, разочаровавшись, эмигрировал в Финляндию в 1923 г. Архимандрит Афанасий оставил воспоминания о своем жизненном пути [3]. Сохранились воспоминания о нем и его духовного сына митрополита Сурожского Антония (Блума) [4].

В Финляндии, на карантине в Келломяках, Анатолий встретил четырех валаамских монахов с Петроградского подворья, пригласивших его на Валаам. Ощущая себя светским миссионером, а не иноком, он отказался и два с половиной года изучал шведский язык, занимаясь миссионерством и «вращаясь в протестантском мире». Поняв, «что один в поле не воин», вспомнил о приглашении и приехал на Валаам осенью 1925 г. Два месяца жил в монастыре паломником. Нес послушания переводчика на экскурсиях, рубил и пилил лес, работал на молотилке [5]. Вынужден был покинуть монастырь, т.к. светские власти не дали разрешения иностранцу на проживание в прифронтовой зоне. Тогда он решился принять монашество, что давало возможность «получить право жительства на Валааме», обратился за содействием к архиепископу Герману [6] и получил рекомендацию от него. После личного обращения к губернатору тогда председателя церковного управления протоиерея Сергия Солнцева [7], получил разрешение от властей. С февраля по лето 1926 г. официально проживал в Валаамском монастыре как послушник-богомолец, без занесения в Формулярную ведомость. Пел на клиросе. Ярко проявил себя летом 1926 г. при подготовке к проведению на Валааме съезда певческих обществ балтийских и скандинавских стран, принявшего 15 000 гостей. Анатолий привлек к организации съезда своих светских друзей-миссионеров. И монастырское начальство, и местное Церковное управление увидели в нем потенциал, и в том же 1926 г. пригласили участвовать в первом ежегодном съезде финляндского православного духовенства. Церковное управление предложило ему подготовить доклад о «постановке просветительского дела на приходах» [8]. В докладе он рекомендовал организовать катехизаторскую школу, издавать миссионерский листок и учредить должность разъездного миссионера.

Крестный ход на старом Валааме, 20-е годы XX века
Крестный ход на старом Валааме, 20-е годы XX века

2 августа 1926 г. Анатолий направил прошение игумену Павлину [9] с просьбой благословить его на учебу в «Академию» в качестве «питомца монастыря», с тем, чтобы по окончании курса вернуться [10]. Осенью 1926 г. прибыл в Париж и поступил в Свято-Сергиевский богословский институт. В Париже он подчинялся митрополиту Евлогию, который при поступлении в институт поручил его епископу Вениамину (Федченкову). 4 декабря 1926 г. на Сергиевское подворье в Париже Анатолий был пострижен в монашество. 6 декабря того же года был рукоположен во иеродиакона. 30 октября 1927 г. – во иеромонаха. 27 мая 1928 г. иеромонах Афанасий был назначен священником обители «Нечаянная Радость» в предместье Ливри-Гарган под Парижем [11]. В. Кузнецов в своем справочнике пишет, что лишь временно исполняющим пастырские обязанности [12]. В Ливри-Гарган иеромонах Афанасий служил до 1 мая 1931 г. И именно к этому периоду относятся представленные ниже письма.

Настоятельницей обители-приюта «Нечаянная Радость» была монахиня Евгения (Митрофанова) [13], по чьему почину обитель была учреждена. О монахине Евгении довольно нелицеприятно отзывался митрополит Евлогий, замечая, что ей не удалось наладить отношения с персоналом, а ее чрезмерная требовательность отталкивала детей от церкви, некоторые из них из школы выходили менее религиозными, чем поступали. «Я старался помирить м. Евгению с очередным священником — тщетные усилия… Обычно она тем яростней возмущалась им, чем тверже я настаивал на примирении» [14], — вспоминал митрополит. В письмах иеромонах Афанасий часто упоминал монахиню Евгению, но нигде не осуждал ее. Помимо служб в обители он настоятельствовал в православном приходе г. Тур и в приписной общине г. Анжер.

В начале 1930-х гг., когда управлявший русскими православными приходами Московской Патриархии в Западной Европе митрополит Евлогий перешел вместе с клиром в Константинопольский Патриархат, отказавшись подтвердить свою лояльность советской власти, иеромонах Афанасий вместе с епископом Вениамином и немногочисленной группой прихожан продолжил подчиняться Московской Патриархии. На Пасху 1931 г. митрополитом Литовским и Виленским Елевферием (Богоявленским), назначенным на место митрополита Евлогия, был освящен домовой храм на ул. Петель в честь Трех Вселенских Святителей – Василия Великого, Григория Богослова и Иоанна Златоустого, второй алтарь – в честь свт. Тихона Задонского. Со временем храм получил статус Патриаршего подворья и стал известен как Трехсвятительское подворье. До отъезда епископа Вениамина в США он возглавлял этот приход, а иеромонах Афанасий, с 1932 (1933?) г. – архимандрит, был его помощником. С 1933 г. и до своей кончины в 1943 г. настоятелем подворья был сам архимандрит Афанасий. Он также был назначен благочинным приходов Московской Патриархии во Франции. В 1936 г., чтобы ближе познакомить европейцев с православием, он основал монашеско-миссионерское братство. Во время Второй мировой войны был активным участником движения Сопротивления, в оккупированном Париже помогал евреям, за что дважды арестовывался гестапо. Скончался архимандрит Афанасий у себя в келье [15], от онкологии, по воспоминаниям монахини Геновефы [16], в часовне на подворье прошло отпевание. Похоронили его на одном их пригородных парижских кладбищ. Через пять лет, после окончания войны, нужно было перенести прах на Русское кладбище в Сен-Женевьев-де-Буа. Перенесением занимался протоиерей Борис Старк и засвидетельствовал, что тело архимандрита Афанасия оказалось не тронутым тлением, поверх тела лежала икона прпп. Сергия и Германа Валаамских [17].

Протоиерей Борис (Старк)
Протоиерей Борис (Старк)
Нижеприведенные письма относятся к периоду, когда был разгар юрисдикционных споров и вся эмиграция была потрясена внутрицерковными разногласиями. По оценке современников, архимандрит Афанасий «очень много сделал в духовном воспитании западного духовенства. Его широта души и евангельский подход к жизни помогали ему… понять очень многое. Монашество в Русской Патриаршей Церкви [за границей] всецело обязано ему. Он был его вдохновитель и создатель. Это он организовал монашеское общежитие Св. Дионисия и Св. Серафима, он воспитал Иеромонаха Серафима (Родионова), подготовил о. Дионисия Шамбо к монашеству, привлек к Церкви брата Иоанна Петерфали. Если западное монашество и стало оформляться после его смерти, то несомненно невидимо он принимал и принимает участие в его создании» [18].

Письма дают возможность приблизиться к пониманию этой незаурядной личности, неутомимого труженика на ниве пастырства, мужественного человека, боголюбивого молитвенника, человеколюбца и подвижника, до конца жизни помнившего первую приютившую его обитель.

Письма приведены в современной орфографии с сохранением особенностей авторского текста, раскрыты сокращения слов – отец, монах, Епископ, Владыка. В квадратных скобках приведены слова, которые трудно разобрать или которые пропущены, а также даты, вычисленные опосредованно. Незначительные пропуски текста обозначены угловыми скобками, подчеркивания в тексте присутствуют и в оригинале.

1.

Письмо иеродиакона Афанасия (Нечаева) иеросхимонаху Георгию (Хробостову)

2 января 1927 г. [Париж]

Иеросхимонах Ефрем (Хробостов)
Иеросхимонах Ефрем (Хробостов)
Милый и дорогой батюшка, старец мой Отец Ефрем!

Я хотел бы писать Вам каждый день или еще чаще, ибо чувствую, что живу общею с Вами жизнью, одними интересами, и всё что имею и переживаю считаю общим с Вами достоянием. Наверное, это по молитвам обо мне Вашим дает Господь такую благодать мне – чувствовать любовь Вашу и жить одною с Вами жизнью. Написал сейчас письмо брату Алексею [19], но всего, что хочется передать, через него не передашь, а потому лучше уже вложу его письмо в Ваше и Вас попрошу передать ему.

В последних письмах к отцу Игумену и к Вам я хотел поставить вопрос о приезде на Валаам Владыки Вениамина [Федченкова] на практическую почву, то есть, чтобы отец Игумен или Вы написали ему пригласительное частное письмо. [Среди] общих мотивов за необходимость этого [ничуть] не откладывая в долгий ящик прибавился на днях еще один. В одной беседе со студентами (в кругу более близких к нему лиц) Владыка Вениамин высказал свое предложение поехать летом со студентами в миссионерскую поездку по беженцам. Куда именно – не сказал, но прямо сказал так: «Вот у меня возник вопрос: как использовать лето. Вот, если бы я, скажем, поехал на Валаам, то там я бы отдохнул, конечно, но и время провел бы, так сказать, парадно, а вот наши беженцы живут в страшной нужде и лишены всякой духовной помощи. Вот у меня и явилась мысль, не поехать ли нам с Вами к ним с миссионерской целью».

Эта мысль у него еще сырая, но отсюда надо сделать тот вывод, что может быть придется и убеждать Владыку, склонять его к признанию большей важности и необходимости поездки на Валаам. Вы, конечно, это сами хорошо всё учтете, почему я и считаю необходимым сообщить Вам это.

Отцу Харитону [20] послал я изложение очень интересной лекции Иванова [21]. Если Вы прочтете ее, то я добавлю еще, что он винил русскую [Царицу] в вопросе о Распутине в том, что она оказалась в то время духовно [нечуткой] к распознанию святости от одной видимости ея.

На днях было у нас с Владыкой совещание об отношении нашем к студенческому движению. Владыка считает эту форму христианской жизни нисшей, но неизбежной ввиду ослабления веры в молодежи. Нам же он не рекомендует близко ходить туда, а только поддерживать дружество и сочувствие.

На днях посетили нас русские скауты и я, по просьбе Владыки, вел беседу с ними за чашкой чая. Я рассказал им всё о Вас и Вашем ските. Они очень, очень были довольны. Я сказал, что пошлю Вам привет от них, а Вы им пришлите свое благословение.

Вручаю себя Вашим молитвам. Ваш недостойный отец Афанасий.


Материал подготовлен на основе публикации в журнале «Вестник ПСТГУ. Серия II: История. История Русской Православной Церкви. 2023. Вып. 113. С. 143–170». Автор: Шевченко Татьяна Ивановна, кандидат богословия, кандидат исторических наук, старший научный сотрудник Православного Свято-Тихоновского гуманитарного университета, Москва


[1] Автор выражает благодарность директору ГБУ НАРК Александру Николаевичу Морозову и сотрудникам архива за содействие в работе с фондами.


[2] НАРК. Ф. 762. Оп.1. Д. 224 (Документы послушника Анатолия Нечаева, выданные ему для поступления в Парижский богословский институт. 17 авг. 1925 г. – 30 июл. 1926 г.)


[3] Афанасий (Нечаев), архим. От Валаама до Парижа. М. 2011. С. 7-12. Первая публикация: Приходской Вестник [Лондон]. 1953. № 1, 2.


[4] Антоний (Блум), митр. Об архимандрите Афанасии (Нечаеве) // Афанасий (Нечаев), архим. Указ. соч. С. 203-212. Впервые опубл.: Митр. Сурожский Антоний. Проповеди и беседы. Париж, 1976.


[5] Афанасий (Нечаев), архим. Указ. соч. С. 15-18.


[6] Герман (Аав), архиепископ (1878-1961). Епископ Сортавальский, викарий Финляндской епархии (1922-1925). Архиепископ Карельский и Финляндский (1925-1960).


[7] Сергий Федорович Солнцев (1867– март 1933), протоиерей – один из ведущих сторонников автокефалии Финляндской Православной Церкви. Входил в Финляндское Церковное Управление, был заместителем председателя. В 1923 г. возглавлял делегацию к Константинопольскому Патриарху, добившуюся отделения от Русской Церкви. Активно поддерживал финнизацию.


[8] Афанасий (Нечаев), архим. Указ. Соч. С. 40.


[9] Игумен Павлин (Мешалкин, 1866-1935), схиархимандрит Павел (1935). Настоятель Валаамского монастыря (1918-1933).


[10] Онуфрий (Маханов), иеродиак. «Причал молитв уединенных»: Валаамский монастырь и его покровители преп. Сергий и Герман. СПб.: Царское Дело, 2005. С. 681.


[11] Нивьер А. Православные священнослужители, богословы и церковные деятели русской эмиграции в Западной и Центральной Европе. 1920-1995: Биографический справочник. М.: Русский путь; Париж: YMCA-Press, 2007. С. 87.


[12] Кузнецов В. А. Русское православное зарубежное монашество в XX веке: Биографический справочник. Екатеринбург: Барракуда, 2014. С. 74-76


[13] Евгения (Елизавета Константиновна Митрофанова (Турау), † 1959), игумения. Родилась в семье сенатора, вышла замуж за ректора Варшавского университета Митрофанова. Овдовела. Во время гражданской войны возглавляла организацию помощи белым офицерам «Белый крест». Эмигрировала в Константинополь, где приняла монашество. Оказалась во Франции в 1926 г., возглавив новоорганизованный женский монастырь «Нечаянная радость» в Лаври-Гарган. Игумения (1930). После закрытия обители в 1934 г. переехала в Иерусалим, где и скончалась.


[14] Евлогий (Георгиевский), митр. Путь моей жизни. М., 1994. С. 516-517.


[15] Чтобы не подвергать опасности прихожан, архимандрит Афанасий снял небольшой дом на окраине Париже, в котором укрывал нуждавшихся в укрытии. Там же была его келья – самая маленькая комната в доме.


[16] Геновефа (Вера Алексеевна Лаврова). См.: Геновефа [(Лаврова)], мон. Воспоминания об архимандрите Афанасии (Нечаеве) // ЖМП. 1985. № 11. С. 76-79.


[17] Старк Борис, [прот]. По страницам Cинодика // Российский Архив: История Отечества в свидетельствах и документах XVIII—XX вв.: Альманах. М.: Студия ТРИТЭ; Рос. Архив, 1994. Вып. 5. С. 622.


[18] Цит. по: Кузнецов В. А. Указ. Соч. С. 74–75.


[19] Алексей Борисович Мещерский, князь (1854–15.01.1928). Эмигрировал в 1918 г. Проживал во Франции. В 1926 г. поступил в Валаамский монастырь в Финляндии. За месяц до кончины принял монашество с именем Сергий. Погребен на старом монастырском кладбище на Валааме.


[20] Харитон (Дунаев, 1872–1947), схиигумен. Поступил в Валаамский монастырь (1894). Пострижен в монашество (1905). Эконом монастыря (1909). Иеромонах (1910). В 1933 г. утвержден Финляндским Церковным Управлением в должности настоятеля. При нем в 1939−1940 гг. прошли эвакуация монастыря в глубь Финляндии и устроение нового монашеского поселения в Папинниеми. Автор нескольких книг. Незадолго до кончины принял схиму.


[21] Петр Константинович Иванов (1876—1956) – русский религиозный писатель, деятель русской эмиграции. В 1923 г. эмигрировал в Германию. С 1924 г. в Париже. Был прихожанином церкви, подчинявшейся митрополиту Евлогию. В 1925 г. издал книгу «Смирение во Христе». В 1949 г. – «Тайна святых — введение в Апокалипсис». Обвиняется в модернизме, т.к. критиковал иерархию и Церковь, как учреждение. Скончался в Сан-Рафаэле на юге Франции.








Рекомендуем

Подать записку в монастырь через сайт обители
Подать записку в монастырь через сайт обители

Неусыпаемая Псалтирь – особый род молитвы. Неусыпаемой она называется так потому, что чтение происходит круглосуточно, без перерывов. Так молятся только в монастырях.

Видео 414644

Приложение «Валаам»

Пожертвования
Трудничество

Фото

Другие фото

Видео

Другие видео

Погода на Валааме

+3°
сегодня в 19:53
Ветер
1.3 м/с, CCВ
Осадки
0.4 мм
Давление
770.7 мм рт. ст.
Влажность
72%