Записки уставщика Николая Сайки. Глава 9

Девятая глава воспоминаний уставщика Старо-Валаамского монастыря послушника Николая Сайки, в которой он описывает период Великого поста и празднование в обители Пасхи Христовой.
02.11.2022 Трудами братии монастыря  916

Вид на Святые врата обители, вторая половина XIX века
Вид на Святые врата обители, вторая половина XIX века

Записки уставщика

послушник Николай Сайки

Глава 9. Пасха


Подготовка к посту

Образ жизни в Валаамском монастыре переменчив в зависимости от церковных праздников и постов. Пост посту рознь. К Великому посту, например, готовятся особенно тщательно. Уже за три недели до начала поста начинается психологическая подготовка монахов смиренно принять Великий пост как подготовку к Страстной неделе, или к Великой неделе страданий Христа, чтобы затем с чистым сердцем отпраздновать Воскресение Христово. Во время Страстной недели церковь ежегодно вспоминает эти печальные события, чтобы по контрасту тем радостней отпраздновать победу Спасителя над злом.


Прощеное воскресение

Кульминацией в подготовке к Великому посту является Прощеное воскресенье. Пища насыщенней и качественней, чем обычно. Каждое воскресенье до этого обязательно навещали духовника, это считалось непременным послушанием, и нарушение его наказывалось начальством. В богослужении тексты в основном такого характера: прощение грехов другим угодно Богу, это может оказаться залогом прощения твоих грехов. Не будьте хмурыми, когда поститесь, наоборот, намажьте голову, умойтесь, чтобы люди не видели, что вы поститесь. К вечеру тексты больше покаянного характера, церковное песнопение с оттенком печали.

Моя очередная неделя уставщика началась как раз с Прощеного воскресенья. В монастыре все изменил

Серебряная рака преподобных Сергия и Германа, подаренная обители императором Александром I
Серебряная рака преподобных Сергия и Германа, подаренная обители императором Александром I
ось: умолк радостный звон колоколов, только одинокий колокол не торопясь, грустно приглашает монахов во храм. Иеромонах и иеродьякон одеты в черные бархатные облачения. Церковь освещена скудно, горят только лампады перед святыми иконами. Вечерня начинается псалмом 103 «Благослови, душа моя, Господа». Иеродьякон Августин начинает Великую ектению возгласом: «Миром Господу помолимся», – хор поет положенный во время поста глас «Господи, помилуй». К концу ектении я спускаюсь с клироса к амвону, трижды кланяюсь, осеняя себя крестным знамением, иду к игумену за благословением приступить к обязанностям канонарха, возвратившись к амвону, говорю, например: «Глас первый». Вновь осеняю себя крестным знамением и кланяюсь в сторону алтаря, затем кланяюсь игумену. Объявляю хору: «Глава десятая», – что означает «нужно петь десятую стихирь». Хор поет стихирь на первый глас. Содержание первой стихири таково: попостимся, братия, телесно, а также духовно, радостно, а не грустно; попостимся в надежде увидеть светлое Христово Воскресение.

В центре храма хор прославляет Сына Божьего: «Ей, Иисус Христос...». Этот псалом всегда праздничный, возвышающий, красивый; ему нет равных, и он никогда не стареет. К концу пения я спускаюсь с клироса, становлюсь перед амвоном напротив алтаря, кланяюсь с молитвой в сторону алтаря, кланяюсь игумену, поворачиваюсь к алтарю и объявляю великий прокимен Великого поста.

На Валааме все прокимены читает канонарх. Пятый раз пою один прокимен: «Не отверзи лице Твое от раба Твоего, бо аз в утешении есмь...». Хор поет заключение: «Призри душу мою и спаси ее». Теперь я первый раз пою великий прокимен. К концу вечерни иеромонах читает молитву Ефрема Сирина: «Господи и Владыка живота моего, дух праздности, уныния, любоначалия и празднословия не даждь ми (поклон). Дух же целомудрия, смиренномудрия, терпения и любве даруй ми, рабу Твоему (поклон). Ей, Господи, Царю, даруй ми зрети моя прегрешения и не осуждати брата моего, яко благословен еси во веки веков. Аминь» (поклон).

Закончилась Великая вечерня, после нее следует малое повечерие. Я спускаюсь с клироса, делаю два поясных поклона и один земной перед иконой Спасителя справа на Царских вратах. Иду за благословением к игумену, после чего в заключение следуют тройной канон, акафист, ужин посытнее обычного, вечерние молитвы и просьбы о прощении взаимных обид.

Совершены уставные вечерние молитвы. Церковь полна монахов, игумен тоже во храме. Он стоит перед алтарем, лицом обратясь к монахам, и, опустив голову, говорит: «Благословите меня, святые отцы и братья, и простите меня, грешного, если виновен перед вами сегодня я в сей момент. Я неизмеримо грешен и душой, и телом, словом, помыслом и делом, осуждением и чувством. Да простит нас Господь по милости Своей и помилует всех». Игумен делает земной поклон в сторону братии, братия отвечает тем же и говорит: «Да простит тебе Бог, честной отец». Затем игумен берет в алтаре с престола крест, наместник берет малое Евангелие, другие иеромонахи держат в руках иконы. Игумен становится в центр храма с крестом в руке, наместник с Евангелием в руках приближается к нему, осеняет себя крестным знамением и целует престольный крест. В это время игумен просит у наместника прощения, на что тот отвечает: «Да простит тебе Господь». Игумен осеняет себя крестным знамением и целует Евангелие в руках наместника, который в это время просит прошения у игумена, на что тот отвечает: «Бог простит». Они склоняются взаимно к правому, а затем к левому плечу друг друга, и таким образом вся братия просит друг у друга прощения, строго соблюдая при этом иерархию. У простых монахов в руках нет икон, но церемония прощения та же. В мое время в монастыре было около восьмисот монахов, вся братия длинной очередью извивалась между колоннами храма. Я проходил очередь последним; восьмисотый раз крестясь и тысяча шестисотый раз склоняясь к плечу инока, я в одурении шепелявил ему что-то о взаимном прощении. Похоже было, что я единственный из послушников соблюдал этот обычай, хотя к этому их не обязывали, а я почему-то считал естественным соблюдать его. Впрочем, меня никто по этому вопросу не инструктировал.

Даже архиепископ Герман присутствовал однажды на этой церемонии. Стоя на галерее, он наблюдал за происходящим внизу. Конечно, хорошо просить прощения и прощать друг другу обиды, и что это был бы за монастырь, если бы такое не происходило, особенно в канун Великого поста.

Во время церемонии хор поет: «Да воскреснет Бог...». Семь недель до пасхи срок достаточный, многие могут быть отозваны за это время из мира сего.

Наконец-то я на свежем воздухе, очухиваюсь, собравшись с силами, добираюсь до своей кельи и растягиваюсь на деревянной лавке. И все-таки как легко становится, когда тебе прощают, в ушах еще звучат слова пасхального псалма: «Обнимем друг друга, братья, простим все врагам нашим и споем: Христос восстал из мертвых, смертию смерть поправ...». Наступает Великий пост.


Великий пост

Да, начался настоящий пост; первую неделю братию кормили только кислой капустой и черным хлебом. Многие предпочитали вообще не есть из-за желудочных заболеваний. Только к субботе что-то сварили очень вкусное. Неудивительно, что в монастырях легко переносят первую и седьмую неделю – там монахи приучены к строгим постам. Во время поста продолжались работы, требующие физических усилий, и работающих, конечно, кормили: на голодный желудок много не поработаешь.

Главный вход в Спасо-Преображенский собор монастыря
Главный вход в Спасо-Преображенский собор монастыря

Нет ничего, заслуживающего упоминания и связанного с постом, разве только если он совпадает с тремя большими праздниками – Крестопоклонного воскресенья, Явления Богородицы и Вербного воскресенья, – вносящими разнообразие в однообразные постные дни праздничным настроением и питанием.

Разумеется, в начале Великого поста монахи усердно посещают церковь и слушают покаянный канон, во время которого поют: «Помилуй мя, Боже, помилуй мя». Так церковь готовит каждого к покаянию. Работают по очереди только на самых необходимых участках, когда принимают святое Причастие. Послушники работают всю неделю, кроме субботы, когда они причащаются. Грустные псалмы Страстной недели мы слушаем раз в году, и на каждый день они разные, и поэтому они так глубоко западают в душу. Большая часть монахов освобождена от работ для лучшей подготовки к Великим Четвергу и Субботе, принять святое Причастие.

Великая седмица

Глубокая полночь. Кажется, что все в монастыре спят, но это не так. Два монаха будят братию на ночную службу, позванивая колокольчиком и останавливаясь у каждой кельи с напоминанием: «Остался час до пения псалмов и молитв. Господи Иисусе Христе, Сыне Божий, помилуй нас». «Аминь», – отвечает инок в подтверждение того, что он проснулся. Думаю, что три часа сна маловато для молодых, только-только разоспаться; но чтобы разогнать сон, спрыгиваю с лавки и сажусь на пол. Затем натягиваю портки, закручиваю портянки и одеваю сапоги; кидаюсь в коридор, чтобы сполоснуть глаза холодной водой, одеваю подрясник, подпоясываюсь и спешу во храм, по пути вытащив из кармана скуфью и натянув ее на голову. В ночной тьме со всех сторон слышны то торопливые, то тяжелые, шаркающие шаги идущих во храм иноков.

Есть такие подвижники, которые совсем не спят, читая всю ночь напролет "келейные" (предназначенные для чтения в келье) правила или Иисусову молитву с земными поклонами. На тысячу поклонов с молитвами у опытного монаха уходило два-три часа. Монаху преклонного возраста приходится торопиться, чтобы успеть до начала богослужения во храм и поклониться, и приложиться к святым иконам, трижды перекрестив себя.

Икон Божией Матери множество, но самая популярная на Валааме – Тихвинская, по Ладоге приплывшая к Тихвинскому монастырю, недалеко от принадлежавшего Валаамскому монастырю острова. Свидетелями этого события были рыбаки, в том числе и монашествующие, поэтому этой иконе так поклоняются, как заступнице за монастырь и его обитателей.

Полуночная служба начинается в час ночи. В церкви сумерки. Только перед главными иконами горят лампады, остальные зажгут к началу заутрени. Одинокая свеча колеблющимся пламенем скупо освещает Псалтырь и лицо чтеца с однообразным усыпляющим голосом. Полуночная служба длится с полчаса, это беспрерывное чтение, заканчивающееся хором: «Помилуй нас, Господи, помилуй нас. Тебе, Господу Вседержителю, мы, грешные, приносим эту молитву. Помилуй нас». Этот псалом потрясающе трогателен, возвышающий и заставляющий глубже вникнуть в слова «помилуй мя, Господи».

Чтец
Чтец

Я не был на полуночной службе в том состоянии бдения, в каком следовало быть, но постепенно мое внимание обострялось. Как сказано в Евангелии, «бдите, ибо не знаете, когда грядет Жених». Об этом подробнее расскажет 25-ая глава Евангелия по Матфею: о десяти невестах, пять из которых не попали в свадебный дом жениха. Поэтому в монастырском храме все бдят.

Заутреня идет полным ходом, все лампады горят, шестопсалмие прочтено, иеродьякон заканчивает великую ектению, и я в это время спускаюсь с клироса, кланяюсь в сторону алтаря, трижды осенив себя крестным знамением, и бодро иду за благословением к игумену Павлину. Внутреннее напряжение тем не менее растет, с нетерпением жду, когда начнется псалом, который звучит три ранних утра подряд. Останавливаюсь посередине храма и читаю прокимен поста: «Аллилуйя, аллилуйя, аллилуйя. С ночи дух мой ищет Тебя, Боже, ибо заповеди Твои – это свет на земле». Хор начинает с «Аллилуйя!» и переходит к красивому запоминающемуся мотиву: «Ибо грядет Жених в полночь, и блажен тот раб Божий, которого Он застанет бдящим, и горе тогда беспечным. Берегись, душа моя, чтобы не овладел тобой сон, и не бросили бы тебя в объятия смерти за пределами Царства Божия. Проснись и возопий: «Святый, святый, святый еси Ты, Боже, Богородицы ради, помилуй нас».

Трижды звучит упоительно мой любимый псалом: «Се Жених грядет в полунощи». Может быть, одного раза действительно недостаточно; как известно, человек поверхностно воспринимает услышанное, и только повторение вынуждает его углубиться в содержание. Автору мелодии тоже удалось найти запоминающиеся трогательные мелодические обороты. Псалом о Женихе поется в церкви только три дня подряд: в Великий Понедельник, Вторник и Среду. Начиная с четверга исполняются другие псалмы.

По просьбе митрополита Амвросия протоиерей Петр Турчанинов положил на музыку псалмы Великой седмицы. В Валаамском монастыре часть из них была положена на свою музыку или переложена для мужского хора.

Заутреня продолжается. Прочитан трехчастный канон, после малой ектении один пою эксапостиларий. Свои мысли и неуверенность пытаются сбить меня с толку: было бы легче, если бы сначала спел хор... однако, я справляюсь с волнением и начинаю благоговейно: «Я вижу, ей, Спаситель мой, Твой украшенный свадебный дом, но я не одет, чтобы войти туда. Освети, ей, Светодавче, одежду моей души и спаси меня».


Великий Четверг

В Литургии Великого Четверга есть молитва, проникающая в сердце каждого, подготовившего себя к святому Господнему Причастию и, подобно разбойнику на кресте, молившемуся: «Помяни мя, Господи, во Царствии Твоем». Целиком она звучит так: «Вечери Твоея тайныя днесь, Сыне Божий, причастника мя прими; не бо врагом Твоим тайну повем, ни лобзания Ти дам, яко Иуда, но яко разбойник исповедаю Тя: помяни мя, Господи, во Царствии Твоем».

Длинная очередь движется к Святой Чаше, губы шепчут молитву разбойника: «Помяни, помяни, Господи, мя в Царствии Твоем».

Храм апостола Андрея Первозванного на Воскресенском скиту
Храм апостола Андрея Первозванного на Воскресенском скиту

Каждый преисполнен благодарности Господу за возможность причаститься Святых Таинств и обрести душевный покой. Многие из них избавились от оков греха, и насколько легче теперь им слушать о страстях Господних, описанных в Евангелии. Хочется верить, что каждый вздох раскаявшегося и его молитвы дошли до престола Господня, и Он вспомнил о каждом в этот день. Молитва значительно усиливается во храме, хотя мы молимся каждый в отдельности, с нами молятся также ангелы, усиливая человеческую молитву и раскрывая перед нами Царство Божие. Кроме ангелов за нас молится заступница наша Божия Матерь и все святые, которых мы видим на иконах. Как же можно сомневаться в силе общей молитвы во храме?

Вечер прошел обычно, каждый молился по своему правилу. В течение трех дней Страстной недели мы слышали о свадебном доме Господнем, а в Великий Четверг вспоминаем о последней трапезе Спасителя в доме Симона, откуда началась традиция Святой Евхаристии в память о Страстях Господних. Вечером слушаем о них в Двенадцати Евангелиях. На Старом Валааме все эти службы совершались в ночь на пятницу.

Великая Пятница

Полночь, Великая Пятница. Такая же побудка, одинокий колокол зовет братию во храм. Снова спешка, многие торопятся приложиться ко кресту, что справа, и затем к иконе Валаамской Божией Матери. Как же набожно они молятся! Не забыты также и основатели монастыря преподобные Сергий и Герман.

Ровно в час начинается полунощница. К заутрени зажигаются лампады. Утром в четверг и в пятницу слышали новый псалом: «Егда славнии ученицы на умовении вечери просвящахуся». Игумен в это время выносит из алтаря на середину храма Святое Евангелие, специальное для поста. Двенадцать священников в черном бархатном облачении по очереди читают Святое Евангелие, начиная с игумена, наместника и членов правления, кончая иеромонахами. Перед началом чтения очередной главы кадят иконостас. Большой колокол количеством ударов отмечает номер главы.

Звонарь обители, 10-е годы XX века
Звонарь обители, 10-е годы XX века

В этой службе участвовало два канонарха, напоминавших текст дня для хора. Это вызывалось тем обстоятельством, что один канонарх, переходя от хора к другому, которые стояли с двух сторон иконостаса, мешал бы священникам, обильно кадившим иконостас. Поэтому сочли нужным поставить уставщиков с обеих сторон иконостаса. Я оказался уставщиком хора справа, и назвали меня первым, слева поставили рясофорного Степана, позже – иеромонах Савва. Некоторое время до этого мы были чтецами-очередниками, затем нас подняли до уставщиков, меня годом раньше. Можно сказать, что в этом торжественном богослужении был также и оттенок скорби.

Многих приводили в эмоциональное состояние евангельские рассказы о страданиях Христа и его слова, обращенные к Отцу: «Боже Мой, Боже Мой! Для чего Ты Меня оставил?», «Слава Твоим страданиям, Господи», «Слава Твоему долготерпению, Господи». Хор повторяет это двенадцать раз. Уже рассветает, но служба продолжается. Прочитан короткий канон, хоры поют (букв: песнь рассвета): «Ты дал возможность умному разбойнику в тот же день попасть в рай, ей, Господи, просвети и меня на Твоем кресте и спаси меня». Какие проникновенные слова! Какое содержание! Особо подчеркнуто: «Просвети и меня на Твоем кресте и спаси меня». Каждый в этот момент надеялся на спасение, для этого же многие и пришли в монастырь.

Утреня приближается к концу, время около шести, три часа на отдых, и с девяти – царские часы. В два часа пополудни начнется большая вечерня, которая продлится почти три часа. Небольшой перерыв, и опять в церковь. Возможно, что другое наименование Великой Пятницы – "длинная пятница" – вызвано тем, что до выноса Плащаницы, к которой все прикладывались, монахов не кормили, подобно тому, как на святое причастие тоже ходят натощак.

Мне вспомнился Иосиф, богатый и влиятельный человек. Он решил ночью пойти к Пилату, чтобы вымолить у него тело Иисуса и похоронить его: «Отдай мне этого бездомного, кому некуда было приклонить свою голову. Отдай мне этого бездомного, которого обманул коварный ученик и предал смерти. Отдай мне этого бездомного, которого Мать Его увидела на кресте и плача возопила и в материнском горе жаловалась: «Горе мне, дитя мое! Горе мне, Свет мой! Горе мне, рожденный мною! Свершилось то, что предсказывал во храме Симеон: меч пронзил мое сердце». Эти слова подействовали на Пилата, и он разрешил Иосифу снять тело Христово с креста и похоронить Его. Я пытаюсь духовными очами приблизиться к Божией Матери и разделить с ней Ее горе и страдания. В монастыре еще читают канон о плаче Богородицы по Сыну, когда Его снимают с креста и когда хоронят. Что чувствовала Она в те мгновения, возможно, самые ужасные? Но, с другой стороны, Ее утешали слова Сына, не произнесенные вслух, но воспринятые Ею материнским инстинктом: «Не плачь, Мать, видя Сына Своего во гробе, ибо Он вознесется на Небо, войдет во Славу и прославит тех, кто славит Тебя в любви и вере». Сначала эти слова утешения относились к Его любимой Матери, а позже и к нам, истинно любящим Богородицу. К этому нечего добавить, ибо кто любит Бога, тот любит и Богородицу.

Великая Суббота

Такое же начало, как в четверг и пятницу: побудка, одинокий колокол, спешка на полуночную службу.

В утреню вносится разнообразие: в начале славословят Иосифа, испросившего у Пилата тело Спасителя, а затем самого Христа. Игумен ведет службу при сослужении иеромонахов. Вот некоторые строфы, которые приходят на память: «Тебя, Христос, положили во гроб, сонмы ангелов ужаснулись этому…», «Достойно есть прославлять Тебя, Создатель всего сущего, ибо через Твои страдания мы избавились от страданий и порчи. Христос мой! Все племена воспевают Твое погребение». Тропари эти можно слушать без конца, в монастыре они идут целиком, и пение между строфами увеличивает их длительность до часа.

Никольский храм одноименного скита
Никольский храм одноименного скита

Все, о чем пишу, переживаю заново, причем кажется, что все было недавно, неделю тому назад.

Страстная неделя подходит к концу. В Великую Субботу во время Литургии после Апостола черное облачение меняется на белое, и из Евангелия читается первая весть о Воскресении Христа (Мф. 28:1-20).

Вечер Великой Субботы

Прочтены вечерние правила, и начинается бдение у Плащаницы. Все время читаются Деяния Апостолов, двадцать восемь глав. Чтение начинает игумен, за ним наместник и все иеромонахи по иерархии, заканчивая простыми монахами. И так как времени до полуночной службы еще много, возвращаются к первой главе и начинают все сначала, сменяя друг друга по главам. Кто-то читает четко, кто-то вполголоса, а кто-то и путается в церковно-славянском чтении и понимании. Послушникам почитать в храме не дали. Мне пришлось довольствоваться чтением в больничной церкви, где молились престарелые и схимонахи. Там была постоянная нехватка чтецов. В соборе же читать было делом чести, и особенно у Плащаницы читать было много желающих.

Пасха

Всем известно, что Пасха одинакова во всех церквях, поскольку чин соблюдается везде строго по уставу. Я воспринимал ее по-разному, в зависимости от места, которое мне предоставлялось в праздновании Пасхи. Сначала я нес фонарь в крестном ходе. В монастырском соборе полунощница всегда начиналась в 23 часа. Храм освещен скудно, полная тишина. Разве только в каком-нибудь закоулке вздохнет с сознанием своего ничтожества углубившийся в молитву старец.

Другие слушают Апостол. Хор поет последний раз: «Не рыдай Мене, Мати...». Во время пения священники вносят Плащаницу в алтарь, ставят на престол, где она остается до Вознесения, и на ней совершается Святая Евхаристия. В том, что Плащаница остается в алтаре, есть свой символ. После Воскресения Спаситель являлся не раз своим ученикам, последний раз они видели Его на Елеон-горе, где Он благословил их и вознесся на небо. И это случилось в Светлый Четверг.

Закончилась полунощница, до пасхальной утрени остается минут десять, время ушло на подготовку к крестному ходу. Мне поручили нести напрестольный крест из никелированной стали. В крестном ходе фонарщик идет первым, за ним – несущий крест, и по бокам его – хоругви, после них – хористы и священство. Когда я дохожу до входа во храм, часы бьют полночь. Из алтаря слышно пение: «Воскресение Твое, Христе Спасе, Ангели поют на небесех, и нас на земли сподоби чистым сердцем Тебе славити». Мне показалось, что я действительно слышу ангельское пение и присоединившихся к нему монахов. При повторном пении этого псалма открывается занавес Царских врат, при третьем открываются сами врата, и иеромонахи в золотом парчовом облачении выходят из алтаря с иконами в руках, наместник с малым Евангелием и игумен с алтарным крестом и трикирием. Начинается крестный ход с каждением и пением славословящей Воскресение стихиры. Колокола трезвонят. Большой колокол басом возвещает миру о Воскресении Христовом. В эту ночь проснулась и природа, присоединившись к празднику.

Вокруг храма горели пять костров, освещая шествие монахов. Мне костры напомнили то время, когда Иисус был на допросе у первосвященника Каифы, а Петр грелся у костра и трижды отказался от Христа. Но это мое восприятие. Костры традиционно зажигались во время этого праздника. Шествие входит в притвор, дверь во храм еще закрыта. Игумен и с ним двенадцать иеромонахов запевают «Христос воскресе из мертвых, смертию смерть поправ» и «Да воскреснет Бог...». Во время последнего повтора песни двери храма открываются, все люстры горят, горят свечи в руках монахов, радостные лица: Христос воскресе, скорбные события Страстной недели позади, время радоваться. Единственное наше пожелание: «Сподоби, Господи, и нас славить Тебя от чистого сердца».

Этот ночной крестный ход символизирует хождение жен-мироносиц ко гробу Господню с целью соборовать тело Спасителя. Их заботило только, как отодвинуть камень у входа в пещеру, но оказалось, что это уже сделано. В пещере они увидели молодого человека, очень испугались, но юноша сказал им: «Вы ищете Иисуса Назарянина, того, распятого? Он вознесся на небо. Его здесь нет. Вот место, где Его положили». Почему ни в одном Евангелии не сказано, что воскресший Иисус первым явился Матери? Но святые отцы оставили устное предание, о котором евангелисты не вспоминают, что архангел Гавриил сразу был послан с радостным известием к Богородице. Вот что сказано в девятом ирмосе пасхального канона: «Ангел возопил Благодатной: «Невесто Пречистая, радуйся! И еще скажу Тебе: радуйся! Сын Твой восстал на третий день из гроба и воскресил мертвых! Радуйтесь, люди!» Святые отцы считают, что Богородица была рано утром вместе с мироносицами у гроба своего Сына.

Братия обители на крестном ходу, 20-е годы XX века
Братия обители на крестном ходу, 20-е годы XX века

В начале каждого ирмоса священники кадят храм и прихожан, провозглашая: «Христос воскресе», – на что монахи отвечают: «Воистину воскресе», – отвечают настолько восторженно, что перекрывают хор. Воздух насыщен ладаном, кадят беспрерывно. В данный момент это делают парами идущие члены правления, возглавляемые дьяконом с большой свечой в руках. Они снова поздравляют братию: «Христос воскресе!» – и вновь звучит радостно в ответ: «Воистину воскресе!»

Во время канона иереи кадят семь раз, восьмой раз кадит архидьякон Августин вдвоем с другим дьяконом.

Около пяти кончается пасхальная утренняя служба, предстоит еще христосование. По старшинству игумен поздравляет младшего по чину: «Христос воскресе!» – на что младший отвечает: «Воистину воскресе!» Затем следует христосование, взаимный тройной поцелуй в щеки; ритуал этот продолжается от старшего к младшему, до послушников.

Читатель может спросить, когда архангел Гавриил первый раз явился Божией Матери? Говоря современным языком, в Марьин день. Бог послал архангела Гавриила в город Назарет к невесте по имени Мария. Он вошел к ней с белой лилией в руках и сказал: «Радуйся, Благодатная, Господь с Тобою! Благословенна Ты между женами». Мария смутилась и подумала: «Что это за приветствие?» Но ангел продолжал: «Не бойся, Мария, ибо Ты обрела благодать у Бога. И вот, Ты родишь Сына и наречешь имя Ему Иисус». Мария жила тогда во храме, но Ей уже пора было оттуда уходить, там держали до четырнадцати лет. Смущенная такой вестью, Мария спросила, как такое может случиться, если Она не знает мужа. На это архангел ответил, что Она исполнится Святаго Духа, и сила Всевышнего защитит Ее. Поэтому свят и Тот, Кто от Нее родится. Больше Ее не смущала эта странная весть. Она покорилась воле Божией. Архангел Гавриил встречался на земле с Богородицей еще раз, когда он принес Ей весть об Ее Успении через три дня и о предстоящей встрече с Сыном. Богородица молилась об осуществлении Ее мечты, а также о том, чтобы на Ее похороны пришли апостолы и похоронили Ее в Гефсемании. Ее пожелание исполнилось: апостолы, прилетевшие на облаках, похоронили Ее в саду Гефсиманском, а Сын принял Ее душу. Я не прошел мимо этих значительных событий, так как они тесно связаны с жизнью нашего Спасителя Иисуса Христа вплоть до Его Вознесения.

До сих пор в памяти стихи пасхальной радости: «Восхитительна Господня Пасха, праздник возвышенного благородства, избавления от скорби, ибо сегодня в сиянии своей славы Христос дарил радость женам, сказав им: «Сообщите об этом апостолам».

После утрени святят пасхальные яйца, которые подают монахам к трапезе, пасху и куличи невозможно было приготовить на такое огромное количество людей.

Утром, до семи часов, выходил полюбоваться восходом солнца, игрой радостных красок на горизонте. Природа тоже радовалась Воскресению Христа. Такое, правда, случается не каждый год из-за сильной облачности.

Ровно в семь часов утра началась праздничная Литургия. Служил игумен Павлин при сослужении двенадцати иеромонахов и четырех дьяконов. Тут было на что посмотреть. Все занятые на службе иеромонахи читали Евангелие от Иоанна, с первого до семнадцатого стиха первой главы. Своеобразие монастырской службы в том, что четыре иеродьякона читают те же самые евангельские тексты на четыре стороны света. У каждого аналой и свеча. Затем Литургия идет обычным ходом.

После Литургии с пением «Христос воскресе из мертвых», в организованном порядке братия направляется в трапезную. За певчими следует очередной на данной неделе иеромонах с большой просфорой, освященной в честь Богородицы, за ним – игумен и, начиная с наместника, члены правления парами; потом иеромонахи, иеродьяконы, монахи, гости, послушники и "сермяжные" – дети моложе десяти лет, носившие грубошерстную одежду и жившие в киновии, в отдельном доме вне монастыря. Были приглашены также офицеры и младшие офицеры министерства обороны.

Братия на чине о Панагии, 30-е годы XX века
Братия на чине о Панагии, 30-е годы XX века

В трапезной монахов на тарелке ждали красное пасхальное яйцо и кусок ситного хлеба. Салат был со сметаной, в щах был привкус рыбы, и каждому подали по куску лосося и уху. Была рисовая каша с топленым маслом. Все поели по-княжески. В церкви насытились духовно, а в трапезной – телесно. Молодые монахи и послушники, подавая очередное блюдо на стол, поздравляли: «Христос воскресе!» – на что старший из монахов отвечал: «Воистину воскресе!» В обычные дни в этой же ситуации говорилось: «Господи Иисусе Христе, Боже наш, помилуй нас», – на что старец отвечал: «Аминь».

Очередной чтец читает во время трапезы пасхальную проповедь какого-нибудь святого отца, но не повторяя прочитанную во время службы. В заключении монахи поют благодарственные стихи за трапезу по очереди с игуменом и певчими, затем угощают просфорой Пречистой.

Выход из трапезной тоже сопровождался трезвоном. После двухчасового перерыва начинается праздничный звон в течение четырех часов, в котором многие пытаются принять участие, но большей частью неискусные, только мешают. Главный звонарь монах Исаакий, владевший двадцатью колоколами одновременно, нуждался в добровольных помощниках. На такой длительный звон и у него не хватало сил, нужна была замена.

Пожалуй, малыми колоколами лучше всех владели монах Сергей (Пробкин) и послушник Дмитрий (ныне Веллава). Пытались многие, но никак не могли совпасть с Большим колоколом. Таких звонарей, как Исаакий, я больше не встречал.

В скитах тоже звонили, они тоже присоединялись к праздничному звону, который разносился над архипелагом, но в скитах было только по одному звонарю, и его надолго не хватало.

Мы ходили звонить в Назарьеву пустынь. На Валааме были летние и зимние церкви, во всех должны были совершаться Литургии, и туда приглашались добровольные певчие. Пели там и мы с нынешним епископом Маркусом, ибо в каждой церкви должно было звучать «Христос воскресе из мертвых!» – благая весть церкви.

В Пасху в церкви все пелось, в Литургии так же и третий и шестой часы; читались только Апостол и Евангелие. Таким образом, я познакомился со многими церквями. Всю пасхальную неделю слушали пасхальные песнопения и радостный трезвон колоколов; напряжение на лицах сменилось приятной улыбкой, казалось, что с плеч свалился какой-то груз, шагается легче; кто-то уже обменивается словом-другим с монахом из скита, помимо общепринятого в течение недели «Христос воскресе». Теперь не надо вставать к полунощнице, можно поспать лишние два часа – пасхальный подарок монахам. Ранняя служба начинается в три часа.

Пасхальной радостью на Старом Валааме считалось участие во всех богослужениях. Кроме работающих на поварне, конюшне и скотном дворе, обеспечивающих питание людей и животных, все остальные освобождались на три дня от работы. Я коснулся немного празднования пасхи в Валаамском монастыре. Других проявлений радости, кроме усердного посещения храма и духовного усердия, на Валааме не было. «Все преисполнено светом, и небо, и земля, и те, кто под Землей. Празднуй вся тварь Воскресение Христово, в нем утверждайся».

Пасхальная утреня совершается при открытых Царских вратах, и они остаются открытыми всю неделю, символизируя свободный вход в рай для усопших в пасхальную неделю и ради Воскресения Христа. Первым, сподобившимся этого, был разбойник, снискавший милость Божию небольшой молитвой: «Господи, помяни меня во Царствии Твоем». И что же сказал на это Господь? «Истинно говорю тебе, ныне же будешь со Мною в раю» (Лк. 23:42-43). Такое случилось с двумя умершими на кресте. После этого, спустившись в ад, Иисус освобождает всех пророков и праведников, начиная с Адама и Евы. Это был первый период повторного заселения рая. Даже такой великий пророк, как Предтеча Христа Иоанн Креститель, оказался в аду, но и там он проповедовал Христа и Его освободительную миссию для тех, кто Его ждет даже там. Конечно, вход в рай открыт для каждого, но решающим является для этого дела вера: «И Царь скажет им в ответ: истинно говорю вам: так как вы сделали это одному из сих братьев Моих меньших, то сделали Мне» (Мф. 25:40).

Крестный ход в монастыре, 20-е годы XX века
Крестный ход в монастыре, 20-е годы XX века

Рекомендуем

Теперь можно подавать записки через Telegram
Теперь можно подавать записки через Telegram

Спешим сообщить, что в преддверии Троицкой родительской субботы для Вашего удобства мы создали телеграм-бот, с помощью которого Вы можете подавать записки о здравии и упокоении в нашу церковную лавку, а также сделать пожертвование.

3130

Приложение «Валаам»

Пожертвования
Трудничество

Фото

Другие фото

Видео

Другие видео

Погода на Валааме

+0°
сегодня в 21:09
Ветер
1.8 м/с, ЮВ
Осадки
0.0 мм
Давление
777.6 мм рт. ст.
Влажность
92%