Иеросхимонах Алексий (Блинов;+1900)

Валаамский патерик: к 120-летию со дня кончины 19 апреля/2 мая 1900 года старца иеросхимонаха Алексия.
Трудами братии монастыря  11 742

Игумен Гавриил с валаамскими схимонахами. Иеросхимонах Алексий стоит в центре слева от отца Игумена. Конец XIX века.
Игумен Гавриил с валаамскими схимонахами. Иеросхимонах Алексий стоит в центре слева от отца Игумена. Конец XIX века.
Иеросхимонах Алексий (в миру Алексей Блинов) родился в 1835 году в семье купца в городе Санкт-Петербурге.

Полное довольство царило в семействе Блиновых, но сердце юного Алексея не находило утешения в земном, и 24 мая 1852 года он поступил в послушники в Валаамский монастырь. Вступив на поприще иноческой жизни, юный послушник ревностно стал проходить избранный им духовный путь, усердно исполняя все нелегкие возлагаемые на него послушания, приучаясь к труду, смирению и безропотному повиновению, с совершенным отсечением во всем своей воли, не забывая притом и молитвенных подвигов, усердно посещая в определенное время совершаемые богослужения в храме Божием.

***

Видя ревностное прохождение дел и благонравие юного подвижника, игумен Дамаскин определил его на послушание к себе в келейники. В 1858 году Алексей был причислен его указом к числу братства Валаамского монастыря и облечен в рясофор. В августе 1866 года пострижен в мантию с наречением имени Александр в честь преподобного Александра Свирского. Во иеродиакона был рукоположен 28 января 1870 года, во иеромонаха – 14 сентября 1872 года.

Состоя в должности игуменского келейника, он отличался ласковым обращением, утонченным умом, сметливостью и доброжелательными указаниями, что привлекало к нему за советами в каких-либо затруднениях не только братию, но и начальствующих, приближенных помощников настоятеля. Отец Александр всячески удалялся от повышений, вспоминая слова игумена Дамаскина, который советовал ему далее должности ризничного не простираться.

***

Игумен Гавриил
Игумен Гавриил
23 августа 1886 года отец Александр сподобился от руки игумена Ионафана II облечься в святую схиму и был наречен в постриге именем прежнего своего тезоименника человека Божия Алексия. После пострига старец стал просить игумена Ионафана отпустить его на безмолвие в скит, куда ему еще около 15 лет тому назад было благословлено игуменом Дамаскиным и как бы пророчески предсказано поселиться.

Но по Промыслу Божию это совершилось спустя пять лет, при игумене Гаврииле, который был сему предсказанию свидетель и, помня это благословение двадцатилетней давности, отпустил в скит Всех святых отца Алексия на безмолвное жительство согласно желанию его сердца.

При игумене Гаврииле отцу Алексию даны были от настоятеля, как опытному в духовной жизни, ученики преимущественно юного возраста, которыми он умело руководил, ведя спасительным путем, и последние к нему имели веру, душевное расположение и чистосердечное откровение всех помыслов. Строго заботящийся о спасении своих духовных чад, отец Алексий, будучи старцем, учил всегда учеников быть покорными настоятелю, послушными и исполнительными в возлагаемом на них послушании.

***

Всегдашним духовным утешением отца Алексия было частое служение Божественной литургии в кладбищенской церкви, что при пустыньке игумена Назария, где за алтарем храма покоятся игумены Дамаскин и Ионафан II. Многие из приезжих мирян в летнее время часто заказывали здесь Литургию с непременным условием, чтобы служил отец Алексий. По благословению Настоятеля исполнял он это с усердием, и всегда, когда служил, церковь была переполнена молящимися.

Добрые и полезные советы и предсказания в жизни его почитателей часто оправдывались последующими событиями согласно его слову, почему многие имели к нему веру и усердие. Как добрый пастырь, он знал многих по имени, по служебному положению, по семейным и житейским обстоятельствам и принимал всех благовременно и безвременно с обычной для него приветливостью и христианской любовью, всем преподавая духовное назидание, утешение, добрый совет и благословение, принимая живое и сердечное участие в горе и несчастьях, за что многими был любим и уважаем.

***

Иеросхимонах Алексий (Блинов; +1900)
Иеросхимонах Алексий (Блинов; +1900)
Преосвященный Феофан (Быстров) в годы своего двадцатилетнего пребывания в Петербургской духовной академии часто уединялся на Валааме.

«Воистину, старец Алексий был великий святой и дивный прозорливец, — свидетельствовал владыка Феофан, — он был так красив, как Ангел Божий. На него порою было трудно смотреть, он весь был как бы в пламени, особенно когда стоял на молитве в алтаре. В это время он весь преображался, его облик становился непередаваемо особым, крайне сосредоточенным и строгим. Он действительно был весь огненный».

Но если старец чувствовал, что присутствующие в алтаре невольно наблюдают за ним и за его молитвою, он старался скрыть свое состояние неким юродством. Он в этом случае обычно подходил к стене и, выдавая себя за рассеянного богомольца, по тени своей на стене поправлял и приглаживал на голове волосы.

***

Владыка Феофан рассказывал о духовной прозорливости дивного старца Божия Алексия. В то время он, молодой иеромонах Феофан, профессор академии, отправился из Петербурга в Валаамский монастырь по некоей духовной необходимости. Его беспокоила мысль: в аскетических правилах святых отцов монаху предписывалось как можно меньше уделять внимание своей внешности. Но Церковь благословила ему быть ученым монахом и жить и спасаться в миру. Но, живя в миру, невозможно забыть свою плоть и не заботиться о внешности...

С этим и вошел будущий владыка Феофан в келью старца Алексия. Ему он собирался все рассказать и ожидал решения, которое, как отец иеромонах был совершенно убежден, и будет ответом Божиим на поставленный вопрос. И вера эта не была посрамлена. Отец Феофан получил ответ, да еще с удостоверением, что такова именно воля Божия.

Старец, как всегда, принял иеромонаха очень и очень радушно. Усадил его и попросил минуточку подождать. Сам же взял зеркало, поставил его на стол, за которым сидел отец иеромонах, взял гребень и старательно причесался. После этого он все убрал со стола и, обратившись к отцу Феофану, сказал: «Ну а теперь уже будем разговаривать!». Так, безо всяких слов, старец Алексий дал ответ на не заданный еще вопрос, с каким профессор академии прибыл в обитель Валаамскую и вошел в келью старца.

***

В апреле 1893 года отец Алексий поселился на уединенное жительство в скиту Всех святых и здесь подвизался около семи лет до самой своей кончины. Устранившись от всего мирского в скитском безмолвии, прилежал он усердно молитвенным подвигам и богомыслию. Особенно заметно выделялось в нем молитвенное настроение его души и горячее усердие к богослужению.

Очень радовался и утешался духом отец Алексий в скитском безмолвии.

Скит Всех Святых. Фото Сергея Компанийченко. 2000 год.
Скит Всех Святых. Фото Сергея Компанийченко. 2000 год.
Игумен Гавриил спрашивал его: “Как тебе, отец Алексий, живется в скиту?”. “Я живу, — отвечал он, — слава Богу, радуюсь и духом утешаюсь, всем я доволен и ничего мне более не надо. Благодарю Бога, благодарю и Вас за сделанное мне такое духовное утешение – скитское житие, которого я давно жаждал. По силе моей я забочусь молитвенно беседовать с Богом, и Господь меня утешает. Слава Богу! Мне ничего более не надо, я всем доволен, одного желаю — спастись. А те вражие бесовские голоса, которые иногда слышу, особенно в ночное время, перекликивающиеся со свистом вокруг скита, нимало меня не смущают, пусть их, пусть делают что хотят, мне таковые не страшны. Едино мне на потребу — чтобы быть всегда с Богом».

***

Года за два до своей кончины отец Алексий съездил в Иерусалим, поклонился гробу Господню и святым местам в Палестине. Впоследствии отец Алексий рассказывал о своем духовном утешении, которого он сподобился при получении Благодатного огня на гробе Господнем накануне Воскресения Христова в храме Иерусалимском. «Что это за неизъяснимая небесная отрада была, которую я чувствовал при схождении Благодатного огня на гроб Господень! Так я объят был небесным утешением, что нет слов для объяснения сего”.

***

Церковь в скиту Всех Святых,1896 год
Церковь в скиту Всех Святых,1896 год
Возвратившись благополучно из Иерусалима, отец Алексий стал готовиться к исходу из жизни и размышлять о путешествии в горний Иерусалим. В марте 1900 года он почувствовал простуду, стал покашливать и в продолжение всего Великого поста недомогал. Готовясь отойти ко Господу, отец Алексий усилил молитвенные подвиги. Усердие его к богослужению было столь сильно, что лишь тяжелая болезнь могла удержать его от богослужения. Но и в это время при незначительном ослаблении боли он, хотя и с великим трудом, непременно или сам совершал Литургию во дни великих праздников, или присутствовал при ее совершении.

И как он скорбел душой, когда болезнь удерживала его в келье в такие дни! Как истинный сын Православной Церкви, отец Алексий был усердным и строгим исполнителем ее установлений. Как свято и с какой точностью соблюдал, например, он все установленные ею святые посты. Даже во время тяжелой болезни перед кончиной он не соглашался даже немного их ослабить!

К Пасхе болезнь его стала усиливаться; ему предложили перейти из скита в монастырскую больницу, на что он согласился, но при этом велел прислуживавшим ему послушникам, чтобы они вместе с ним взяли и приготовленные им к погребению предметы: схиму, епитрахиль с поручами и крест, привезенный из Иерусалима. В этой схиме и с сим крестом просил его и похоронить. Ему стали возражать прислуживавшие ему братия: “Что вы, батюшка, зачем вы велите эти погребальные предметы брать с собою! Ведь вы, Бог даст, поправитесь и возвратитесь обратно в скит”. “Нет, чада, — ответил он, — я не возвращусь обратно сюда на жительство, а меня привезут сюда на вечный покой. Мне еще за много лет до сего отец игумен Дамаскин предсказал, что я в этом году скончаюсь”.

***

В больнице недолго пришлось ему пребывать: болезнь день ото дня все усиливалась. Медицинским искусствам врачей он повиновался беспрекословно. В веселом духе говорил окружающим: “Вот жажда одолевает, хочется пить воды, а доктор не велит, велит пить что-то другое. Ну что же делать, надо слушаться врачей”.

В день исхода души его от тела, приобщившись Святых Христовых Таин, стал изнемогать и как бы в забвение или в сон по временам погружаться; но заметно было, что он погружался в умную молитву. По временам открывал глаза и окружающим приветливо и ласково что-либо говорил.

19 апреля 1900 года в три часа пополудни тихо, мирно, напутствованный Святыми Тайнами, в полном сознании, отец Алексий предал дух свой Господу, скончался праведнически, почил вечным сном. Отпевание почившего совершил настоятель игумен Гавриил соборным служением в соборном храме преподобных. Это было первое отпевание, совершенное в этом храме, — прежде отпевали в Успенском. С отца же Алексия было положено начало отпевать монашествующих в храме преподобных Сергия и Германа.

Почившего проводили из монастыря в скит Всех святых, где старец приготовил себе могилу. Похоронили его за алтарем скитского храма, рядом с могилой отца Клеопы.

Братия у могил насельников скита Всех Святых. 90-е годы ХХ века. Фото иеромонаха Савватия.
Братия у могил насельников скита Всех Святых. 90-е годы ХХ века. Фото иеромонаха Савватия.


Литература:

1) Уважаемый старец Валаамского монастыря иеросхимонах Алексий. Составитель мон. Иувиан (Красноперов). Рукопись. Архив Валаамского монастыря.

Бэттс Ричард (Фома), Марченко В. Духовник царской семьи святитель Феофан Полтавский (1874–1940). М., 1994. С. 30–32.

Фото

Видео

Рекомендуем

Собор Валаамских святых
Собор Валаамских святых

26 января 2015 года Святейший Патриарх Московский и всея Руси Кирилл (Резолюция Святейшего Патриарха Московского и всея Руси Кирилла относительно утверждения Собора Валаамских святых № ПК-01/151 от 30.01.2015 г.: лист 1, лист 2) благословил празднование Собора Валаамских святых в первое воскресенье после Преображения Господня (6/19 августа).

15464

Приложение «Валаам»

Пожертвования
Трудничество

Фото

Другие фото

Видео

Другие видео

Погода на Валааме

+14°
сегодня в 06:12
Ветер
0.0 м/с,
Осадки
0.0 мм
Давление
763.2 мм рт. ст.
Влажность
73%