Вечер памяти отца Мефодия: "Я люблю тебя, Россия!"

16 февраля 2022 года архимандриту Мефодию исполнился бы 61 год. Эта дата была отмечена памятным концертом "Я люблю тебя, Россия" в Святодуховском духовно-просветительском центре Александро-Невской лавры.
28.02.2022 Ольга Емельянова и Николай Белавинский  2 589

Фото Игоря Сазеева
Фото Игоря Сазеева

Добрая, светлая, тёплая память о человеке. Сможет ли каждый из нас после ухода из жизни оставить такую память о себе? Эта статья посвящена отцу Мефодию, Валаамскому батюшке, любившему всем сердцем Бога, ближнего, Россию.

Воскресным зимним вечером «Святодуховский» центр Александро-Невской лавры стал местом притяжения многих людей.

Уже через каких-то 10-15 минут начнется памятное мероприятие, посвящённое отцу Мефодию. Ненароком слышишь добрые воспоминания людей о Валаамском батюшке, кто-то смотрит фотовыставку в соседнем зале. Очень отрадно видеть лица тех, с кем встречаешься в монастыре, прихожан Валаамского подворья.

Наступила минута, которую мы ждали. На сцену выходит актриса и художественный руководитель Театра драмы имени Ольги Берггольц Анна Загребнева и представляет священника Анатолия Першина, одного из организаторов этого памятного мероприятия. Тёплыми словами отец Анатолий открывает мероприятие:

Отец Анатолий и ведущая Анна Загребнева. Фото Андрея Мышкина
Отец Анатолий и ведущая Анна Загребнева. Фото Андрея Мышкина
— Добрый вечер! Я очень рад вас видеть сегодня, людей, чье сердце откликнулось на наш призыв вспомнить прекрасного человека, монаха. Я предлагаю сейчас помолиться и спеть "Достойно есть..." перед Валаамской иконой Божией Матери – любимой иконой отца Мефодия. После нас в этой жизни ничего не останется, только добрые дела.

Дела отца Мефодия свидетельствуют сами за себя и несмотря на то, что его с нами нет, он жив в душе, откликается на молитвы. С Богом!

Отец Анатолий представляет Хор Валаамского монастыря, а перед его выступлением вступительное слово берет художественный руководитель Александр Бордак:

— Отец Мефодий – человек, который нас сегодня объединил. Он всегда был искренен, говорил, что у него на сердце. Валаамский монастырь для нас связан с батюшкой Мефодием. Ведь Валаам – это не только скалы и деревья, это, в первую очередь, люди.

Когда тридцать лет назад небольшой ансамбль стал работать на Валааме, практически сразу началось сотрудничество с батюшкой Мефодием. Он всегда радушно, со всей любовью относился к певцам хора Валаамского монастыря, знал каждого из нас. Мы всегда откликались на его просьбы. Он не скупился на похвалу, всегда восхвалит: это лучший певец земли, России, вселенной. У него не было границ, и сейчас их у него нет.

Отец Мефодий остался у каждого в сердце, и невозможно заходить в зал, где выставлены фотографии: сжимается сердце – его присутствие будет длиться вечно.

Выступление хора начинается с песнопения «Богородице Дево, радуйся» композитора Сергея Рахманинова.

— У отца Мефодия, – продолжает Александр, – было особое отношение к Пресвятой Деве. Хор Валаамского монастыря возник по милости Божией: не было каких-либо прослушиваний, люди приезжали на Валаам по приглашению регентов, которые здесь в своё время трудились, затем оставались на Валааме, в хоре; многие здесь воцерковились, исповедались у батюшки Мефодия. Когда возникла концертная деятельность, он всегда искренне следил за нами.

Македония подарила нам такого человека, который воспламенил тысячи людских душ своей искренней любовью, и, не видя его, люди стали ему верить. Сейчас нам не хватает искренней, настоящей веры.

Смерть любого человека должна напомнить каждому из нас, что мы смертны, что времени у каждого из нас не много. И когда ты понимаешь это, то видишь, что достойнейшие люди уходят, мы видим их по делам, видим их глаза.

Мгновения, когда мы вспоминаем батюшку, ушедших людей, должны нам в сотый раз говорить, что надо внимательно относиться к своей жизни. Приходит время Поста, и надо что-то по-честному изменить, двигаться вперед, потому что времени не так много. Когда кто-то не радовался, батюшка огорчался.

Он очень любил стихи Сергея Есенина, который говорил о красоте, природе; любил людей, которые приезжали на остров – они являются самыми главными в нашей стране.

Врачи рассказывали, что, когда он лежал в больнице, у него на коленях были сильные натоптыши, которые говорят о том, что человек великий молитвенник. Многие искушались, что батюшка встречает гостей, и, соответственно, у него праздник, но этот праздник забрал все его силы во благо Валаама, всей нашей Родины. И сейчас этот заступник с нами – мы можем ему помолиться.

Хор начинает петь одну из любимых песен отца Мефодия "Я люблю тебя, Россия!"

Фото Романа Михайловского
Фото Романа Михайловского

Выступление хора завершается бурными непрекращающимися аплодисментами, после которых отец Анатолий берёт слово:

— Отец Мефодий в молодости увлекался гитарой, он был обыкновенным молодым человеком, играл в вокально-инструментальном ансамбле, пел песни. Когда я приезжал, то мы с ним пели на его острове песню "Дом восходящего солнца" группы The Animals. Может быть, он чувствовал, что уйдет, и поэтому подарил мне дорогую гитару. Я и теперь к ней боюсь притрагиваться, но сегодня принёс. А ведь она была в руках отца Мефодия. Сегодня она будет служить, как символ его доброты.

Играя на гитаре мелодию "Дом восходящего солнца", отец Анатолий поёт песню, которую посвятил батюшке Мефодию, позади стоящий хор Валаамского монастыря вторит ему.

И, вот, на сцену снова выходит ведущая Анна Загребнева:

Сегодня нам очень хотелось, чтобы те, кто знал отца Мефодия, поделились с нами воспоминаниями, а те, кто не знал, познакомились с его жизненным путем, увидели его интервью, в которых есть важные и нужные слова.

Архимандрит Мефодий – насельник Валаамского монастыря, директор православного культурно-просветительского центра "Свет Валаама", главный редактор газеты "Свет Валаама", учредитель и модератор международных православных научных конференций «Валаамские образовательные чтения», инициатор многих благотворительных проектов для жителей Валаама, лауреат года Республики Карелия (2012), награжден орденом "За заслуги перед Отечеством II степени" (2014), духовный отец большого количества людей.

В миру Венко Петров. Родился 16 февраля 1961 года в Македонии.

Фото Максима Губского
Фото Максима Губского
На экране появляется репортаж с Родины отца Мефодия.

«Мы приехали в село Баняни», – такими словами начинает свой рассказ Олег Кухарев, заслуженный артист РФ, – «В детстве отец Мефодий очень любил приходить в храм Святого Никиты.

Дедушка отца Мефодия служил старостой в этом храме. Здесь он читал молитву за внуков и весь род Петровых. Столетиями в этом храме звучит молитва за детей.

Всю свою историю македонский народ страдал от чужеземных захватчиков, но веру свою сохранил.

В 1997 году на Валаам приехали родители батюшки Мефодия, спустя три года после его пострига, и привезли с собой фотографию могилы, за которой ухаживает племянник отца Мефодия, Кирилл. Это могила схимника Валаамской обители отца Панкратия, сохранившаяся на территории храма Святого Никиты. Дедушка отца Мефодия, вероятно, был знаком со схимником Панкратием. В этой истории есть еще одно совпадение: человека, с которым отец Мефодий отправился поднимать Валаам, также зовут Панкратием (он нынешний Игумен этой обители). Еще одна духовная рифма. Одно мы знаем точно, случайных встреч на путях Господних не бывает».

Александр Кухарев показывает зрителям в зале старинную Псалтирь на старославянском языке: «Эта книга пережила многое, по ней молились русские монахи в годы революции, во время Мировой войны, возможно, ее читал и дедушка отца Мефодия, спасая всех нас общей молитвой Единому Богу».

На экране сменяются один за другим кадры с завораживающими пейзажами Македонии под неповторимый голос Дивны Любоевич, которая исполняет "Пресвятая Богородица, спаси нас".

Под звуки электроарфы, на которой играет Ольга Максимова, Анна Загребнева продолжает свое повествование о Валаамском батюшке:

— В жизни отца Мефодия просматривается некоторое избранничество, чувствуется, что Господь его ведет. В 1984 году он окончил институт, мечтал жениться и жить в Италии. Его потрясла смерть родного дедушки Петра, молитвенника, очень много лет служившего в храме. Деду был открыт день его смерти, и, когда он умирал, то его благословение чудом досталось младшему внуку Венко.

Дед многое ему напророчил. "Надо было исполнять," – смеялся потом отец Мефодий, говоря при этом: "Если праведник умирает, кто-то должен в роду унаследовать его молитвенное служение".

На Афоне, 1998 год.
На Афоне, 1998 год.

В 1991 году, избирая путь монашества, Венко едет в Грецию, на Афон, где получает благословение архимандрита Георгия, всеми почитаемого старца, но в начале 90-х политические отношения между Грецией и Македонией накалились, и архимандрит Георгий советует Венко направиться в Россию, где Венко до этого не был и русского языка не знал.

В Троице-Сергиевой Лавре, сблизившись с отцом Панкратием, тогда ещё архимандритом, экономом Лавры, по благословению отца Кирилла (Павлова) последовал за ним на Валаам возрождать порушенную и разоренную Северную обитель».

Зачитываются слова начальника Московского подворья Валаамского монастыря, игумена Петра:

— Был ли он молитвенником? Ну, конечно, был. Один мой знакомый доктор, помогавший отцу Мефодию во время болезни, говорил, что у него на коленях были большие мозоли, потому что он молился коленопреклоненно за людей, за обитель, а в Великий пост уходил в затвор.

«Не всегда нам понятен подвиг человека», продолжает Анна, – «мы смотрим и видим внешнюю часть жизни и не видим самого сокровенного».

Пришедшие гости видят на экране Валаамского батюшку, он рассказывает о пути монашества: «Путь монашества – это и есть путь совершенства, он не дается легко. Христианская жизнь не гладкая, не сладкая, она требует от человека серьезный подход. Если человек считает, что может собственными силами чего-то достигнуть в жизни, тем более в духовной жизни, то это, конечно, поражение.

Мы с Божией помощью, с Божественной благодатью стараемся подражать Христу в его благости, подражать его образу и примеру служения человечеству.

Просим правильно относиться к современным монахам и быть снисходительными к ним, потому что монашествующие сегодня в Церковь приходят из мира. Мир сейчас достаточно удален от Бога. Очень трудно человеку, если он приходит в монастырь и не снимает греховный груз, который несет.

Но если в человеке есть смирение и если человек начинает исполнять один из обетов, послушание, то он уже начинает посвящать свою душу Божественной благодати, потому что послушание в монастыре превышает пост и молитву, это возможность угодить Богу в монашеском, смиренном образе».

Снова по залу разливается звук арфы, внутри которого словно по волнам плывет голос ведущей. Продолжается рассказ о жизненном пути Валаамского батюшки:

Отец Мефодий вместе со своими родителями.
Отец Мефодий вместе со своими родителями.
«С самого начала служения на Валааме отец Мефодий назначен и в течении шести лет был ризничим монастыря, ведал церковной утварью, ежедневно в алтаре проводил по 14 часов.

В основе решения молодого пилигрима служить в Русской Православной Церкви, лежало убеждение, что будущее человечества связано с Россией».

И снова отец Мефодий разговаривает с нами с экрана:

«Россия – это страна, которая служит Богу, всему человечеству; страна, в которой можно найти спасительную пристань человеческой души. К сожалению, русскому народу приходится встречать много противников. Россия – третья Византия, третий Рим. Страна, которая является столпом утверждения нашей планеты, всего человечества.

Русский народ – это богоносный, боголюбивый народ, носитель духа, Святости.

Наш маленький православный славянский народ, македонцы, всегда смотрит с большим упованием на Святую Русь. Россия приведет к Богу, спасет мир.

У нас есть духовный мост между Россией и Македонией через Валаам, потому что наши старцы, наши Святые отцы были на Валааме. Недалеко от моего дома жил 71 старец».

Сергей и Елена Груздевы, местные жители, вспоминают отца Мефодия такими словами: «Я всегда восхищаюсь, с какой искренней любовью относится отче к России.

Далеко не каждый россиянин говорит о ней так, как этот человек, родившийся в Македонии. У него есть, чему учиться каждому из нас: доброте к людям, любви к Родине, умению быть небезразличным».

Внимание зрителей переключается на экран, на котором появляется иеродиакон Герман (Рябцев), регент Московского подворья Валаамского монастыря, вспоминающий отца Мефодия:

«Отец Мефодий – деятельный человек; он имел к людям нелицемерную любовь, которая притягивала буквально всех. Благодаря этой любви, доброте, щедрости многие люди приходили к Богу. Сначала они тянулись к любвеобильному человеку, затем им хотелось становиться такими же, как он; и тогда отец Мефодий тихонечко отводил на исповедь, потом на причастие, а затем человек воцерковлялся.

Я его знаю с первых дней, с того момента, как он пришел в монастырь вместе с нашим будущим Игуменом, владыкой Панкратием. С первого дня было понятно, что он не такой, как все – многие это списывали на то, что он иностранец, македонец. К нам потом еще приходили братья из Македонии. У него это была не национальная черта, он был самородком, устраивал вечери любви, агапы, на которые собирал и младшую, и старшую братию, без разбора. Договаривался с келарем, брал чай, кофе; из Македонии ему присылали экзотическое варенье, которым он угощал братию. Это довольно часто происходило, и никто не понимал, что происходит это настолько было необычно для русского человека, русского монастыря, а он с самого начала был таким».

Ведущая продолжает:

— Отец Мефодий часто проявлял себя по-детски, его радость была непосредственна, он искренне выражал свои чувства, со стороны мог показаться ребенком, мальчишкой.

Затем Ольга Максимова играет на электронной арфе свою композицию «Открытое сердце».

Заслуженный пилот России Вадим Валерьевич Базыкин. Фото Романа Михайловского
Заслуженный пилот России Вадим Валерьевич Базыкин. Фото Романа Михайловского

На сцену выходит близкий друг батюшки, заслуженный пилот России Вадим Валерьевич Базыкин:

— Пока шел на сцену, все слова, которые подготовил, от волнения рассыпались. Значит, не слова и были. Батюшка говорил, слово без веры – всегда заблуждение.

Мы с вами любящие люди, а любящие люди обладают удивительным свойством, способностью общаться в молчании. Этот талант диалога сердец особенно заметен среди близких людей, тогда, когда нет возможности быть услышанным, и, имея его светлый образ в своем сердце, мы чудесным образом оказываемся в его сердце. Это называется таинство безмолвия. Если бы только мы могли понять, насколько нам близок мир вечности! Отец Мефодий – на дистанции вытянутой руки!

Совесть обволакивает душу и рождает долгожданный стыд, не тот стыд, который заставляет прятаться, а тот, который рождает святые капельки слез.

Слава Богу, что рассыпались все эти мертвые слова. Я буду говорить то, что чувствую.

Отец Мефодий – священник, способный останавливать маятник заблуждений, знающий стихию жизни, владеющий тайной сострадания. Его душевного пламени и близости к истине хватало на то, чтобы останавливать наш с вами ветер слов. Скромный, наивный как ребенок, просящий внимания, он рассказывал о любящем нас Боге, а мы сидели и слушали его нежный голос, его ласковую речь, словно дышащий прохладой ручеек, а потом мы улетали в наш мир Каина, обреченно и с удовольствием. Видимо, поэтому наша жизнь похожа больше не на поиски нового, а на бегство от старого.

Встреча за встречей расставляла нас по своим местам – так я начал понимать, что у меня появился друг, а потом – учитель. О чем говорили мы? Да вроде ни о чем, но я менялся, чувствуя и понимая, что мой жизненный опыт – это не история разочарований, а история постижения смысла жизни. Мы вместе с отцом Мефодием удалялись в самые глубокие тайнички наших сердец, в самые замечательные минутки – наше детство – как в ладошки к Господу Богу.

Когда отец Мефодий в архондарике читал нам свои душевные проповеди, потом вдруг нас обволакивало теплой молодостью – это когда все новое удивляло, не вызывая подозрений. И мы долго говорили о любви, не стесняясь, совсем не так, как в городе.

Говорить о любви надо всегда, в любом возрасте: слова любви, идущие от сердца, чудесным образом преображаются в чувства, в которых живет молитва. Вера наша может быть только от сердца. От мозгов наших может быть только доверие. Всей своей жизнью доказывали это два русских человека, Достоевский и отец Мефодий.

Вадим Базыкин представляет выходящий на сцену вокальный коллектив «Камертон», Церковный молодежный хор Казанского храма в поселке Вырица, под руководством художественного руководителя Марины Бутто. Под акапельное пение чистых юных голосов завершается первая часть памятного вечера.

Фото Романа Михайловского
Фото Романа Михайловского

В перерыве у гостей есть возможность пообщаться, обменяться впечатлениями, поделиться воспоминаниями и посетить памятную фотовыставку, посвященную отцу Мефодию, открытую в день его рождения, 16 февраля 2022 года.

Легким приятным фоном во время антракта звучат умиротворяющие фортепианные композиции в исполнении диакона Александра Андреева.

Гости постепенно возвращаются на свои места, и вечер, посвященный памяти архимандрита Мефодия продолжается.

«Остров Валаам. Мрачные скалы, вырастающие словно из бездны; вековые сосны, властно цепляющиеся своими корнями за землю; и тишина, нарушаемая колокольным перезвоном и щебетом птиц. Именно таким предстает это место при первом знакомстве с ним. А потом об обители узнаешь очень много интересного, и она становится родной и близкой. Здесь всегда царит гостеприимство, туристов встречают с радушием и готовы поделиться всем, что у них есть», – зачитывает Анна отрывок из отзывов паломников о Валааме.

На экране перед аудиторией предстают уникальные кадры из летописи святой обители – Крестный ход на скиту Иоанна Предтечи. Видеосъемка сделана в далеких 1994­-1995 годах. Мы видим архимандрита Панкратия и молодого монаха Мефодия, недавно принявшего постриг. Зрителям предоставляется возможность соприкоснуться с кусочком истории Валаамской обители.

Тем временем на сцену приглашен музыкант-мультиинструменталист и композитор Виталий Погосян, приезжавший на Валаам с выступлениями на дудуке, армянском национальном музыкальном инструменте. Виталий вспоминает, как незадолго до ухода батюшки Мефодия разговаривал с ним по телефону. Через месяц отца Мефодия не стало.

Слышится протяжный печальный голос дудука. Виталий Погосян исполняет композицию под названием «Молитва», а вслед за ней мелодию Джона Леннона «Іmagine», также очень любимой отцом Мефодием.

Фото Игоря Сазеева
Фото Игоря Сазеева

Дудук продолжает свое грустное повествование. Ведущая вечера памяти архимандрита Мефодия начинает рассказ об истории обители, которая очень глубока, но новая летопись началась 18 сентября 1989 года, когда Совет министров Карелии решил передать в пользу Лениградской Епархии собор с Внутренним каре и ближайшие скиты, кроме Воскресенского и Гефсиманского.

— 13 декабря того же года в день памяти апостола Андрея Первозванного на остров вступили шесть монахов: иеромонахи Варсонофий, Геронтий, Фотий, иеродиакон Серафим, послушники Леонид Макаров и Вадим Эрлих.

Прибывшие насельники разместились в Флотском домике. Возобновились богослужения в храме во имя преподобных Сергия и Германа Валаамских. С самого начала на Валааме были заведены строго уставные службы. Возрождался Валаамский распев.

18 января 1993 года указом Святейшего Патриарха Алексия II наместником обители назначен архимандрит Панкратий (Жердев). Со 2 июня 2005 года он уже епископ Троицкий.

Кроме молитвенной жизни на Валааме, которая характеризует это место как рай на земле, конечно же, отец Мефодий окормлял и творческую жизнь. Из воспоминаний директора Валаамского Дома культуры Ксении Румянцевой, знавшей батюшку более 20 лет:

— Когда я работала директором Валаамского Дома культуры, отец Мефодий был директором воскресной школы. Я помню, как моя дочь вместе с другими ребятами ходила в гости к батюшку, и он рассказывал про разные страны, монастыри за чашечкой ароматного, какого-то необычного чая.

А потом в трудное для острова время, когда никак не складывались отношения между монастырем и местными жителями, появился центр «Свет Валаама». Батюшка Мефодий стал его директором. Это был удивительный человек. Его доброта, душевность со временем помогли людям выстроить мост между сторонами.

Газета «Свет Валаама» стала еще одним объединяющим звеном. В ней печатались статьи не только о духовной, но и о мирской жизни, о том, что происходило в монастыре.

А сколько замечательных артистов, писателей, поэтов, музыкантов выступало на сцене Дома культуры благодаря личному участию батюшки! Он был хлебосольный, гостеприимный хозяин, и каждый его гость был для него дорогим: артисты, блокадники, люди с ограниченными возможностями, дети, молодежь, те, кто жил на острове и те, кто приезжал из разных мест нашей страны, иногда просто за компанию.

Ведущая продолжает:

— В одном из интервью отец Мефодий сказал: «Когда умру, напишите, что отец Мефодий безмерно любил русский народ. Я знаю, что русский народ – это наивеличайший, боголюбивейший, наиблагодарнейший, наисмиреннейший народ, который готов положить душу за ближнего своего. В русском народе есть нечто величественное. Нет более смиренного народа на земле. Русский народ выиграл II Мировую войну. Что он получил в этой войне? В русской деревне нищета и золотой купол в центре – какая любовь у русского народа к Богу! Русский народ все принимает как промысел Божий, возможность покаяться. Это говорит о величии народа, потому что он глубоко духовный, не стремится к материальному благу – это поражает. Русский народ богоблагодатный, богоносный. Такая атака идет на него – мне очень обидно за русский народ, невыносимо. Сколько врагов восстает изнутри! Господь, мне кажется, готовит этот народ к чему-то великому, и это Тайна Божия».

Виталий Погосян и Анна Загребнева покидают сцену, а за роялем остается диакон Александр Андреев, в исполнении которого зал слушает мелодичную проникновенную песню «Озеро». Далее в авторском исполнении Александра Андреева звучит песня «Россия» на стихи поэта Ивана Акулиничева из села Кошки Самарской области. Строчка за строчкой по залу плывут слова, затрагивающие самые тонкие струнки русской души:

«Рощи тополиные. Крики журавлиные. Бурные весенние реки, как моря. Цепи гор высокие да поля широкие. Это все - Россия, родина моя!..»

«Так благодаря отцу Мефодию мы все больше говорим о нашей Р одине, о России», – подытоживает Анна Загребнева.

На сцену выходит поэт, писатель, член Союза писателей России Татьяна Егорова, написавшая произведение, посвященное отцу Мефодию:

Памяти архимандрита Мефодия

Читает стихи Татьяна Егорова. Фото Игоря Сазеева
Читает стихи Татьяна Егорова. Фото Игоря Сазеева
Может, время уже на исходе,

И скорбям наступает предел.

Вот, и пастырь наш добрый Мефодий

Навсегда в небеса улетел.

Древний остров, святой и могучий,

Что ж не смог ты его удержать?

Там на небе, наверное, лучше,

Там Господня царит благодать.

Закружатся, заплачут метели,

Белым пухом следы заметут.

Валаамские сосны и ели

Целый день панихиду поют.

Скоро мы от печальной юдоли

Уплывем к неземным берегам,

Если будет на то Божья воля,

То увидимся с Батюшкой там.

На экране появляется Никольский скит, а голос за кадром рассказывает:

«В начале XX века духовную жизнь в Македонии возродили валаамские монахи. В конце столетия македонец отправился в Россию поднимать из руин Валаамский монастырь».

Владыка Панкратий с экрана делится воспоминаниями об отце Мефодии:

«Вместе мы на Валааме с первого дня. И, вот, на моих глазах очень многие люди, которые были равнодушны, не знали, не интересовались, благодаря его неравнодушной любви, открытости и самоотверженности стали православными христианами».

Епископ Панкратий награждает отца Мефодия орденом Преподобного Серафима Саровского, читая при этом слова Святейшего Патриарха Кирилла: «За внимание к усердным пастырским трудам, в связи с 20-летним служением в сане пресвитера игумен Мефодий Петров, насельник Спасо-Преображенского Валаамского монастыря, удостоен ордена Русской Православной Церкви преподобного Серафима Саровского. Патриарх Московский и всея Руси, Кирилл. Аксиос».

На сцену выходит певец, композитор и основатель одной из первых православных рок-групп в России «Галактическая федерация» Анатолий Вишняков:

— С батюшкой я познакомился в 2005 году, летом – он пригласил меня на Валаам с концертом. Я играл тогда в Доме культуры на Валааме, где были миряне, пришел и отец Мефодий. После концерта он подошел ко мне и сказал: «Завтра играешь для монахов». Мне пришлось играть второй концерт, потом мы всю ночь разговаривали у него в архондарике, и уехал я только через три дня: он меня не отпускал.

Отец Мефодий – очень хороший человек. Светлая ему память!

Фото Романа Михайловского
Фото Романа Михайловского

После выступления Александра слово берет человек, который хорошо знал отца Мефодия, – Олег Петрович Мухин, вице-президент Федерации космонавтики России.

— Первый раз я приехал на Валаам в далекие 70-е годы, когда монастырь был разрушен, – эта поездка вселила тяготение к Валааму.

Вдруг неожиданно в 2005 году, в марте, раздается телефонный звонок от моего друга: «Я, вот, здесь на Валааме, а рядом со мной отец Мефодий: у нас есть к тебе просьба. Вот, даю ему трубочку, он тебе все скажет».

Отец Мефодий говорит: «Олег, а можно отправить икону Валаамский Божией Матери в космос».

Я ему отвечаю: «В принципе можно, дорогой отец Мефодий, но только она должна быть небольшая, на картоночке, в виде открыточки».

Отец Мефодий: «Да, да, я понял, хорошо.»

— Мы будем в мае на Валааме.

А в это время в космосе летал питерский космонавт Сергей Крикалев.

Мы приезжаем на Валаам, я беру с собой в поездку Сашу Александрова, космонавта, которому сегодня исполняется 79 лет. Мы едем сначала в Кижи, а затем на Валаам, где нас встречает машина и везет к отцу Мефодию. Экскурсия, трапеза, затем я говорю: «Все, отец Мефодий, пароход уходит, неси иконку». Он уходит и возвращается с писаной иконой (фотографию вы можете увидеть на выставке, где мы стоим с космонавтом Александровым) – у нас вытягиваются лица. Саша говорит: «Давай возьмем, учитывая, что "Прогрессом" отправляем». Так получил ее Сергей Крикалев.

Сергей открывает приказы, полученные с земли и читает: "Вернуть икону на Землю". Перед посадкой он всю ночь не спал, взял у американца цигейку, завернул в нее икону и закрепил, чтобы при жесткой посадке никого из космонавтов не ударила. Дальше корабль начинает отходить от станции, и начинается течь. Такая ситуация была на корабле "Союз- 11", когда у них открылся клапан, и воздух вышел, – космонавты тогда вернулись на Землю уже мертвыми в космическом корабле.

Сергей рассказывал: «Не помню, на каком языке – с одной стороны американец, с другой итальянец – я итальянцу говорю: «Качай кислород». Он качает. Смотрю за стрелкой и вижу большую концентрацию, так что любая искра, и мы сгорим, как американцы на "Аполлон-1", и никакие скафандры нас не спасут. Я принимаю решение идти на посадку. Когда аппарат касается земли, понимаю, что икона была неспроста».

Потом эту икону сразу забирает Саша Александров из аппарата, и она находится два месяца у него дома. После он передает ее мне, и она находится у меня в офисе в Петропавловской крепости. Приходит большое количество людей поклониться ей, поцеловать.

Когда Сергей возвращается, появляется возможность лететь, нам дают вертолет, мы собираемся в полет. Отец Мефодий приезжает за мной в Петропавловку, чтобы забрать икону. Погода отвратительная, низкая облачность. Отец Мефодий говорит: «Ничего, ничего», – кладет икону на торпеду, мы едем, а он молится.

Приезжаем в Пулково, летчики говорят: «Отец Мефодий, закрыто». Батюшка отвечает: «Сейчас, сейчас все откроют». Буквально через 10 минут они кричат: «Открыли! Давайте быстро в вертолет!» Летели очень низко: тогда еще были провода через залив – мы пролетели под ними. Летчики говорят: «Спрыгивайте быстрее, чтобы мы успели улететь». А на следующий день эта икона торжественно передается в храм, она и по сей день там находится. С этого времени началась дружба с отцом Мефодием, очень теплая дружба.

Рассказывает Олег Петрович Мухин. Фото Игоря Сазеева
Рассказывает Олег Петрович Мухин. Фото Игоря Сазеева

Мы привозили космонавтов. В одну из таких поездок мы были с Пашей Виноградовым, а перед этим он снял Валаам из космоса. Он ездил много с отцом Мефодием по Валааму, и ребята говорят: «Давай свезем фотографию отца Мефодия в космос – ко дню рождения сделаем подарок». Мы взяли у него фотографию.

В ноябре стартует корабль, и, к сожалению, на 114-й минуте взрывается первая ступень, и аппарат приземляется в автомате: срабатывает аварийная система спасения – экипаж не погибает. И эта иконка возвращается на Землю.

А 8 декабря летит следующий экипаж, и Олег Кононенко, летчик-космонавт, герой Российской Федерации, берет ее с собой и поднимается в космос. Но ребята взяли ту же иконку с первого полета и еще взяли иконку побольше, доставили ее на станцию, а 22 декабря они благополучно возвращаются на Землю.

Ребята поставили штампы на эти фотографии (печати находятся только на станции), экипаж снимался с этими фотографиями, кроме этого они снимают фотографию на иллюминаторе Международной Космической Станции и возвращаются. Я забираю эти фотографии и на день рождения привожу отцу Мефодию в 2019 году. Мы ему торжественно вручаем их – эти фотографии можно увидеть на фотовыставке.

Я был удивлен, когда однажды в раздевалке увидел: у Германа Степановича Титова (второй космонавт после Юрия Гагарина) на шее висел крестик.

Это уже потом ребята стали освящать запуск. Сейчас при старте освящают священники и молятся.

Когда Павел Виноградов и Александр Мисуркин приехали на Валаам, они ходили по храму, по всем этим местам, прикладывались к иконам – отец Мефодий благословлял все это.

К сожалению, отца Мефодия нет на земле, но он там наверху. Он остался со мной рядом, и ты чувствуешь, что опираешься на него, веришь ему. Он знал каждый день рождения, присылал поздравления с праздниками – я все это помню. Отец Мефодий был очень доволен, что его фотографии побывали в космосе. Я считаю, что этот человек всегда с нами будет, и никогда мы от него не отвернемся. Мы всегда будем думать о нем, как о живом человеке. Вечная память отцу Мефодию!»

Ведущая Анна Загребнева продолжает:

— Совсем недавно на одной из панихид в память об отце Мефодии, когда мы плакали и расстраивались, что больше никогда его не увидим, один батюшка сказал: «Ну, что же вы плачете? Вот, у вас все время раньше не было времени позвонить, поговорить, поздравить с чем-то, а теперь у вас есть возможность все время разговаривать с этим человеком». Потому отец Мефодий сегодня с нами здесь. Нас так много, и он нас объединяет даже после своего ухода. Отец Мефодий ушел 22 июля 2021 года, и ему было всего 60 лет.

Выставка, которую вы видите, сделана тремя фотохудожниками. Один из них сейчас выйдет на сцену, Сергей Компанийченко, друг отца Мефодия.

Свой рассказ начинает Сергей Алексеевич:

— Очень трудно говорить об отце Мефодии в прошедшем времени...

Мне выпала честь снимать обитель 1990-го года. В то время я работал в агентстве печати "Новости", впоследствии оно преобразовано в " РИА Новости", а сегодня это агентство называется "Россия сегодня". Летом 1990-го года я впервые поехал в командировку на Валаам и стал там работать.

Первый раз я побывал на Валааме осенью 1989 года. Тогда там еще была полностью советская власть, и никого из Православной Церкви на Валааме не было. Хотя в сентябре уже было принято постановление Карельского Правительства о передаче некоторых архитектурных объектов, в частности, Спасо-Преображенского собора, Внутреннего каре, но это оставалось пока только на бумаге.

Первые шесть насельников прибыли на Валаам, в ночь на 14-е декабря. 13-го декабря они вышли из Приозерска на корабле и уже за полночь, когда наступило 14-е декабря, они добрались до Никольской бухты. Это было освещено в прессе.

Фотограф Сергей Алексеевич Компанийченко. Фото Игоря Сазеева
Фотограф Сергей Алексеевич Компанийченко. Фото Игоря Сазеева
С открытием навигации у меня была цель отправиться на Валаам. Я хорошо понимал, если монастырь вернули Церкви, значит, он будет возрождаться.

Первые годы возрождения Валаамского монастыря были очень непростые.

Серьезное изменение произошло в 1992 году после посещения Валаамского монастыря Президентом Ельциным. После визита он выделил денежные средства, и появились видимые изменения: физические объемы реставрации.

Атмосфера на Валааме тогда была очень тяжелая. Было серьезное противостояние светской власти и монастырской, было немало проблем с местным населением.

Когда в феврале на остров прибыл отец Панкратий, то вместе с ним приехал послушник Венко Петров. Я не был знаком с ним с первых дней: Венко приехал в монастырь в феврале, а я первый раз прилетел в апреле 1993-го года с Вадимом Базыкиным, на Пасху. С этого момента началась история взаимоотношений с отцом Панкратием и насельниками, которые там были, но уже на новом уровне, поскольку Владыка Панкратий изменил атмосферу на Валааме в лучшую сторону. Мне как журналисту стало лучше работать в Валаамском монастыре, многие вещи стали более доступны.

Меня удивляло, что Венко не то, что плохо говорил по-русски, он вообще не говорил по-русски, но при этом всегда с улыбкой встречал всех приезжающих, выказывал всяческое радушие и гостеприимство, фактически не произнося ни слова по-русски. Говорил он на иностранном языке – позже я узнал, что он македонец. Но постепенно, надо отдать должное, и я этим восхищен, в течении короткого времени Венко заговорил хорошо на русском, стало возможным с ним общаться. Язык он совершенствовал постоянно. Впоследствии только легкий акцент выдавал в нем иностранца.

Через год он принял постриг, стал иеродиаконом. Я помню из наших разговоров, как он мечтал стать гражданином России, рассказывал о тех трудностях, с которыми он прибыл в нашу страну, вне Валаама он себя уже не ощущал. Также помню, с какой радостью он сообщил, что Президент подписал указ, и теперь он полноправный гражданин России: его лицо светилось радостью, которая была совершенно искренней.

В отношении меня отец Мефодий сделал много добрых дел: в основном это было связано с организационными моментами, например, когда нужна была машина для перемещения по острову.

Отец Мефодий всегда помогал, даже в экстремальных ситуациях, к которым он не был готов. О гостеприимстве отца Мефодия все наслышаны. Вспоминается один случай, когда со мной приехали друзья, и была договоренность с директором поселковой гостиницы о том, что он выделит место для проживания; а когда мы приехали, то нам сказали, что произошла ошибка, и все места заняты, ночевать негде. Когда отец Мефодий узнал об этом (2000-й или 2002-й год), а это было на Пасху, когда все места в гостиницах заняты, в том числе и в гостинице отца Мефодия, он нашел возможность на два дня разместить нас у себя: у него были две комнаты. А затем он изыскал возможность поселить нас во Внешнем каре: мы приезжали тогда на неделю. Поселил нас в двух комнатах, которые освободило местное население. Конечно, это не гостиница, но то радушие, с которым он подошел к этой проблеме – людям негде ночевать – оно нам очень тогда помогло.

Невероятно тяжело осознавать, что отец Мефодий покинул нас. Будем его помнить. Царствия Небесного отцу Мефодию!

Фото Максима Губского
Фото Максима Губского

На несколько секунд в зале воцаряется пронзительная тишина. Словно эхом в душах пришедших на вечер памяти гостей отзывается романс «Нежность» («Опустела без тебя земля...») в исполнении лауреата Московского фестиваля «Звездный дождь» Елены Четвертухиной под аккомпанемент отца Александра Андреева.

Ведущая заканчивает вечер памяти такими словами:

— В чем измеряется человеческая жизнь? В поступках. Что останется после нас? Только память; то, что будут вспоминать о человеке после его ухода. Отец Мефодий прожил небольшую жизнь на земле, но, если сложить все добрые воспоминания о нем, всю любовь, всю благодарность к этому человеку, хватит не на одно поколение.

С экрана мы видим отца Мефодия, который говорит: «Я с вами, всех обнимаю, целую, люблю вас безмерно».

В завершении отец Мефодий поет песню "Дом восходящего солнца" на английском языке.

Отец Мефодий навсегда остается в нашем сердце. Он всегда рядом с нами, гостеприимный, радушный, любвеобильный, дружелюбный македонец с широкой, по­русски открытой душой и теплой, доброй улыбкой.

На протяжении всего вечера памяти в зале царила по-валаамски уютная домашняя атмосфера: все присутствующие в зале чувствовали себя членами одной большой дружной любящей семьи, которых объединил отец Мефодий.

С глубокой благодарностью и признательностью

к организаторам и гостям вечера памяти отца Мефодия,

Ольга Емельянова и Николай Белавинский


Фото

Видео

Рекомендуем

Теперь можно подавать записки через Telegram

Спешим сообщить, что в преддверии Троицкой родительской субботы для Вашего удобства мы создали телеграм-бот, с помощью которого Вы можете подавать записки о здравии и упокоении в нашу церковную лавку, а также сделать пожертвование.

842

Приложение «Валаам»

Пожертвования

Фото

Другие фото

Видео

Другие видео

Погода на Валааме

+17°
сегодня в 08:40
Ветер
1.3 м/с, В
Осадки
0.0 мм
Давление
768.7 мм рт. ст.
Влажность
69%