На могиле архимандрита Мефодия установлен надгробный крест

Крест на могиле приснопамятного архимандрита Мефодия создал скульптор и архитектор Тарасий Трошин. О том, что помогло человеку, фактически не знавшему Батюшку, создать этот замечательный монумент, кому принадлежит идея создания креста и какие особенности были реализованы в рамках данного проекта – в нашем интервью.
23.05.2023 Трудами братии монастыря  2 547

- Тарасий, расскажите, пожалуйста, кому принадлежит идея установки креста на могиле отца Мефодия.

- Изначально идея установки креста принадлежала другу Валаама и давнему чаду отца Мефодия Виктору Евгеньевичу Прокопцову, впоследствии к этому благому делу подключился Андрей Дмитриевич Буков. Это их пожелание, результат общения с Владыкой. Чтобы найти скульптора, Виктор Евгеньевич поднимал свои контакты, общался с разными специалистами, затем обратился ко мне. Благодарю Русский музей и Александро-Невскую Лавру за то, что они рекомендовали меня. В частности, я работаю в иконописных мастерских Лавры, и как скульптора меня приглашают на различные проекты. В самом Петербурге меня уже знают более 20 лет.

У Владыки и Виктора Евгеньевича было общее предварительное решение, и они заранее предоставили мне проект для нашей первоначальной встречи. Он впоследствии лёг в основу нашей работы. Через какое-то время от общей идеи мы кардинально отошли, и это нормально, когда первоначальная концепция со временем пересматривается.

Затем появилось четыре законченных проекта, которые мы утвердили у Владыки и на которых мы решили остановиться, и после некоторой паузы, по просьбе Владыки мы совершенно всё пересмотрели и искали что-то новое, кардинально новый подход.

Первоначальная концепция почти не имела никакого отношения к отцу Мефодию, это было внешнее, приблизительное желание каким-то образом выразить крест. В процессе работы, моего более внимательного изучения личности отца Мефодия, конечно, первоначальный проект был полностью пересмотрен.

- Как Вы изучали личность отца Мефодия?

- Через тексты, фотографии, видео, связанные с батюшкой. Для наибольшего погружения я даже начал работать над его портретом, который параллельно создавал с крестом. Это всегда помогает максимально проникнуться образом мне, как художнику.

Результат всего этого состоялся в очень крепкой, мощной, архитектурно собранной, монолитной форме красного гранита и вставленного внутри белого мрамора, перекликающегося тем самым с Македонией, с его родителями. Пожеланием, посылом Владыки было то, чтобы те два креста, которые установлены на могилах его родителей, находили отображение и на могиле отца Мефодия, чтобы кресты его родителей как будто были перенесены сюда, на Валаам. Белый мрамор одет в гранитную основу, как в некую мантию и тем самым один материал помогает другому выразиться, максимально себя проявить.

- Будет ли крест отца Мефодия выделяться по сравнению с крестами Игуменов, находящихся по соседству?

- Крест отца Мефодия, безусловно, будет выделяться. И он однозначно не мог быть таким, как те, другие кресты, в соответствии с теми задачами, которые были выражены Владыкой и благотворителями.

- Какие материалы были использованы в изготовлении креста?

- Красный гранит из Индии и мрамор из Македонии. Использовался тот же самый гранит, который, например, применялся при воссоздании раки преподобных Сергия и Германа, Валаамских чудотворцев. Почему гранит был привезён из Индии, потому что гранита подобного оттенка в Карелии сейчас нет, можно встретить только какие-то небольшие фрагменты. На протяжении многих лет реставрации монастырских объектов индийский гранит уже был неоднократно использован и хорошо себя зарекомендовал. А македонский мрамор был использован точно такой же, как, например, в кивории Валаамской иконы Божией Матери, который находится напротив Славянской гостиницы.

- Виктор Евгеньевич выражал Вам какие-то свои пожелания при проектировании креста?

- Он вел себя очень деликатно и дал мне полную свободу. Виктор Евгеньевич выразил свои первоначальные пожелания в соответствии с идеями Владыки, он нашел некий подобный, существующий проект для первоначального общения со мной. Дальше он предоставил мне полную свободу действий и всю последующую работу я уже осуществлял под контролем Владыки. На самом деле это ценное качество, потому что многие люди, которые занимаются финансированием, начинают диктовать свои требования, что, безусловно, мешает работе, очень сложно при этом прийти к какому-то однозначному решению, если тебе всё время что-то навязывают. В процессе общения с Виктором Евгеньевичем, конечно, ничего подобного не было.

- Как вы думаете, что произойдет с крестом на могиле отца Мефодия через несколько лет? Вы, наверно, знаете про особенности валаамского климата, когда памятники, из-за высокой влажности начинают портиться, плесневеть, покрываться мхом. Как вы думаете с вашим крестом будет что-то подобное? Нужно ли его периодически чистить?

- Индийский гранит - очень стойкий, прочный, он по своим характеристикам максимально приближен к нашим карельским гранитам. Еще мы имеем положительный пример, когда на Валааме были установлены мраморные рельефы, они себя хорошо проявили, благодаря тому, что здесь очень чистый воздух.

А если говорить о городской среде, то мы можем вспомнить тот же акрополь Александро-Невской Лавры, во что превратились мраморные изваяния, изображения, рельефы, декоративные композиции за несколько лет, они стали в буквальном смысле слова чёрными. И мы, как реставраторы, как только не пытались их очистить, но то, что уже въелось, очистить практически невозможно, потому что это город.

На Валааме такого нет. И тем не менее мрамор, конечно, требует постоянного внимания, т.е. его нужно периодически расчищать, пропитывать, обрабатывать. И за время моего неоднократного посещения Валаама стало очевидно, что нужно поддерживать состояние тех мраморных композиций, которые здесь установлены. Со мной приехала реставратор, которая как раз занимается расчисткой и покрытием специальными защитными составами мраморных произведений. И это нужно делать не реже одного раза в десять лет, и, конечно, момент расчистки очень важно не упустить. Т.к. если не делать всё вовремя, то процесс разрушения камня будет не остановить. В частности, мы сейчас реставрируем рельеф Валаамской иконы Божией Матери около Славянской гостиницы.

А если говорить про озеленение камня, то это своего рода защитный слой. Да, он будет облекаться в какой-то мох или другое естественное покрытие, но это тем не менее его защищает. Но для внешнего вида, конечно, желательно периодически всё обрабатывать.

- В связи с событиями последнего времени, сложно ли было доставить в Россию материал из Индии и Македонии?

- Я могу только догадываться, но знаю точно, что это было очень сложно. Сама по себе доставка была достаточно долгой, в том числе из-за этого начало реализации проекта постоянно откладывалось.

- А с какого момента с вами начали работать, за сколько месяцев вы создали этот крест?

- У нас только 7 месяцев ушло только на разработку проекта, каждый квадратный сантиметр согласовывался с Владыкой, который как вы знаете по образованию архитектор, определялась стилистика, несколько раз всё переделывалось от и до. Затем архитектура заняла еще 4 месяца. Обработкой мрамора, мраморными рельефами я занимался в течение года. Всего на создание креста от начала согласования проекта до доставки креста на Валаам ушло около полутора лет. Если подытожить как всё создавалось - с трудом, неровно, нервно, долго, но интересно, насыщено необычными знакомствами и познаниями.


- Какими самыми известными проектами вы занимались как скульптор?

- Первый проект, в котором я принимал участие, был частью авторского коллектива – воркутинский мемориальный комплекс «Терновый венец России», это целая цепь памятников, посвященная событиям ГУЛАГа. Это был многолетний проект с очень интересными художниками. В Питере я установил памятник легендарному вратарю Льву Яшину, на Синявинских высотах стоит мой памятник павшим воинам. Еще в Ленинградской области в деревне Кирково установлен монумент расстрелянным детям, а в Воркуте - памятник горнякам. У меня несколько декоративных композиций в парках Петербурга и других городах России.

И теперь крест на могиле отца Мефодия станет моим самым значимым проектом, в том числе благодаря тому, что это сооружение является для меня началом нового этапа творческой деятельности, поскольку с этого момента я стал пересматривать многие свои замыслы и уже заложил огромное количество новых работ и идей, которых мне хватит на оставшуюся часть жизни. И всё это связано с Валаамом и с отцом Мефодием.

Например, у меня наметилась целая серия эскизов поклонных крестов, на которую меня вдохновил Валаам, реализованы они будут на Валааме или в другом месте, это не так важно, будут ли они вообще реализованы, это тоже сейчас неизвестно. Художник в процесс работы задает себе вопросы и находит на них ответы, и зачастую это никуда не уходит, в 80% случаев эти идеи остаются в мастерских, но это даёт тебе дополнительные шаги для твоего внутреннего, творческого роста. У меня был период, лет пятнадцать назад, когда я начал делать небольшие изображения, кресты из диких камней, но поскольку девать их было некуда, то потом их просто развозил по полям, по лесам, расставлял для людей на каких-то обочинах. Это вопрос не конечной реализации, но, если до этого доходит, это всегда во благо.

Проект часовни для подворья Александро-Свирского монастыря. Работа скульпторов Тарасия Трошина и Юлии Мурадовой.
Проект часовни для подворья Александро-Свирского монастыря. Работа скульпторов Тарасия Трошина и Юлии Мурадовой.

- Что в будущем делать монастырю, если возникнет вопрос о канонизации отца Мефодия и о том, чтобы достать его мощи из-под креста, возможно ли будет это сделать? Как это будет технически реализовано?

- Это будет сделать несложно, потому что всё сооружение составлено из блоков, которые в будущем, если нужно, можно будет разобрать. Поэтапно как это всё сейчас собирается, точно также это можно будет разобрать, никакой сложности в этом нет. В том числе можно будет приподнять плиту, на которой стоит крест.

Ещё я хотел добавить, что у меня к архитектуре Валаама особенное отношение, и в процессе работы я всегда внутренне советовался, как бы на мой проект посмотрел архитектор Алексей Максимович Горностаев, какой взгляд у него был бы на этот крест, одобрил бы он такой подход или нет.

Чуть не забыл вам рассказать, на обратной стороне креста мы разместили образ Валаамской иконы Божией Матери. Почему? Когда я в прошлом году приезжал летом на остров, делал технические фотографии, то обнаружил интересный момент, мы потом с Владыкой общались по этому поводу: за крестами всех Игуменов очень плотно посажены деревья, а именно за могилой отца Мефодия наблюдается некоторый просвет между кронами, и этот солнечный просвет сейчас идеально попадает на образ Валаамской иконы Божией Матери. Само изображение Пресвятой Богородицы теперь будет как будто бы смотреть на всё братское кладбище, которое расположено уровнем ниже. Хотя изначально такая идея не закладывалась, но затем я обратил на это внимание, предложил Владыке, и он согласился. Кроме Божией Матери на кресте будет расположено Распятие, а под ним икона преподобных Сергия и Германа Валаамских чудотворцев. Все изображения выполнены в исторических, древнерусских, византийских традициях.

Фото

Рекомендуем

Подать записку в монастырь через сайт обители
Подать записку в монастырь через сайт обители

Неусыпаемая Псалтирь – особый род молитвы. Неусыпаемой она называется так потому, что чтение происходит круглосуточно, без перерывов. Так молятся только в монастырях.

Видео 438386

Приложение «Валаам»

Пожертвования
Трудничество

Фото

Другие фото

Видео

Другие видео

Погода на Валааме

+23°
сегодня в 20:47
Ветер
0.0 м/с, ВЮВ
Осадки
0.0 мм
Давление
759.4 мм рт. ст.
Влажность
82%