О, дивный остров Валаам!

С горечью и скорбью покидали старцы свою обитель. Игумен Харитон был последним настоятелем Старого Валаама. Именно на его долю выпала тяжкая обязанность эвакуации братии с ладожского острова на новое место.
12.12.2017 Трудами братии монастыря  2 035
 О, дивный остров Валаам!
Непомерный труд возложен сегодня на иноков по воссозданию былого благолепия Старого Валаама. Но не напрасны труды: с помощью Божией, усердием и молитвами преображается святыня земли Русской, и, как прежде, многочисленные паломники будут восхищаться ее дивной красотой.

Разума духовнаго и земли безстрастия обетованныя взыскующе, Авраамлю произволению подражасте, преподобнии, землю Отечества своего оставльше и в пустыни сей бывше пришельцы. Темже даже и доднесь святая обитель Валаамская, на пажити вашей вселящися, неустанно вопиет вам сердцем и усты: Радуйтеся, Сергие и Германе, отцы преблаженнии.

Акафист святым преподобным Сергию и Герману, Валаамским чудотворцам
Есть на земле места, словно особо предназначенные для прославления величия Творца. Одним из таких чудесных уголков, защищенных самой природой от суеты мира, является Валаам – благословенный остров в Ладожском озере, где много веков назад была основана монашеская обитель. Само существование столь дивного места на Русской земле есть дело всеблагого Божественного Промысла.

Глубокими корнями в седое прошлое уходит история возникновения Валаамского монастыря.

В северной части Ладожского озера расположен Валаамский архипелаг, насчитывающий около пятидесяти островов. На самом большом из них возвышается величественный ансамбль Спасо-Преображенского мужского монастыря. Преподобные Сергий и Герман основали эту святую обитель и до сего дня являются её небесными игуменами и заступниками.

Исторические сведения об основателях Валаамского монастыря скудны. Во времена вражеских нашествий монастырь переживал опустошения. На долгие десятилетия прерывалось здесь иноческое служение: враги уничтожали церковные памятники, святыни, не раз были сожжены и разграблены богатейшие монастырские библиотека и хранилище рукописей. Утрачено и житие преподобных Сергия и Германа Валаамских. Свидетельством иноческого подвига их стали церковное Предание и древние летописные памятники.

Новгородские летописи сообщают об обретении мощей преподобных Сергия и Германа и перенесении их в Новгород во время нашествия шведов. Местные предания говорят о том, что первый из учеников Христовых – апостол Андрей Первозванный, просвещая скифские и славянские земли, пришёл на Валаам, разрушил языческие капища и воздвиг каменный крест. Святой апостол предсказал великое будущее Валааму, наступившее с основанием и расцветом Спасо-Преображенского монастыря, когда эту обитель стали называть Северным Афоном.

Благодатную землю Валаамскую избрала Своим домом Пресвятая Богородица, явив образ Свой, получивший название «Валаамский».

Вся многовековая история Свято-Преображенского Валаамского монастыря свидетельствует о том, что он неизменно оставался средоточием православной духовности, одним из главных просветительских центров и молитвенной школой иночества на Руси.

Сегодня на Валаам вернулась монашеская жизнь. Святая обитель восстанавливается, и главное дело иноков – возрождение духовных традиций Старого Валаама. Столетие за столетием, поколение за поколением эта прославленная обитель не переставала воспитывать замечательных подвижников благочестия, мере святости которых всегда соответствовала столь же великая мера глубочайшего смирения и любви к Богу и людям.

Ничто не могло сломить твёрдого духа здешних иноков: ни суровость климата, ни оторванность от материка, ни трудные условия быта. Не поколебать неоскудевающие силы их и духа проникновенной молитвы. Долгие века светом для всего мира служило апостольски настроенное монашество Старого Валаама. Благодать, вымоленная многими поколениями монахов, согревшая эту северную землю, согревает сегодня души современных иноков.

Говорит настоятель Спасо-Преображенского Валаамского монастыря архимандрит Панкратий:

– Самое главное – это неистребимая печать благодати Духа Святаго, которую стяжали наши предшественники. Конечно, она всегда ощущается всеми, каждым верующим сердцем. Человек, когда приезжает на Валаам, всегда это чувствует. Как бы ни было изуродовано то, что строили до нас наши отцы, наши предшественники, эта благодать ощущается всегда, потому что подвижников здесь было очень много. Здесь были и мученики, которые кровью своей засвидетельствовали верность Христу, приняли мученическую кончину, здесь были и исповедники, ревнители Православия, здесь было и множество подвижников – великих старцев валаамских. И всё это вместе создает неповторимый валаамский дух, создает духовный архипелаг, потому что Валаам – это не только комплекс памятников, храмов. Конечно, храмы прекрасные, хотя все, что до нас дошли, они поздние – всё ведь было разрушено на Валааме в начале XVII века шведами. Все постройки, которые до нас дошли, поздние, но с какой любовью они сделаны, с каким тактом, как они вписаны в природу. Да и сама природа на Валааме – не вся же она нерукотворная, есть и рукотворная: есть места, где землю буквально в мешочках приносили паломники и привозили монахи, где создавались сады, создавалась почва для этих садов в течение многих десятилетий. Существуют большие участки Валаама, где братья-монахи специально подбирали деревья, которые не растут на других островах в Ладожском озере. Дубовая аллея у нас есть, множество таких деревьев, которых в других местах просто нет. Но самое главное, конечно, что весь этот труд был освящен подвигом молитвы, великими, действительно, подвигами, и это, конечно, стяжало великую благодать. Это чувствуется и это нас поддерживает.

Явное своё избранничество Валаама Пресвятая Богородица открыла в конце XIX века, явившись в сонном видении одной благочестивой верующей, страдавшей тяжёлой болезнью ног, и указав ей, что исцеление её произойдёт на Валааме, где и живёт сама Пречистая.

Обрели икону Богородицы в 1897 году, назвав Валаамской. Явлением этого образа Божия Матерь сама засвидетельствовала Свой особый покров Валааму.

«Там живу, Меня увидишь на Валааме», – эти слова являются откровением Божией Матери об этой святой земле.

«Особенно часто надо стараться обращаться с молитвой к Божией Матери. Пред Ней никакие супротивные силы не могут устоять, Её молитва сильней молитв всех святых, к Ней надо всегда торопиться во всякой скорби, во всех печалях, от нападения злых духов и всяческих вражеских нападений. Мы величаем Её выше всех, и Она, Всеблагая, приготовляет нам вечную участь», – так писал о молитве Божией Матери святоносный Валаамский старец иеромонах Евлогий.

Аллея одинокого монаха на игуменском кладбище. Сколько сосредоточенных молитв ко Господу нашему Иисусу Христу и Пресвятой Богородице возносилось здесь, но главная монашеская молитва – Иисусова: «Господи Иисусе Христе, Сыне Божий, помилуй мя грешного».

А вот и могила игумена Дамаскина. Высокий гранитный крест над гробницей из тёмного гранита. Любил отец Дамаскин сооружать и сооружал на веки вечные. Монахи говорили с лаской: «Да и сам наш батюшка будто из гранита тоже: сколько трудился, и силы на всё хватало». Это был замечательный хозяин, строитель, строгий подвижник, при котором монастырь достиг набольшего расцвета. 62 года подвязался на Валааме отец Дамаскин. Примечателен его путь от простого инока до настоятеля обители.

«…Неведомыми чудесными путями создавался на Валааме «духовный человек», возрастал из послушника в великосхимника, смиренного служителя Господня, русского молитвенника-старца. …Великое послушание несли здесь иноки, творили высокий подвиг духовного просветительства. Многие, возросшие духовно на Валааме, по разным землям понесли свет Христов. Такими жива и будет жива Россия. Таких взрастил и посылал в мир Старый Валаам», – так писал о монастыре русский писать Иван Шмелёв, частый паломник в святую обитель.

Игумен Дамаскин родился в 1794 году, отошёл к Господу в 1881. Именно при нём монастырь достиг наибольшего расцвета. С юношеских лет он странствовал по святым обителям, отыскивая себе место душевного усовершенствования, пока в 1819 году не избрал для своего молитвенного подвига Валаам. Сначала четыре года послушником, потом иночество, жизнь в скиту. В 1838 году отец Дамаскин становится настоятелем Валаамского монастыря. Во время его правления проводились основные строительные работы. В тот период на Валааме существовало полтора десятка скитов и часовен, устроенных в разных частях острова. Это был «игумен с железным посохом» – так называли его. Часовни, поклонные кресты, дороги, каналы, скиты, гранитные лестницы, водопровод, корпуса, колодцы, сады, мастерские – всё это было создано по Божественному Промыслу под руководством игумена Дамаскина.

Вот Владимирский мост на дороге в скит Всех Святых. «Сей мост сооружён 1861 года», а кем – ни слова. А вот чудесная грунтовая дорога в лесной дебре. Сколько труда было положено, чтобы провести её по болотам, в чащобах, а сказано об этом скупо: «Проведена сия дорога 1845 года», – и всё. Игумен Дамаскин говорил: «Господь знает всё, а для мира пусть будет лишь ведомо безымянное, безличное, трудами Валаамских иноков соделанное». Немало сил положено братией, трудившейся упорно, безымянно, не для славы, а во имя Божие.

Святую обитель Валаамскую посещали императоры Александр I, Александр II, члены императорской фамилии. Недалеко от Святых врат монастыря возведена мраморно-гранитная часовня в честь иконы Божией Матери «Знамение» в память о посещении Валаамской обители государем Александром Николаевичем с августейшим его семейством. Что влекло на Валаам царствующих правителей России? О чём подолгу беседовали они с валаамскими старцами? О судьбах ли России, или о спасении своих душ?

Известно, что в 1819 году Александр I посетил святую обитель как простой путешественник. Победитель Наполеона, умиротворитель Европы, въезжавший с триумфом в Париж, сгибался вдвое, чтобы войти в хижину смиренного старца Николая. И вот всё-таки вошёл. Отшельник предложил ему три репки со своего огорода, своими руками взращённые, – всё, чем мог угостить. Александр взял одну из них, она была не очищенная. Благочинный Дамаскин, стоявший рядом, спросил нож, чтобы очистить. Александр сказал: «Не надо, я солдат и съем её по-солдатски». На прощание же поцеловал Николаю руку и просил благословения и молитв. Позже на всенощной старый слепой монах Симон тронул рукой сидевшего с ним рядом государя и спросил тихонько: «Кто сидит со мной?». Александр ответил: «Путешественник».

К началу ХХ века Валаамский монастырь превратился в одну из самых значительных обителей России со множеством скитов и пустынь, с огромным хозяйством, сельским и кустарным производствами, иконописными мастерскими, книгоиздательством, фотографией. На Валааме действовало около тридцати производств, в том числе даже небольшие заводы: смоляной, свечной, кожевенный, скудельный, кирпичный; были свои конюшни и молочная ферма. Воспоминания одного из паломников монастыря: «Слесарная, токарная, сверлильная, точильная, сушильная, швейная мастерские, и всюду кипит работа, всюду послушники, монахи, трудники. «Что нам лениться,– говорят они,– мы для Бога работаем».

На протяжении многих лет постоянно производились замеры воды в Ладожском озере.

А вот кузница. Хозяин здесь – отец Лука. «Ему, пожалуй, к шестидесяти годам, а он с утра и до вечера с железом, огнём и молотом, – трудится послушанием во имя Божие, во славу Валаама» [И.С. Шмелев, «Старый Валаам»].

Война 1914 года не миновала Валаамской обители. В монастырской летописи записано: «Состоявшие в запасе братия и послушники, причастившись в Соборе святых Христовых Тайн, отправились на пристань, провожаемые всею братиею». Многие из этих воинов-иноков уже более не возвратились в родную обитель, так как легли костьми на поле брани за Русь Святую. Но впереди Валаам ждали ещё более страшные испытания.

***

Рассказывает епископ Троицкий Панкратий, игумен Валаамского монастыря: «У нас даже такое выражение было в старину – «хозяин», то есть был не начальник, например, фермы, а хозяин: хозяин сада, хозяин кузни, даже хозяин скита. И люди, в отличие от других известных монастырей, где меняли послушание, знали: вот он садовник – сколько там ему Господь дал лет жизни, вот столько он и будет садовником. Таких хозяев очень редко меняли, и люди знали своё дело в совершенстве. А самое главное – они труды свои приносили как жертву Богу. И опять сошлюсь на слова апостола Павла. Он пишет: мы должны каждым делом служить не человекам, но Богу, каждое дело должны совершать как служение Богу, каким бы оно чёрным, грязным ни казалось. И если человек совершает его с молитвой, с памятью Божией и с осознанием того, что он это делает как службу свою Богу, приносит свою жертву Богу, то это, конечно, так и есть. Ведь, действительно, мы в монастыре все трудимся не ради куска хлеба, не ради каких-то денег – никто ничего не получает, мы же ради Бога служим, трудимся.

К сожалению, это не со всеми происходит. Некоторые люди забывают о том, что они служат Богу и пришли служить Богу, и послушание они Богу прежде всего должны оказывать, воле Божией, потому что без воли Божией, без Промысла Божиего ничего не происходит с человеком, который пришел послужить Господу. Как Господь сказал: «Ни один волос с вашей головы не упадет с головы без воли Отца Моего Небесного». Тем более в обители, где все направлено к тому, чтобы одухотворить все стороны жизни, направить к тому, чтобы человек не совершал греха, отдалялся от греха, от своих страстей, очищал свою душу и приближался ко Господу. Но это происходит не со всеми. Мне это напоминает поле боя: это духовная брань. Естественно, кто-то выбывает с этого духовного боя, кто-то получает ранения, кто-то – тяжелые ранения, кто-то – не очень тяжелые, кто-то быстрее встает, кто-то – медленнее, кого-то уносят навсегда. Вот образ нашей жизни современной, нашей брани современного монашества. Конечно, очень слабое монашество сейчас. Если брать предшествующие поколения, люди были значительно крепче духовно, потому что приходили из общества православного, где с детства воспитывались в православной вере, где родители, деды и прадеды были все верующими церковными людьми: и сами причащались, и детей своих воспитывали также в церковном духе».

***

Это кинохроника 1938 года. Как и прежде, колокола Старого Валаама созывают братию на молитву. Уже произошло крушение Российской империи, Октябрьский большевистский переворот. Мир, отступивший от Христа, принес Валааму новое разорение, сначала нарушив в нем весь древний его уклад благодатного иноческого жития, а затем полностью разорив саму обитель.

С 1917 года Валаамский архипелаг на два десятилетия стал территорией Финляндии, а сама обитель оказалась полностью оторванной от родной русской Матери-Церкви.

В монастырской летописи, которую начал вести архивариус отец Иувиан, записано: «С 12 января 1918 года, с этого именно дня началось абсолютное разобщение Валаамского монастыря с Россией». Затем последовал страшный голод, унесший многие жизни братий. Но все же до 1940 года хранимая Божией милостью Валаамская обитель была едва ли не единственным, чудом сохранившимся уголком Святой Руси. В конце 30-х годов на Валаам вновь устремляются тысячи паломников, приезжают русские эмигранты.

На этой фотографии, датированной 1938 годом, в первом ряду мы видим мальчика, Алексея Ридигера. Здесь ему 9 лет. У него с отцом Иувианом завязалась дружеская переписка: «Дорогой о Господе милый Алешенька! Если бы Господь сподобил всех вас приехать к нам на Пасху, это увеличило бы нашу пасхальную радость. Вы для нас точно свои, родные по духу. Искренне любящий тебя о Господе монах Иувиан».

И в это же время в монастырской летописи рукой отца Иувиана записано: «Слава Богу, что древний Валаам еще существует, а дальнейшая его судьба в руках Божиих».

Через всю жизнь Святейший Патриарх Московский и Всея Руси Алексий II пронес воспоминания о мудрых валаамских старцах.

После окончания советско-финской войны в 1939 году Валаамские острова вновь отошли к России, но теперь уже к советской. Монастырю была уготована схожая со всеми обителями России судьба – полное разорение. А иноков ждали репрессии и лагеря, поэтому Спасо-Преображенский Валаамский монастырь спешно эвакуировался в Финляндию.

С горечью и скорбью покидали старцы свою обитель. Игумен Харитон был последним настоятелем Старого Валаама. Именно на его долю выпала тяжкая обязанность эвакуации братии с ладожского острова на новое место. Чудотворный «Валаамский» образ Пресвятой Богородицы был вывезен из обители и ныне пребывает в Финляндии, в монастыре Новый Валаам. Иконы, утварь, ризница, богатейшая библиотека – всё было вывезено. Даже несколько колоколов отцы взяли с собой.

Незадолго до эвакуации архивариус Иувиан отыскал собственноручное письмо Иоанна Кронштадтского, адресованное игумену Гавриилу с молитвенным пожеланием для всей братии: «Да руководит всеми нами благодать Святаго Духа и да управит к тихому пристанищу вечной жизни». Это письмо было дорого для уходящих монахов.

Весь валаамский архив братия бережно сохранила и взяла с собой на чужбину. Казалось, что уходят лишь на время. Серебряная позолоченная рака преподобных Сергия и Германа тоже была эвакуирована в Финляндию.

Монастырская летопись гласит: «Все подробности пережитого лихолетья во время эвакуации монастыря передать нет возможности».

Из воспоминания иеросхимонаха Михаила-младшего: «Но все: Валаам, его чудесные скиты в своей неповторимой красоте, ценнейший рукописный Валаамский патерик, большие колокола – все это осталось».

Уходя с Валаама, старцы верили, что вернутся назад, что все эти треволнения временные. Но на новом месте пришлось устраиваться основательно.

Начались регулярные богослужения. Иконы на золотой основе и другие святыни, привезенные со Старого Валаама, создавали в небольшом храме духовный молитвенный настрой. Отцы и братия были далеко не молоды. А в новых условиях старение насельников обители, сокращение численности братии становилось все ощутимей. После долгих душевных борений монахи решились обратиться к Московской Патриархии за помощью в надежде вернуться на Родину, на Старый Валаам. Но советская власть этому всячески препятствовала.

В 1957 году, когда семь старцев все-таки вернулись в Россию, их так и не пустили на Старый Валаам. Все они нашли последнее земное пристанище в Богом зданных пещерах Псково-Печерского монастыря, так и не увидев священных островов Ладоги.

Но по вере и по молитвам валаамских старцев обитель жива. 14 декабря 1989 года, спустя полвека после ухода монахов со Старого Валаама, первые иноки вступили на святую землю для возрождения монашеской жизни.

Редкий год, когда Святейший Патриарх Алексий II не совершит паломничество в святую Валаамскую обитель.

***

Приснопамятный Патриарх Московский и Всея Руси Алексий II: «Еще мальчиком девятилетним мои родители взяли меня в паломничество на Валаам. И Валаам произвел на меня огромное впечатление и, может быть, во многом определил мой жизненный путь. Верхний Спасо-Преображенский храм был только после реставрации. Он весь сиял красками, золотом. Эта архитектура Валаама, его скиты, которые сочетались с удивительной северной природой. Ну, и духоносные старцы, которые находили возможность и темы говорить с каждым, кто приходил, будь то мальчик, или пожилой человек, или взрослый. Потом, в 1939 году я был второй раз вместе с родителями. Потом был 50-летний перерыв. И много раз меня приглашали приехать на Валаам, но я не хотел испортить того впечатления, которое осталось у меня в сознании, в памяти. И только через 50 лет, в 1988 году, в год тысячелетия крещения Руси, будучи уже митрополитом Ленинградским и Новгородским, я посетил Валаам. Тогда, когда была реальная возможность возродить монашескую жизнь и уже не так остро воспринимались все раны и увечья, которые были нанесены Спасо-Преображенскому Валаамскому монастырю злой человеческой волей, временем, войной и непогодой.

Вот поклонный крест. Это игумен Дамаскин устанавливал во многих местах Валаама эти поклонные кресты.

Около ста человек братии несет здесь свое служение, подражая тем, которые раньше трудились здесь и создавали удивительное аграрное хозяйство, в котором выращивают до 60 сортов яблок. Здесь было все: и кузница, и слесарня, иконописные и пошивочные, и сапожные, и огромный конский двор, фермерское хозяйство. Монахи трудились и кормили себя. Сейчас и в других монастырях, которые открываются, возрождается это хозяйство, потому что гармонично должны сочетаться молитвенный подвиг и физический труд.

Сегодня мы будем освящать после реставрации Никольский храм на Никольском скиту. 60 лет тому назад, я думаю, никто не мог предположить, что мне придется уже Главой церкви совершать после разрухи и после разорения освящение этого скита».

***

Освящение совершилось летом 1999 года. Прежде на этом небольшом острове издавна стояла деревянная часовня во имя святителя Николая Чудотворца, за что и сам остров получил название Никольский. На все стороны в этой часовне были сделаны окна, и в темные ночи зажигался в ней фонарь для освещения водного пути к монастырю. Невидимо хранил Николай Угодник всех подъезжающих к Валааму.

Игумен Иннокентий, настоятель Валаамского монастыря с 1801 по 1823 год, рассказывал: «Свет фонаря Никольской часовни виден далеко с озера, что приносит большую пользу плавающим судам». Потом был возведен здесь храм и дом для братии по проекту замечательного архитектора Горностаева. Так под покровом святителя созидался Никольский скит. «Правило веры и образ кротости…» – пели паломники, подплывая к нему. О Никольском ските Иван Шмелев писал: «Маяк и скит – страж Валаама и ограда. Чтимый святитель бодрствует на водах, благословляет входящих в тихие воды монастырские».

Большими трудами и стараниями иноков восстановлен храм после поругания.

Сегодня, как и прежде, восстановленный Никольский храм, словно страж, стоит на подступах к святой обители.

***

«Милости великого Бога и Спаса нашего Иисуса Христа со всеми вами».

Приснопамятный Патриарх Московский и Всея Руси Алексий II: «Святитель Христов Николай благословляет входы и исходы наши, когда мы приходим паломничать и когда отбываем из этой святой обители. И дай Бог, чтобы паломничество наше продолжалось и не прерывалось – не прерывалось так, как оно прервалось в моей жизни. Когда во второй раз, накануне начала Второй мировой войны, в 1939 году мы уезжали с Валаама, братия и паломники пели гимн Валааму «О, Дивный остров Валаам», и чувствовалось, что это последний раз. И мы, благодаря Господа, говорим: слава Богу за все – и за скорби, и за радость, которыми Господь посещает нас.

Но возрождение порушенного всегда вдохновляет, радует и дает мужества и силы продолжать наше служение. Братия во главе с отцом игуменом архимандритом Панкратием несет свой молитвенный и трудовой подвиг. И мы уповаем на их молитвы в этом святом месте, освященном подвигами преподобных Сергия и Германа – основателей, предстателей и молитвенников ныне за всех нас, за это святое место, где они основали обитель монашескую. Их дело продолжали многие подвижники, которые трудились здесь, молясь о мире всего мира, о святой Церкви нашей, об Отечестве нашем многострадальном, о народе земли нашей, который после революционных событий претерпел страдания, испытания и гонения.

Святые места восстанавливаются, и мы благодарим Господа за эту милость Господню к нам. И не нашими усилиями, слабыми и человеческими, возрождается и монашеская, и церковная жизнь. Но мы говорим: «Не нам, не нам, Господи, но имени Твоему подобает честь и слава».

***

Строгий устав Валаамской обители определял все стороны иноческого бытия. Уставом предусматривались общежительная, скитская и отшельническая форма монашеской жизни. К началу XX века Спасо-Преображенский монастырь включал в себя 13 скитов, расположенных в разных частях Валаама и других Ладожских островах. Сегодня приходится братии возрождать почти все сначала.

Какова же была участь Старого Валаама после того, как он территориально отошел к Советскому Союзу в 1939 году?

В начале 1940 года здесь находилась школа юнг, с 1949 – совхоз, с 1952 по 1984 годы – дом-интернат для инвалидов. Монашеские кельи были переделаны под жилье для обслуживающего персонала дома-интерната. А после 1984 года, когда был образован государственный музей-заповедник, свободные помещения были заселены работниками музея. Все это привело со временем многие здания и постройки монастыря в ужасное запустение, а часть и вовсе была уничтожена.

Предтеченский скит сохранился. В четырех километрах от монастыря громадным утесом выдвигается в озеро остров, покрытый высоким лесом. Назывался он раньше Монашеским. В 1855 году на острове была устроена небольшая часовня во имя святого Пророка и Предтечи Иоанна с небольшой пустынькой. С этих пор остров стали называть Предтеченским. Через три года здесь была построена церковь во имя Крестителя Господня Иоанна, которую освятили 20 июня 1858 года.

Здесь, в этом скиту более 30 лет подвизался замечательный валаамский подвижник схимонах отец Иоанн. По свидетельству настоятеля игумена Гавриила, подвиги отца Иоанна были необычные, труды, превосходящие силы, молитва непрестанная. В течение 14 лет смиренный старец провел в молчании. Подвиг молчания – исихазм – является одним из самых аскетических в христианстве. Во время молчания старец непрестанно творил Иисусову молитву.

Предтеченский скит имеет самый строгий устав. В течение всего года здесь дозволяется вкушение только растительной пищи. Жизнь в скиту наполнена смирением и молитвой.

Монахи, подвизающиеся здесь, имеют перед собой дивной пример богатой духовной жизни предшественников.

***

Рассказывает монах Предтеченского скита:

Скит был основан на месте, которое ранее населяли пустынники – те, которые удалялись уже на высшие подвиги. Они имели навык к молитве, удалялись от мирских забот и имели попечение о спасении своей души и «стяжания духа мирна», как говорил Серафим Саровский, чтобы могли через них спастись и тысячи, которые приходили и искали наставления у них. Это жившие здесь схимонах Иоанн, схимонах Никита, иеромонах Исайя, схиигумен Иоанн и еще несколько подвижников. Их кельи мы находим здесь – это развалины, груды кирпичей и фундаменты.

Хорошо, что скит находится вдалеке от монастыря, от прохожих троп и экскурсионных путей. Проблема, может быть, только та, что мы, живя здесь, своими силами не можем восстановить то, что потеряно. Вот, разваливается у нас храм. И путей, как таковых, у нас нет – только морской путь, потому что остров находится отдельно от Валаама, разделяется проливами.

Трудности, конечно, в том, что не сразу я пришел в монастырь, не сразу пришел к вере после своего рождения, крещен-то был уже не в младенческом возрасте. Поэтому весь тот мир, в котором жил, он до сих пор находится в человеке, во мне. Трудно, конечно, взять иго Христово – через искушение, через терпение Господь сподобляет приобщиться к той христианской жизни, к стяжанию Духа Святого.

***

В богоборческие годы на кирпичи разбирали каменные скиты, а деревянные использовались как дрова.

Валаамский монастырь, как ожерельем, был украшен скитами.

Чуть более 10 км от монастыря до небольшого островка, на котором находился Ильинский скит. На горе стояла деревянная церковь Ильи Пророка с колоколенкой. Через пролив – еще остров. На нем часовня святого пророка Елисея. Церковь и часовня были уничтожены. Так безвозвратно погибли около 20 часовен и несколько скитов: Ильинский, Коневский, преподобного Авраамия Ростовского, Тихвинский, взорванный в войну 1939 года.

Сильно пострадал и храм во имя Смоленской иконы Божией Матери на Смоленском скиту. Но Господь сохранил его от полного уничтожения. Смоленский скит был построен в годы Первой мировой войны по обету, данному главнокомандующим русской армии Великим князем Николаем Николаевичем в молитвенную память о павших воинах на поле брани.

Из дневника паломников: «После молебна мы попросили отслужить панихиду по царской семье и по стрелкам Его Величества, павшим во время войны.

– Вот у нас и помолимся, – ответил отец Ефрем, духовник Великого князя. Началась панихида, мы пели. Поминался Государь с Августейшей семьей и стрелки Его Величества, за веру, царя и Отечество живот свой положившие».

Отец Ефрем. В 1925 году он вступил в должность монастырского духовника, в которой и состоял до самой своей кончины. «Достойно примечания, – писал отец Иувиан, – то знаменательное обстоятельство в жизни отца Ефрема, что он за все время своего 64-летнего пребывания в обители всегда с редким усердием, с любовью и горячим упованием молился Царице Небесной, усердной Заступнице рода христианского».

Сегодня Смоленский храм не восстановлен, но работы по возрождению святыни ведутся.

***

Рассказывает епископ Троицкий Панкратий, игумен Валаамского монастыря: «Когда мы, особенно на скитах, совершаем Божественную литургию и молимся о тех, кто был до нас в этих святых местах, поминаем тех, кто до нас подвизался, то мы как бы присоединяемся к этой святой дружине, чувствуем себя частицей этой вековой истории, которая на самом деле не история, а жизнь, которая никогда не кончается, – жизнь со Христом! Это самое главное. Прикосновение к истине настоящей жизни – это самое великое, что может быть у человека на земле. Можно сказать, это настоящее счастье, настоящая жизнь. И когда такие моменты бывают, тут все отступает на второй план – и все искушения, и все неприятности».

***

Гефсиманский скит на Елеонской горе был устроен в начале ХХ века. Русский писатель Зайцев описывал свои воспоминания в очерке «Валаам»: «Мы зашли в церковь, благоухающую кипарисом. Весь ее резной иконостас из кипарисового дерева создан трудами валаамских иноков».

В скиту находится церковь в честь Успения Пресвятой Богородицы, освященная в 1911 году, и небольшая Вознесенская часовня. В этих местах, где расположены Гефсиманский и Воскресенский скиты, все устроено подобно местам земной жизни Иисуса Христа: Сионская и Елеонская горы, Кедронский поток, Гефсимания.

А вот и Воскресенский, или Иерусалимский, скит. В начале ХХ века по Промыслу Божию пред грядущими испытаниями воздвигнут был на Валааме Воскресенский скит в память о Крестных страданиях Спасителя и о Воскресении Господнем.

Гранитная лестница ведет в красную кирпичную церковь. Верхний храм Воскресения Христова, нижний – святого апостола Андрея Первозванного. Оба были освящены в 1906 году. В нижнем храме – «Кувуклия» с подобием Гроба Господня. В низеньком помещении, в глубине церкви, кубической формы камень, красный гранит, образ того камня, что привален был ко входу в пещеру Гроба. Борис Зайцев писал: «Маленькая эта, темная комната называется Приделом Ангела – Ангел отвалил некогда камень... Таинственно тут, тихо. Нагибаешься вдвое, сквозь совсем низкую дверку входишь в еще высшее святилище: пещеру святого Гроба, точную копию иерусалимского. Тут совсем уже темно. Только неугасаемая лампада над Гробом. На нем Плащаница и в серебряной оправе частица камня иерусалимского. К ней с благоговением прикладываются входящие».

Природа острова Валаам хотя и прекрасна, но сурова. Плодородных почв нет – один камень. И некоторые живописные участки валаамского леса являются в полном смысле рукотворными.

Особого упоминания заслуживают созданные большими трудами монастырской братией сады и огороды, необычные для столь северных земель. Всего на Валааме три сада: верхний сад, или аптекарский, средний сад и нижний. В верхнем саду произрастало 107 яблонь различных сортов, груши, сливы и крыжовник. А также выращивали аптекарские травы для нужд монастырской больницы. В монастыре сады в память о монахах, которые своими титаническими трудами на голой луде возрастили деревья, называли «Сад Паисьевский» и «Сад Григорьевский».

***

Говорит агроном Валаамского монастыря монах Алексий: «Этот сад один из старейших в Валаамском монастыре. Яблони, сохранившиеся здесь в возрасте от 120 до 140 лет, – это приблизительно 60% всех яблонь. 5 или 6 яблонь в возрасте от 140 до 170 лет. Та, что находится за спиной, – это так называемое «Осеннее полосатое» – сорт яблони. Яблоки на ней очень хорошего качества, плодоношение – 80-120 килограмм. Для деревьев такого возраста это даже слишком много.

Валаамских сортов к началу XIX века ходило по России свыше 20. Очень крупная работа велась монахами валаамскими. Можете себе представить: кроме антоновки, которая была очень популярна, и титовки, в тот момент не так много было сортов. В Валаамском монастыре: китайка валаамская, назарьевская, монастырская, антоновка валаамская, розовый бок, который имеет кисло-сладкий, пряный привкус, грушевка валаамская и другие сорта. Монах Никанор делал более 60 прививок в год! Можете представить, какая работа велась.

Принцип садоводства остался тот же, который был заложен при монастыре, потому что здесь придумывать, думаю, нет необходимости, да к тому же достаточно сложно. Здесь смешанный тип почв в каждом саду: насыпные почвы, и искусственные, и лесные, так называемые наносные, – поэтому лучший ничего не придумывать.

С того момента, как Валаамскому монастырю вернули сады, мы начали заниматься очисткой садов от лесной поросли. Удаляли полностью. Здесь и елки росли, и сосны. Поросль уже такая шла – как лес: всевозможные ясень, клены, березы – вот это все удаляли. После этого начали отпиливать старые больные ветви, потом уже занялись лечением. И сейчас, можно пройти и посмотреть, сад находится в приличном, нормальном состоянии. Те ученые, которые приезжали и видели, они все удивляются и спрашивают, почему такого приличного возраста деревья плодоносят. Ну, на этот вопрос с научной точки зрения ответить сложно. Можно сказать только одно: отцы не только молились, но и работали. И работали с молитвой. Поэтому здесь это и проявляется: все, что сделано с молитвой, с любовью к труду и послушанию, это так долго и служит. Поэтому Господь и прославляет труды тех, кто уже ушел: и монаха Никанора, и старца Паисия, иеромонаха Иоиля и многих других, которые подвизались в саду".

***

На горе Фавор преобразился Господь. Лик его был, как солнце, и ризы белые, как снег. Главный храм Валаамского мужского монастыря – собор в честь Преображения Господня – был построен в конце XIX века: четырехъярусный резной иконостас; главный Престол – серебряный; своды и стены в узорах и Херувимах; гранитные колонны в окнах и у крыльца; гранитные кресты на камне. Все опоясано гранитом. Строено на века. Иконы и настенная живопись собора были выполнены самими монахами-живописцами. Через большие окна проходит поток света, озаряя все величие и красоту. Многие храмы монастыря были украшены иконами, исполненными валаамскими послушниками-живописцами, обучавшимися здесь же, на Валааме, под руководством иеромонахов Алипия и Луки.

Именно Алипий написал чудотворную Валаамскую икону Божией Матери. Даже настоятель игумен Гавриил принимал участие в росписи Преображенского собора.

Непомерный труд возложен сегодня на иноков по воссозданию былого благолепия Старого Валаама. Но не напрасны труды: с помощью Божией, усердием и молитвами преображается святыня земли Русской, и, как прежде, многочисленные паломники будут восхищаться ее дивной красотой.

Великолепный собор Преображения Господня!

«Какой лучезарный свет, какие синие купола в лазури, золотое крестов блистание...» [И.С. Шмелев]

***

Рассказывает епископ Троицкий Панкратий, игумен Валаамского монастыря:«Мы стараемся жить по уставам отеческим, святых отцов, по уставу церковному, по Валаамскому уставу выстраивать свою жизнь, потому что считаем, что это вещи непреходящие. Конечно, мы не можем полностью устав исполнить, потому что он является как бы идеалом, к которому нужно стремиться. Ведь составляли церковный устав, Типикон, на протяжении столетий люди святой жизни. Мы по своему строению, по состоянию духовному и даже физическому просто не можем жить так, как они жили – можем только стремиться к этому. Мы стараемся в наибольшей степени это сделать, а в наименьшей степени нарушать, особенно то, что касается богослужения, устав церковный, Валаамский устав и святоотеческое Предание. Это не начетничество, не буквоедство какое-то. Мы стараемся этого избежать. Мы считаем, что это путь, это дорога, на которой есть указатели, и мы должны по этой дороге идти.

Конечно, мы можем идти быстро и можем петлять, и даже вспять повернуть, или вообще на обочину куда-то отклониться. Человек, который все-таки выбирает монашество как свой путь служения Богу, как путь самоотречения, тот, кто серьезно относится к своему выбору, такой человек старается найти место, где полностью может посвятить себя Богу, где все условия для этого есть, где строгость присутствует в жизни повседневной и особенно в богослужении, потому что богослужение – это главное, что нас держит, что нас собирает. Это главное наше послушание, оно составляет нашу жизнь, потому что на богослужении, особенно в Литургии, получаем духовную пищу, и собственно говоря, это жизнь наша».

***

Божественная литургия совершается в нижнем храме Преображенского собора – в церкви преподобных Сергия и Германа, Валаамских Чудотворцев.

***

Приснопамятный Патриарх Московский и Всея Руси Алексий II: «Благодать Господа нашего Иисуса Христа и любы Бога и Отца, и причастие Святаго Духа буди со всеми вами.

Горе имеем сердца».

***

Один из последних валаамских старцев иеросхимонах Михаил Младший незадолго до своей кончины писал: «Молитесь, непрестанно молитесь. Царство Небесное, Христово, силой берется, усилием – постепенно, не вдруг, непрестанным вниманием, самоотвержением, терпением, хранением чувств, самоукорением, главное – молчанием и молитвою». А в молитве, прежде всего, – покаяние со смирением и благодарение.

В Спасо-Преображенском монастыре день преподобных Сергия и Германа. Два раза в год празднует память Валаамских чудотворцев Русская Православная Церковь – 11 июля и 24 сентября.

Трудами и молитвами преподобных было положено начало славной обители. Заступничеством их возрождается она ныне. Звучит в скитах и храмах искренняя молитва, раздается над Ладожскими водами звон монастырских колоколов. Идут своим неспешным чередом монашеские службы. Крепнут в вере сердца устремляющих к Валааму паломников.

Организована воскресная школа для детей и взрослых. Монастырь оказывает посильную помощь населению, проживающему на острове. Действует бесплатная столовая. На острове существует единственная в России православная воинская часть. По молитвам преподобных Сергия и Германа Валаам строится и крепнет духовно.

***

Приснопамятный Патриарх Московский и Всея Руси Алексий II: «С верою и любовью припадающе к раце честных мощей ваших, умиленно молим вас сохранить…»

***

Всеблаженнии отцы Сергие и Германе! И ныне со Ангелы Владычню Престолу предстояще, поминайте нас, чад своих, яже собрали есте, богогомудрии, да радостно от души вопием: радуйтеся Сергие и Германе, отцы преблаженнии!

***

Приснопамятный Патриарх Московский и Всея Руси Алексий II: «…молитеся, преблаженнии, усердно, молим вас за Церковь и за страну Российскую, и за все воинство, и народ наш. Да сохранит их Господь в мире, здравии и во всех благих преуспениях».

***

В нижнем храме Спасо-Преображенского собора почивают нетленные мощи преподобных Сергия и Германа.

По возвращении из Новгорода в 1182 году, когда монахи, бежавшие от шведов с честными мощами небесных игуменов валаамских, вернулись в обитель, во избежание осквернения святых мощей братия иссекла в скале глубокую могилу, куда и были положены мощи, где и доселе почивают они под спудом, источая обильно чудеса с верою приходящим к ним.

Охраняли преподобные Сергий и Герман свой монастырь. И по их заступничеству и молитвам вновь возродилось на святой Валаамской земле монашеское делание.

***

Приснопамятный Патриарх Московский и Всея Руси Алексий II: «Века как стоит эта обитель. Она подвергалась и разорению, и опустошению. Но вновь милостию Божиею и молитвами преподобных возрождалась и возрождается сейчас в течение этого последнего десятилетия. И мы уповаем и верим, что здесь, среди суровой природы Севера, монашествующие совершают свой молитвенный подвиг, молятся в это трудное для Отечества нашего и для народа земли нашей время, чтобы Господь по молитвам преподобных даровал бы Отечеству нашему мир, согласие, благоденствие. И наша совместная молитва в эти дни да укрепит и вас, и нас, которые прибыли как паломники в святую обитель, на то делание, на которое поставил нас Господь».

***

При неизменном заступничестве и предстательстве преподобных Сергия и Германа Престолу Вседержителя Валаамский монастырь дал миру многих славных подвижников. Преподобные Авраамий Ростовский, Александр Свирский, Савватий Соловецкий, Арсений Коневский, Корнилий Палеостровский, Герман Аляскинский, подвизавшиеся на Валааме, стали основателями русских монастырей, просветителями земель. От Старого Валаама понесли они свет Христовой истины миру.

В восьми километрах от монастыря, на острове, расположен скит Александра Свирского. Сначала преподобный Александр подвизался в монастыре. Его строгая подвижническая жизнь удивляла валаамских отшельников. Возревновав о больших духовных подвигах, он поселился на уединенном острове, впоследствии получившем в память святого отшельника название «Святой». Преподобный употреблял только хлеб и воду, и то в малом количестве. В монастыре пребывал смиренно, всех превосходя трудом. Носил воду и таскал на себе из леса дрова, утомляя тело своё. Раньше всех являлся он в монастырскую церковь, всегда стоял на одном месте, сосредоточась на молитве. Доныне видны на острове следы пребывания боголюбивого отшельника: его пещера в расщелине скалы, где неустанно долгими ночами пребывал в молитве преподобный Александр Свирский, и могила, осенённая теперь гранитным крестом, ископанная, по преданию, святыми его руками.

В монастыре пошла молва об Александре как о великом подвижнике. Но грустно видеть молодому монаху, что стала окружать его человеческая слава. К ней он не стремился. Однажды, стоя ночью на молитве, преподобный увидел в окне своей кельи необыкновенный свет, просиявший на востоке. Получив благословение настоятеля на подвиг пустынножительства, Александр ушёл из монастыря в необитаемые тогда места на берегу Свири. В память о богомудром подвижнике на острове был построен храм.

***

Приснопамятный Патриарх Московский и Всея Руси Алексий II: «О священная главо, ангеле земный и человече небесный, преподобне и богоносне отче наш Александре, изрядный угодниче Пресвятыя и единосущныя Троицы, являяй многия милости живущим во святей обители твоей и всем, с верою и любовию притекающим к тебе!»

***

После возведения церкви вскоре были построены и два небольших деревянных домика с кельями для братии. Так устроился скит преподобного Александра Свирского, великого угодника Божия, основателя Свято-Троицкого Александро-Свирского монастыря, сподобившегося видеть Пресвятую Живоначальную Троицу.

«Се удалихся бегая, и водворихся в пустыни. Чаях Бога спасающаго мя от малодушия и от бури» [Пс. 54:7-9]

Жажда пустынной жизни не угасает в чающей Бога русской душе.

***

Приснопамятный Патриарх Московский и Всея Руси Алексий II: «Скит преподобного Александра Свирского был всегда строгого жития. И сам преподобный Александр Свирский являет пример этой строгости жизни. Он даёт пример, как нужно, уходя из мира, совершать свой подвиг молитвенный, гармонично совмещая его с физическим трудом».

***

Слава о высокодуховной жизни обители, удивительная природа острова, красота и строгость монастырских богослужений, прозорливые валаамские старцы – все это привлекало на Валаам множество паломников. Здесь находили покой и духовное утешение знаменитые ученые Менделеев, Иностранцев, художники Шишкин, Куинджи, Балашов, Васильев, писатели Лесков, Тютчев, Шмелёв, композиторы Чайковский, Глазунов и многие другие.

Особенное место среди всех скитов Валаамских занимает скит Всех Святых. Он был устроен в конце XVIII века при отце игумене Назарии, славном подвижнике-пустыннолюбце. Это самый старый из скитов, называемый ещё Белым, или Большим.

Находясь в живописной местности Валаама, скит во имя Всех Святых имеет вид небольшого уединенного и вполне благоустроенного монастыря. Да и братии жило здесь до тридцати человек.

Белая церковь с яркими главками, белые стены и белые башенки – точно крепость. Крепость Церкви Небесной, нерушимой правды, крепость любви о Господе.

Здесь, в скиту, подвизались святые валаамские старцы. Великие дары стяжали они своей праведной богоугодной жизнью: глубокое смирение, высокую духовность, мудрость, чистейшую любовь к Богу и ближнему. Иеросхимонахи Клеопа, Алексий, Антипа, старцы Ануфрий и Галактион...

Святогорец иеросхимонах Антипа, Валаамский чудотворец, прославленный в лике святых преподобных, тоже подвизался в скиту Всех Святых. Обретённые мощи его сейчас покоятся в Спасо-Преображенском соборе монастыря.

За алтарём скитского храма находится могила валаамских старцев, подвизавшихся в этом скиту. Иеромонах Амвросий был духовным сыном иеросхимонаха Антипы. При постриге в великую схиму он получил имя Антипа. За его подвижническую жизнь, а также чтобы не путать двух иеросхимонахов по имени Антипа, валаамская братия называла их Антипа Первый и Антипа Второй. Так и вошли они оба в вечность – Антипа Первый и Второй.

Скит во имя Всех Святых имеет две церкви: нижнюю, освященную во имя Всех Святых, и верхнюю – во имя Сил бесплотных. Верхний храм украшен трудами валаамской братии: иконостас вызолочен, образа в серебряных ризах, резные Царские врата, иконы писаны по золотому фону. Когда десять лет назад монахи прибыли на скит, они застали страшную картину запустения и поругания. Сегодня скит возрождается, как и все разрушенные святыни Спасо-Преображенского Валаамского монастыря.

«В тойже день в Неделю по Пятдесятнице, иже повсюду вселенныя святых всех праздник празднуем ...» [Цветная Триодь]

Тих и величав могучий лес. И сокрытый им, полный миротворящего покоя, стоит передовой пост духовной твердыни валаамской – скит во имя Всех Святых.

В Назарьевской пустыни отец Дамаскин устроил Игуменское кладбище, на котором покоятся настоятели Валаамского монастыря. По традиции здесь совершаются панихиды и литии по усопшим игуменам.

***

Приснопамятный Патриарх Московский и Всея Руси Алексий II: «Упокой, Господи, души раб твоих, приснопамятные игумены обители сея: Назария, Иннокентия, Ионафана, Варлаама, Вениамина, Дамаскина, Ионафана II, Гавриила, Виталия, Пафнутия, Маврикия, Павлина, Харитона, Иеронима, Нестора с почившею братиею святые обители сия и упокой их в месте светле, в месте злачне, в месте покойне, отнюдуже отбеже болезнь, печаль и воздыхание. Всякое согрешение, содеянное ими, словом, или делом, или помышлением, яко Благий Человеколюбец Бог прости…»

***

Вечная память вам, игумены валаамские, строители и благоустроители сей святой обители, молитвенники, ходатаи и наставники монашеской братии.

***

Приснопамятный Патриарх Московский и Всея Руси Алексий II: «Тот Валаам, старый Валаам, во мне оставил особое впечатление: и молитвенное настроение, и духоносные старцы, и природа, и архитектурные памятники, которые вписывались в эту суровую природу Севера. Но, главное, я думаю, – духовный настрой и те духоносные старцы, которые могли поговорить не только со взрослым, но и с мальчиком. У меня сохранилась переписка с одним из валаамских старцев, который мне, девяти-десятилетнему мальчику писал трогательные письма. Поэтому каждое посещение Спасо-Преображенского Валаамского монастыря для меня является и духовной поддержкой, потому что это места, связанные с детскими воспоминаниями. И когда смотришь на то, как возрождается обитель, может быть трудно, потому что островные монастыри особенно трудно возрождаются, и первое, что нужно было создать, – флот, чтобы доставлять паломников и доставлять все необходимое для братии. Каждый раз, бывая в обители, чувствую, что мы продвигаемся вперед. Продвигаемся к возрождению обители, к возрождению всего того, что было разрушено».

***

Приезд Святейшего Патриарха на Валаам всегда для братии монастыря большое событие. Особое стояние в молитве. И промыслительно, что именно в эти дни замироточила в обители икона преподобных Сергия и Германа.

***

Рассказывает епископ Троицкий Панкратий, игумен Валаамского монастыря:«Везде, где вы видите маслянистые пятна, везде в этих местах постепенно выходило маленькими капельками миро, потом собиралось в такую струечку и в некоторых местах стекало вниз. Даже остались некоторые следы. Вот здесь тоже, над монастырем, видите, как раз где указует преподобный Сергий на изображение монастыря, тут тоже выступило миро. Видите, здесь тоже такое пятнышко. Мы брали ваточку и из этих мест его собирали, потом помазывали прихожан-паломников и братию после молебна.

Это впервые. Насколько мы знаем историю нашей обители, а мы стараемся изучать ее: изучаем архивы, те документы, которые сохранились в Финляндии и в наших архивах российских, – нет нигде упоминания о подобном чуде. Конечно, это для нас как ободрение, укрепление наше в том, что труды наши не напрасны. Бывают и тяжелые минуты у каждого человека, в том числе и у тех, кто трудится здесь, в монастыре, у братии особенно часто, потому что это действительно духовная брань – духовная битва происходит. Поэтому, конечно, это очень важно для каждого из нас в плане укрепления мира духовного, поддержки духовной».

***

Не устают православные молиться преподобным Сергию и Герману, и неустанно предстоят игумены небесные за Валаам.

***

С Божией помощью, если, конечно, будут достойны те люди, которые сейчас приходят в монастыри, то есть, если они достойно будут свой крест нести, достойно будут жить, то, конечно, Господь им будет давать благодать свою. И этой благодатью они будут собирать и других людей, быть для них пастырями, проводниками ко Христу. А когда Христос с нами, когда с нами Бог, то и ничего не страшно. Тогда, может быть, и сбудутся пророчества старческие, что в России еще возродится Православие. А для того, чтобы оно возродилось, мало об этом только говорить, нужно потрудиться немного.

***

О, дивный остров Валаам!

Рука Божественной судьбы

Воздвигла здесь обитель рая,

Обитель высшей чистоты,

Обитель чудную, святую,

Жилище избранных людей,

Обитель сердцу дорогую,

Обитель мира от страстей.

Богоизбранная обитель!

Пречудный остров Валаам!

Тебя дерзнул воспеть твой житель,

Прими его ничтожный дар!

Не знаю, как воспеть сумею

Твои долины и поля,

Твои леса, твои заливы,

Твои священные места.

Я о тебе сказать не смею:

Ты так величием полна!

Сложить я песни не умею:

Перед тобой она бледна.

Эти слова святителя Игнатия Брянчанинова написаны им после посещения Старого Валаама: «Воинство духовное! Блаженные жители острова священного! Да снидет на вас благословение неба за то, что вы возлюбили небо! Да почиет на вас благословение странника за то, что вы возлюбили странноприимничество! Да услышатся молитвы ваши Богом, да приятны будут Ему хвалебные песнопения ваши: потому что молитвы и песнопения ваши полны благоговения священного! Да будут благословенны житницы ваши и имущество ваше: потому что нищий всегда находит у вас укруг хлеба и лоскут одежды для прикрытия наготы своей!

Братия! Благую часть вы избрали! Не озирайтесь вспять, не привлекайтесь снова к миру какою-нибудь суетною, временною приятностью мира! В нем все так шатко, так непостоянно, так минутно, так тленно! Вам даровал Промысл Божий отдельное, удаленное от всех соблазнов селение – величественный, вдохновенный Валаам. Держитесь этого пристанища, невозмущенного волнами житейского моря; мужественно претерпевайте в нем невидимые бури; не давайте благой ревности остывать в душах ваших – и Валаам, на котором вы видите гранитные утёсы и высокие горы, сделается для вас ступенями к Раю».

Студия "Православная студия Санкт-Петербурга" Россия, 2002 год

Автор Павлович Андрей Владимирович.

Рекомендуем

Виртуальный тур «Потаенный Валаам»: начало большого проекта

Мы начинаем сбор средств на проект – виртуальный тур «Потаенный Валаам», с помощью которого можно будет, находясь в любой точке мира, посетить остров Валаам с его древней обителью, скитами, часовнями.

Фото Видео 1307

Фотоальбомы

Все фотоальбомы