Великое дело – пострижение во святый ангельский образ

9 апреля Игумен монастыря епископ Панкратий совершил монашеский постриг четырех насельников обители. Традиционно пострижение произошло в храме преподобных Сергия и Германа Валаамских, чудотворцев.
10.04.2021 Трудами братии монастыря  2 052

9 апреля, на Крестопоклонной седмице Великого поста, Игумен монастыря епископ Панкратий совершил монашеский постриг четырех насельников обители. Традиционно пострижение произошло в нижнем соборном храме преподобных Сергия и Германа Валаамских, чудотворцев. Множество братии и жителей острова пришли на таинство пострига, чтобы вознести свои молитвы за новопостриженных братьев. В конце Игумен произнес назидательное слово перед ракой преподобных:

«Дорогие братья Герман, Вассиан, Нафанаил и Анфим!

Думаю, что не ошибусь, если скажу, что для вас, как и для каждого человека, который стремится послужить Господу в монашеском чине, этот день является самым счастливым, самым долгожданным и ответственным.

Я уже много совершил постригов и всегда видел этот отблеск радости, надежды, упования на лицах тех, кто его принимал.

Немало видел я уже и людей, которые в монашестве послужив Господу отошли к Нему, и среди них были и те, чья посмертная радость, явственно отражалась на их лицах. Мы обычно не видим лиц почивших монахов, потому что их покрывают иноческие одежды. Но были случаи, когда мы видели эти лица, и они светились радостью от того, что прошли свой путь покаяния, служения, святости, — ведь именно к святости призван каждый монах.

И вы уже не первый год в монастыре, и, наверное, поняли, что не внешние перемены, такие как одежды, образ жизни, как правило даже и не многочасовые службы, делают человека монахом. А главным в иночестве все-таки является состояние души, душевное делание, борьба со страстями, стремление всегда быть со Христом.

И здесь, в этой борьбе, враг, конечно, употребляет всевозможные ухищрения, уловки для того, чтобы сбить нас с этого спасительного пути. Вы уже имели опыт такой борьбы, знаете, о чем я говорю.

Но эта борьба теперь будет только усиливаться, потому что усиливаться должна и ваша ревность, ваше стремление к Богу, чтобы жить вместе со Христом. Чтобы не только на службах, не только во время келейной молитвы, лишь в особые часы, учинённые для предстояния Богу, вы могли посвящать себя Ему, но и каждый день, и каждый час, и каждую минуту — нужно вновь и вновь поставлять себя пред лицем Божиим, вновь и вновь обращаться к молитвенному предстоянию.

Может быть мы не всегда можем произносить слова молитвы, но чем бы мы ни занимались, с кем бы мы ни общались, — мы всегда должны это делать ради Господа. Всегда делать это как служение Богу, и тогда даже самые простые, даже, может быть, не очень приятные вещи, даже не самые чистые послушания будут освящаться молитвой и посвящаться Господу.

Я вот вчера побывал на нашей ферме, посмотрел на одно из послушаний, которое меня, честно говоря даже потрясло. Я бы даже, наверное, сейчас и не смог бы такое послушание выполнить, — а человек выполняет его ради Бога. Даже то, что в храме не хочется и произносить, самая грязь, которая только может быть, — и вот в этой грязи... всё это чистить, — это подвиг.

И подвиг также то послушание, которое поручено сейчас отцу Нафанаилу. Сохранить себя в чистоте, когда ты погружён просто в море самых гнусных человеческих помыслов, страстей, которые разлиты в интернете. Удержаться от всего этого, - это тоже подвиг.

Если это делать просто как какую-то работу, то, конечно, возникает ропот, возникают какие-то помыслы: «А зачем я сюда пришёл? Чтобы этим здесь заниматься?» Некоторые даже лично мне говорят такие слова, которые опять же в храме не очень хочется и произносить, особенно в такой святой день, что-то вроде: «Что я тут - вкалывать должен?». — Да, конечно должен. Только не вкалывать, а «работати Господеви» (Сир. 2:1), чтобы ты ни делал.

Поэтому, мне кажется, это наиболее сложная и наиболее важная часть нашей монашеской жизни: чтобы мы всегда всё делали ради Бога. Не ради себя, не ради каких-то своих амбиций, не ради каких-то своих представлений о том, как должна протекать жизнь в монастыре, как должно исполняться то или иное послушание, как должен себя вести тот или иной брат или начальствующий.

Это очень большое искушение, оно почти всегда ведёт к ропоту. Братья просто даже не замечают сейчас, как они становятся на этот скользкий путь. Только встань на него: сначала брат тебе не нравится, не нравится как он что-то делает... Наверное, ты даже прав в чём-то, потому что он и, правда, не делает так, как нужно делать. Но ты не должен его осуждать, ты не должен вообще на это смотреть. Ты должен всегда иметь добрый, благой помысел о каждом человеке, быть снисходительны к его недостаткам. Имей светлое око, которое взирает на окружающих, и тогда всё будет светлым, и тогда все будут лучше тебя, а ты будешь хуже всех. Это потому, что открывается то внутреннее зрение, которое видит истинное состояние твоей души.

Поэтому старайтесь теперь особенно внимательно жить своей внутренней духовной жизнью; понимать, что всё, что мы здесь делаем, - все многочасовые службы, все правила, все молитвы, все наши труды, даже всё наше общение между собой, - всё направлено к одной цели: чтобы мы очистились, чтобы мы стали лучше, чем были, чтобы мы могли оправдать эту высочайшую честь и доверие, которую оказывают нам святая Церковь и сам Господь, оставляя нас здесь «на свещнице» (Мф. 5:15). Потому что, как сказано в чине пострига, - "монах светильник должен быть мiру".

Будем помнить об этом, стремиться к этому. Помогай вам Бог. Пресвятая Богородица, те святые, имена которых вы сегодня получили, и, конечно же, наши отцы преподобные Сергий и Герман Валаамские чудотворцы, к которым и сделайте сейчас свои первые шаги в монашеской жизни».


«Великое дело – пострижение во святый ангельский образ. Велика и таинственна сила, заключающаяся в его священнодействии, направляемая к тому, чтобы человек стал ангелом по образу внутренней своей жизни, ибо ангелы бестелесны и вещественный образ не может уподобиться им», – говорит в своих «Письмах к новоначальной инокине» духовная дочь святого праведного Иоанна Кронштадтского, основательница и возобновительница восьми женских обителей игумения Таисия (Солопова).

Это как бы второе крещение, в котором человек вновь перерождается и обновляется. В знак этого нового рождения он навсегда совлекается своих мирских одежд, как всего своего ветхого человека (Ефес. 4, 22), и приемлет перед святым Евангелием, как от руки Самого Бога, одежду новую, облекаясь в нового человека (Ефес. 4, 24) о Христе Иисусе.

Новопостриженные валаамские братья очень разные, и по возрасту, и по своему мирскому прошлому, и монастырскому опыту. Один из них был простым рабочим и воцерковился в зрелом возрасте. Второй имеет прекрасное светское и духовное образование, а также опыт работы в Патриархии. Другой брат пережил опыт расцерковления и потери своей детской веры в молодые студенческие годы, после чего, уже более сознательно вновь вернулся в лоно святой Церкви, а потом приехал в монастырь. Следующий брат прожил очень тяжелую и скорбную жизнь, успев наделать немало ошибок, прежде чем, уже совсем в немолодом возрасте, обратился ко Христу.

Также и в монастыре они подвизаются не одинаковые сроки, но Господь зрит на сердце, и через Игумена и духовников, промыслительно открывает Свою волю о времени пострижения того или иного брата.

Этих с виду совсем разных братьев объединяют одни и те же вещи — это искреннее желание всецело посвятить себя на служение Богу, пребыть в монастыре и постническом житии даже до смерти, распять себя миру и греховным страстям, быть верными Евангелию и монашеским обетам даже до крови, запечатлеть в сердце своем неусыпное призывание сладчайшего Христова Имени.

В знак своего твердого произволения и свободной воли, постригаемые братья трижды собственноручно берут со святого Евангелия ножницы и подают их Игумену. Для них это последний шанс, когда они еще могут отказаться от монашеского пострига. Такие случаи в монастырях крайне редки, но все же бывают. Когда брат слышит из уст Игумена страшные монашеские обеты и осознает всю ответственность, которая сейчас ляжет на его немощные плечи, он в решающий момент отказывается от пострижения, желая еще больше подготовиться к этой непростой, многоскорбной и даже опасной жизни, а иногда, увы, решает и вовсе никогда не принимать постриг. Впрочем, лучше, пожалуй, его не принимать, чем постричься, живя не каясь в своих падениях, попирая монашеские обеты, быть рабом своих страстей и таким образом сделаться посмешищем для бесов и позором для людей.

После подачи ножниц, совершается крестообразное пострижение власов во имя Святой Троицы. По толкованию святых отцов, через это монах приносит Господу, как жертву, как бы часть своего тела, так как посвящает Христу всего себя, отвергая все излишнее и мирское. Именно в этот момент постригаемому дается иное имя – в ознаменование того, что он оставляет свою прежнюю жизнь и начинает совершенно новую, всецело посвящая себя Богу. Отныне братья будут носить святые имена в честь преподобного Германа Валаамского, апостола Нафанаила, священномученика Анфима Сарайского, священноисповедника Вассиана, архиепископа Тамбовского.

Пожелаем нашим братьям до конца претерпеть все ожидающие их искушения и постараться жить достойно высокого монашеского звания, не надеясь на свои немощные силы, но уповая на всеблагую Божию помощь и благодать.

Фото

Рекомендуем

Подать записку в монастырь через сайт обители

Неусыпаемая Псалтирь – особый род молитвы. Неусыпаемой она называется так потому, что чтение происходит круглосуточно, без перерывов. Так молятся только в монастырях.

Видео 190020

Приложение «Валаам»

Подать записку
Пожертвования
Газета «‎Свет Валаама»

Фото

Другие фото

Видео

Другие видео

Погода на Валааме

+17°
сегодня в 19:01
Ветер
3.6 м/с, ЮВ
Осадки
0.0 мм
Давление
756.9 мм рт. ст.
Влажность
68%