Наш Василь-Васильич (часть первая)

В Троицкую родительскую субботу давайте вспомним добрым словом Василия Васильевича Кирсанова (1943–2023), без остатка отдавшего Валаамской обители более двадцати пяти лет своей жизни на очень хлопотливой должности помощника монастырского эконома.
03.06.2023 Трудами братии монастыря  2 762

11 мая 2019 года. Фото инока Иоанна
11 мая 2019 года. Фото инока Иоанна
Вася Кирсанов родился 11 сентября 1943 года в многодетной семье, во время Великой Отечественной войны, в селе Алексеево Бельковского района Рязанской области. Жил и учился там до пятого класса.

Спустя много лет Василий Васильевич написал трогательное стихотворение, посвящённое родным местам и близким людям. Кроме того, в этих строчках проглянула душа строителя-созидателя; невольно убеждаешься, что свою профессию автор выбрал неслучайно:

"Моя Родина - Русь..."
Моя родина – Русь, деревня,
Домик старенький на краю,
И вернусь я в него, наверное,
Даже в последнюю минуту свою.

Меня встретит берёза у дома,
Пожелтевшей листвой шелестя...
Всё желанно мне здесь, всё знакомо,
Жаль мне, мама, – не будет тебя.

Как не стало уже и деда,
Ведь четыре войны он прошёл,
А вернувшись домой с Победой,
Дома старого он не нашёл.

Но глядел он на всё с улыбкой,
С доброй лаской в морщинках глаз,
И летели года лёгкой дымкой,
Пролетают они и сейчас.

Моя родина, Русь, я вижу
В опустевших твоих деревнях
И берёзок печаль, и вишен…
И упрёк стариков в глазах.

Да, упрёки эти понятны:
Ведь же выдержав тяжесть войны,
Вы достойнее жизни достойны,
Чем сумели создать для вас мы.

***

В 1955 году вся семья из-за болезни матери, страдавшей от малярии, переехала на Урал, в город Дегтярск, окружённый со всех сторон месторождениями медной руды и серного колчедана.

Этот городок, в то время небольшой рабочий посёлок Дегтярка, известен тем, что в нём в конце двадцатых годов вместе с родителями-специалистами провёл несколько детских и юношеских лет будущий президент США Ричард Никсон. А через тридцать лет, будучи уже вице-президентом, во время «оттепели» добравшись до Урала, он неожиданно для властей попросил отвезти его в Дегтярск. Там Никсон несколько раз внезапно останавливал кортеж, выходил из машины и активно общался на улицах с местными жителями, не взирая на органы безопасности.

Меньше, чем через год, 1 мая 1960 года, именно над Дегтярском был уничтожен американский самолёт-шпион U-2. Это известный факт, но не все знают, что огнём ПВО вместе с ним по ошибке был сбит также и советский перехватчик МиГ-19. Трагедия в небе разыгралась прямо во время первомайской демонстрации и наш истребитель мог врезаться в скопление народа, если бы не героический поступок лётчика Сергея Сафронова — он сумел отвести горящий самолёт за город, спасая человеческие жизни, при этом лишившись своей.

Мемориал военному лётчику старшему лейтенанту Сергею Сафронову в Дегтярске
Мемориал военному лётчику старшему лейтенанту Сергею Сафронову в Дегтярске

***

Вернёмся к нашему Васе.

В 1957 году он окончил школу-семилетку в Дегтярске и поступил в Свердловский монтажный техникум.

Когда Василий жил в Свердловске, каждый год он на летние каникулы уезжал в Тверскую область к своему деду Петру в деревню Большой Бор. Всё лето жил там и работал — помогал деду, пас коней... Дед Пётр прошёл несколько войн: гражданскую, советско-финскую, Великую Отечественную и советско-японскую. Вернувшись в конце 1945 года с последней войны, он жил в этой деревне и работал конюхом.

И вот, летом после первого курса, когда Васе было четырнадцать лет, он поехал к деду Петру. Дед ждал его на станции Селижарово, но парень проспал эту станцию. Проснувшись, он сошёл с поезда уже на следующей. На платформе никого не было, и Василий пошёл пешком. Прошёл сначала двадцать километров до Селижарово, а потом ещё пятьдесят до Большого Бора.

Василий Васильевич вспоминал, что, когда он шёл в ночной темноте мимо леса, видел среди деревьев горящие волчьи глаза. Но ничего, тогда ещё совсем мальчишка, он дошёл до дома и успокоил деда. Вот такой случай был в его жизни.

***

В годы учёбы на практике Василий принимал участие в строительстве первого в областном центре широкоэкранного кинотеатра «Мир», потом трудился на стройке нового цеха Первоуральского новотрубного завода, одного из крупнейших предприятий России и Европы по выпуску стальных труб.

Василий Кирсанов - крайний в нижнем правом углу
Василий Кирсанов - крайний в нижнем правом углу

После успешного окончания техникума по специальности «Промышленное и гражданское строительство» в 1961 году Василий попадает в столицу — Москву, откуда начинает свою многолетнюю кочевую трудовую деятельность в коллективе «Спецжелезобетонстроя» — единственного в Советском Союзе строительно-монтажного треста по возведению специальных высотных сооружений из монолитного железобетона.

Попросту говоря, восемнадцатилетний Василий Кирсанов вместе с товарищами начинает строить огромные дымовые трубы высотой от 100 до 250 метров на крупных комбинатах и ГРЭС — районных и региональных электростанциях. Сначала рабочим-трубоукладчиком, потом монтажником на высотных сооружениях... до руководителя ещё далеко...

***

На строительство Останкинской телебашни Василий не попал, потому что в 1963 году его призвали в армию, в военно-воздушные силы. Служили тогда три года. Первый из них Василий провёл в учебной части около города Канска в Красноярском крае. Там же он совершил свой первый прыжок с парашютом.

Последующие два года Василий служил в Дальней авиации старшим воздушным стрелком-радистом на сверхзвуковом стратегическом бомбардировщике Ту-22. Аэродром располагался близ города Тарту в Эстонии, но маршруты учебных и дежурных полётов пролегали над странами Варшавского Договора и всей европейской частью Советского Союза до Сибири.

Армейские товарищи
Армейские товарищи

После демобилизации Василий вернулся в родной трест и продолжил созидательную деятельность в различных уголках СССР: Украина, Белоруссия, Азербайджан, Узбекистан, Эстония, Литва, Мурманск, Кронштадт, Липецк, Мценск, Череповец, Новгород, Краснодар, Ленинград, Лодейное поле, Карелия…

***

Параллельно с работой Василий в 1967 году поступил на заочное отделение Ленинградского инженерно-строительного института. Когда сдавал документы, познакомился с будущей супругой.

Из воспоминаний Елены Михайловны Кирсановой:

Пройти конкурсный отбор и поступить учиться в ЛИСИ (теперь он называется Санкт-Петербургский архитектурно-строительный университет) всегда было делом нелёгким.

Но Василий Кирсанов был молод, силён, уверен в себе. Поступил в вечернюю школу, взял в руки учебники и снова начал грызть гранит науки.

Сдавать документы в институт он приехал в последний день — раньше не мог вырваться — и встал рядом с белобрысой девчонкой, одновременно вместе с ним положившей документы на стол перед сотрудницей приемной комиссии. Та подняла голову и, взглянув на них, удивлённо спросила: «Вы брат и сестра?»

Не дожидаясь ответа, выдала обоим направление для проживания в общежитии института, расположенном в Старом Петергофе. Василий посмотрел на Бог весть откуда взявшуюся «сестрицу» и добродушно предложил: «Поехали в общежитие устраиваться. Давай твою сумку, помогу нести».

Иван Шишкин. Дубы в Старом Петергофе. 1891
Иван Шишкин. Дубы в Старом Петергофе. 1891

Общежитие Ленинградского инженерно-строительного института располагалось в красивейшем здании. Расположенный вокруг него парк изобиловал тенистыми тропинками, каменными мостиками, хранящими былую красоту царственных мест.

Знаменитый русский художник Иван Иванович Шишкин запечатлел удивительную красоту этих мест в знаменитой работе «Дубы в Старом Петергофе».

Знал ли тогда Василий Кирсанов, что эту историю с сумкой они будут много лет часто и с удовольствием вспоминать? Носить сумки невесть откуда объявившейся «сестрицы» Василию пришлось всю жизнь.

Этот эпизод может служить лучшим подтверждением справедливости древней истины, высказанной когда-то Платоном: «Заботясь о счастье другого, зачастую находишь своё собственное…»

***

До конца семидесятых Василий переезжал вместе с семьёй с одного места работы на другое. В 1972 году в городе Мценске родилась дочь Лидия, через год ещё одна дочка — Ольга. Когда подошла пора девочкам идти в школу, необходимо было остановиться. На семейном совете местом постоянного проживания был выбран родной город Елены — Петрозаводск, в самом центре которого стоял большой деревянный дом, построенный её прадедом ещё до революции.

С дочерью Лидой. Мценск, 1972 год
С дочерью Лидой. Мценск, 1972 год

Так совпало, что через пару лет на заседании горсовета было решено снести в этом районе старые здания под новостройки, и жителям, естественно, предоставили новые квартиры. Семье Василия Васильевича выделили трёхкомнатную квартиру в живописном районе Ключевая недалеко от Онежского озера, куда все с радостью ходили купаться.

Вообще надо сказать, что Василь-Васильевич всегда вёл здоровый образ жизни, закалялся. Он очень любил бег, кроссы, не раз принимал участие в соревнованиях, массовых забегах, двадцатикилометровых полумарафонах.

Два года ходил в клуб любителей зимнего плавания, купался в проруби, но потом признал это занятие не очень полезным для своего здоровья. У Василия Васильевича было повышенное давление, два его родных брата умерли от инфарктов в возрасте около сорока лет.


Землетрясение в Армении

В 1988 году строительное управление, в котором Василий Васильевич работал главным инженером сократили, и он на некоторое время остался без работы. В это время в Армении произошло очень разрушительное Спитакское землетрясение. Погибло несколько десятков тысяч жизней, около ста сорока тысяч человек стали инвалидами, полмиллиона остались в начале зимы без крова.

В этой беде пострадавшим помогал весь мир, кто чем мог. Для ликвидации последствий и восстановительных работ по всей стране на предприятиях организовывались рабочие отряды, которые незамедлительно отправлялись в Армению. Был составлен такой отряд и в Карелии. Руководителем его назначили Василь-Васильевича, поскольку он обладал к тому времени огромным опытом работ с различным контингентом, в том числе и в союзных республиках.

После землетрясения в Армении. Зима 1988-го года
После землетрясения в Армении. Зима 1988-го года

Василий Васильевич вспоминал:

— Наш карельский отряд через Москву добирался. Человек двадцать пять нас было. Мы собирались сразу после приезда начать работать, поэтому везли с собой инструмент и необходимое питание на десять-двадцать дней, не помню уже… Но вот что интересно. Мы прибыли в Москву из Петрозаводска поездом. Нам: «Вы куда?» — «В Армению». На следующий день нам всё бесплатно приносят, говорят: «Мы тем, кто в Армению едет, всё бесплатно делаем».

Сели мы на поезд «Москва – Ереван». Смотрим на табло: туда поезда уходят по расписанию, а оттуда не приходят... Ведь положено каждый день приходить и уходить, а они там задерживаются на несколько суток. Нет их. И отсюда посылают уже не фирменные ереванские поезда, а сборные из разных вагонов. Вот и мы на таком сборном поезде поехали.

Пока ехали мимо Спитака, смотрели, как всё разрушено. Спитак маленький городок, дома все глинобитные. Ни одного серьёзного здания я не видел там, даже двух-трёхэтажных не видел. Ну, развалины, конечно, одни развалины... И когда проезжали по горам, смотришь, — через гору идёт трещина. От Спитака и насколько видно, — прям трещина в горе! Такая широкая, по крайней мере, не один метр, а много метров! Вот такие картины я видел... Очень меня поразило, что такое землетрясение было, — горы трещали!

Приехали в Ленинакан, на вокзале сели. Вокруг темно, света нет. Только тусклая лампочка на вокзале. Я пошёл узнать, как нам быть: никто не встречает, телефонов нет, транспорта нет, трамваев нет… Только люди вокруг ходят.

И вдруг что-то загрохотало, все побежали, а мы стоим посередине вокзала. Куда нам бежать, у нас вон сколько вещей… Когда всё стихло — люди стали обратно возвращаться. Они думали, что опять землетрясение началось, а оказалось — многоэтажный дом рядом обрушился.

Мы зимой приехали, сразу после Нового года. Ночью до минус 27-ми, а днём намного теплее. Когда на место приехали и палатку разбили, осмотрелись — рядом стоит палатка с надписью «Курск», за ней «Архангельск»... Было так: рабочие трудились по два месяца, потом сменялись. А мне пришлось около года быть бессменно. Иногда потряхивало. Я думаю, десяток толчков мы точно пережили. Причём как-то так… привыкли, одним словом.

Восстанавливали из руин город Ленинакан, его тогда почти с землёй сравняло, очень много было разрушено. Наш отряд построил бетонно-растворный завод, столовую, первый детский сад...

А когда вернулись, организацию нашу расформировали, и я опять остался без работы…

***

От имени Коллегии Министерства жилищно-гражданского строительства РСФСР Кирсанову В.В. была объявлена благодарность за самоотверженную работу в составе объединения "Росгражданстрой" и выполнение интернационального долга по восстановлению г. Ленинакана Армянской ССР, пострадавшего от землетрясения.

О валаамском периоде жизни
Василия Васильевича Кирсанова
мы расскажем в следующий раз.


Фото

Рекомендуем

Подать записку в монастырь через сайт обители
Подать записку в монастырь через сайт обители

Неусыпаемая Псалтирь – особый род молитвы. Неусыпаемой она называется так потому, что чтение происходит круглосуточно, без перерывов. Так молятся только в монастырях.

Видео 438399

Приложение «Валаам»

Пожертвования
Трудничество

Фото

Другие фото

Видео

Другие видео

Погода на Валааме

+22°
сегодня в 21:22
Ветер
0.0 м/с, ВЮВ
Осадки
0.0 мм
Давление
759.2 мм рт. ст.
Влажность
81%