rus | eng
RSSВеб-камера

Апостолы и апостольство Церкви

Публикации
Апостолы и апостольство Церкви Апостольский статус Церкви отображен и исповедуется в Символе веры: «Верую … во Единую, Святую, Соборную и Апостольскую Церковь».

Зачастую сегодня понятие апостольства Церкви сводится исключительно к тому, что христианская община была основана личностями, жившими в конкретный исторический период времени – апостолами Иисуса Христа. Этот смысл, безусловно, важен для церковного сознания, но надо отметить, что он не исчерпывает это понятие целиком. Как видится, апостольство можно понимать в нескольких фундаментальных значениях. Во-первых, оно есть некая особая форма отношения человека и Бога. Во-вторых, форма служения христиан в мире. И, наконец, в-третьих, историческая и сверхисторическая преемственность Церкви Божией. Эти три смысла и измерения апостольства мы и попытаемся кратко рассмотреть.

Греческое слово ἀπόστολος переводится на русский язык как «посол». Понимание учеников Христовых как апостолов вытекает из слов Самого Спасителя: «Вот я посылаю вас, как агнцев среди волков» (Мф. 10:16). Понятное, на первый взгляд, значение этой заповеди не может быть, однако, постигнуто во всей ее глубине, если мы не осознаем, кем именно ученики являются для Господа в Евангелии.

Фундаментальное отношение Христа к апостолам отображено Иоанном: «Я уже не называю вас рабами, ибо раб не знает, что делает господин его; но Я назвал вас друзьями, потому что сказал вам все, что слышал от Отца Моего» (Ин. 15:15). Что означает в Евангелии быть другом Божиим? Ученики в этих текстах предстают перед нами людьми, в которых очень много человеческого: им знакомо и малодушие, и тщеславие, и даже предательство. Их нельзя назвать героями, в том значении, в каком Божественное избранничество мыслит, например, античная мифология. Однако, в них есть нечто большее, что дороже всякой героики и высокого пафоса: детское, почти наивное стремление быть со Христом, идти за Ним, не зная до конца значения, смысла Его миссии на земле. Это лучше всего заметно на примере слов апостола Петра: «Господи! к кому нам идти? Ты имеешь глаголы вечной жизни» (Ин. 6:66). Он произнес это в один из наиболее драматичных моментов Евангелия, когда множество, казалось бы, верных учеников отходят от Христа, не поняв Его слов: «Ядущий Мою Плоть и пиющий Мою Кровь пребывает во Мне, и Я в нем» (Ин. 6:56). Вряд ли мы можем сказать, что Петр в то мгновение понял своего Учителя, но, в отличие от многих, он смог распознать в этих словах нечто такое, что заставило его, взрослого и здравомыслящего человека, не отступиться, но наперекор всему: логике, людскому мнению, продолжить свой путь со Спасителем.

Таково измерение дружбы в Евангелии: способность, несмотря ни на что, быть со Христом. Таким образом, первое и главное определение апостольства – быть другом Божиим. Эта форма личностных отношений распространяется и на апостольство Церкви: она, в этом смысле, есть «сообщество» друзей Христа, следующих Его путем. Это прекрасно иллюстрируют церковные молитвословия: «В путь узкий ходшии прискорбный, вси в житии крест, яко ярем вземшии и Мне последовавши верою, приидите насладитеся, ихже уготовах вам почестей и венцев небесных».

В свете сказанного становится более понятным смысл послания апостолов. Они призваны не только нести некое религиозно-философское учение, но и открывать людям истину о том, что Бог изволил дать им Себя как Друга и Спасителя, а не в качестве некоего абстрактного Абсолюта, которому нет дела до человека с его скорбью и радостью, отчаянием и счастьем. В этом суть апостольского и христианского служения в мире. При всех своих несовершенствах мы продолжаем нести человечеству свет Бога, который есть Любовь. Это означает и определенную форму отношений между нами, как христианами: «Заповедь новую даю вам, да любите друг друга; как Я возлюбил вас, так и вы да любите друг друга» (Ин. 13:34).

В словах, сказанных апостолом, приходит Сам Христос: «Кто вас принимает, принимает Меня» (Мф. 10:40). А через Него мы входим в общение с тайной троического бытия: «Кто принимает Меня, тот принимает пославшего Меня», ибо «Я и Отец – одно» (Ин. 10:30). Посланничество учеников неотделимо от события Пятидесятницы. Сила и жизнь апостольского слова есть сила и Жизнь Святого Духа: «Вы примете силу, когда сойдет на вас Дух Святый; и будете Мне свидетелями в Иерусалиме и во всей Иудее и Самарии и даже до края земли» (Деян. 1:8).

Пятидесятница, в этом смысле, есть, прежде всего, чудо озарения Духом, чудо понимания рыбаками последних пределов смысла истории человечества, Космоса, мира горнего и мира дольнего. Поэтому центральное служение Церкви состоит, как не абсурдно бы это прозвучало, в самом факте ее бытия, задуманного Богом от сложения мира. Через нее проходит альфа и омега истории, в ней Господь, через Евхаристию единит Себя со всем творением, через нее люди озаряются знанием божественного.

Таким образом апостольство, будучи, в первую очередь, формой отношения человека и Бога, есть открытие этого отношения для Вселенной. Через посланничество апостолов Христос дарит Себя людям.

Наконец, апостольство определяет бытие Церкви как исторической реальности. Церковная иерархия через таинство рукоположения ведет свое начало от учеников Христа. Тем самым, в лице каждого епископа, пресвитера и диакона, мы видим как бы «потомков» тех двенадцати присутствующих на первой Евхаристии, совершенной Самим Богом. В хиротонии Дух Святой приобщает человека к тайне исторической Пятидесятницы.

При этом апостольская преемственность отсылает нас, скорее, не к событиям истории как таковой, но к сверхисторической сущности Церкви, основанной Богом в момент создания мира. Ибо в предвечном троическом Совете Промысл Божий о человеке подразумевал и воплощение, и смерть, и Воскресение, и Пятидесятницу. Бог захотел создать такой мир, который Он любит. Он захотел сотворить человека, которому Он откроется и отдаст Себя. В этом проявлена суверенность божественной воли, не опирающейся ни на какие внешние критерии логики.

Однако Бог исторически не обусловлен, в отличие от человека. Именно поэтому воплощение состоялось и в условиях отпадения человека от своего Творца. Через Христа мир снова восходит к знанию Бога, которым Адам обладал в Эдеме. Это знание несет, хранит и передает Церковь.

Поэтому можно сказать, что апостольское преемство означает, прежде всего, преемство сверхисторической сущности Церкви, а не ее форм, определенных различными эпохами. Церковь в своем предельном измерении не объект истории, но ее субъект, реальность, через Евхаристию дающая жизнь миру, являющаяся его светом и солью.

Св. Дионисий Ареопагит называл Церковь таинством таинств. Она таинственна в том смысле, что неизменно тождественна первой Евхаристии, совершенной Христом в сионской горнице. Это отображено в молитве, которую мы читаем перед Причастием: «Вечери Твоея тайныя днесь, Сыне Божий, причастника мя приими…». Апостольское преемство, в свою очередь, обеспечивает возможность вхождения верных в сакраментальное внеисторическое время, в котором Сам Бог преподает Свои Тело и Кровь. Евхаристия неизменна, она одна во все эпохи. Конкретные формы управления Церковью могут меняться, но ее причастность Тайной Вечери всегда остается одной и той же. Поэтому преемство иерархии не стоит воспринимать как некий формальный принцип по аналогии, скажем, с законами династического наследования: оно не является постоянной передачей власти, понятой в ее мирском значении.

Когда говорят, что без епископа нет Церкви, или что Церковь заключена в епископе, то имеют в виду только следствие дара благодати (харизмы), полученной им в хиротонии. Последняя возводит епископа (а через него и пресвитера) в реальность Пятидесятницы. При этом епископат не является изолированной от Церкви «властной верхушкой», некой правящей политической элитой. Напротив, если верно, что без епископа нет Церкви, то верно и другое: епископа нет вне Церкви. Он действует одновременно in persona Christi (от лица Христа) как преемник апостолов и in persona ecclesiae (от лица Церкви) как представитель общины в данном месте и в данное время.

Необходимо осознавать еще и то, что через иерархию преемником апостолов становится весь народ Божий. Об этом пишет свт. Филарет Московский: «Все верные, объединенные священным преданием истины, все вместе и все преемственно собраны Богом в Церковь, которая есть истинная хранительница священного предания».

Так кратко можно описать те интуиции, которые богословие вкладывает в апостольство. Поэтому праздник святых апостолов Петра и Павла есть не просто дань уважения великим людям, но память тех, чьими устами и жизнью явил Себя миру Христос, благодаря которым мы и знаем Христа, принимая участие в Его спасении и крестной любви. Вспомним в конце два текста из богослужения этого Праздника: «Петре, апостолов основание, каменю Христовы Церкве, христианов начало, паси овцы твоего двора славно. Ангцы твоя сохрани от волков льстивых, избави стадо твое от напастей лютых. Тя бо, молитвенника к Богу неусыпна, стяжахом воистинну и о тебе хвалящеся спасаемся вси»; «Павле, языков ловче, христиан предстателю, вселенныя светильниче, уста номолчна Христа Живаго Бога, обтекий, якоже солнце, концы вся проповеданием Божественныя веры, разреши от ух греховных вся восхваляющия тя и красящияся молитвами твоими».



Валаамский монастырь нуждается в Вашей помощи для восстановления Зимней гостиницы после пожара
12.07.2016

Помощь монастырю

Пожертвовать на:
Сумма:


Братья и сестры, ознакомиться с более подробной информацией о возможных способах помощи монастырю можно здесь.