Человек с огромным, чистым сердцем и доброй душой

Воспоминания о Сергее Анатольевиче Недошивине, человеке, посвятившем Валааму много лет и сил своей жизни.
30.10.2019 Трудами братии монастыря  1 929

Человек с огромным, чистым сердцем и доброй душой
З1 октября прошлого года на Валааме скоропостижно ушел из жизни земной в жизнь вечную Сергей Анатольевич Недошивин. Ему было 63 года. Человек оригинальный и творческий. Многие его помнят как коменданта гостиницы «Зимняя» и плавучей гостиницы теплохода «Адмирал Кузнецов».

Дорогой Сергей Анатольевич, как немного мы о Вас знаем! Родился он 9 июня 1955 года. Как рос, где учился — нам неизвестно. Знаем, что работал учителем физики. Вы жили безызвестной для нас жизнью до 1984 года, пока не приехали на Валаам. Вот этой Валаамской историей жизни, к которой в большей или меньшей степени мы были сопричастны, и поделимся друг с другом. Это не биографическая статья. Это валаамская жизнь Недошивина Сергея в воспоминаниях.

* * *

Помню, приехал Сергей на Валаам летом, примерно в 1984 году с друзьями. Предложил свою помощь на Воскресенском скиту. К тому времени он работал в школе, и долгий отпуск позволял провести всё лето на Валааме. Следующим летом приехал один. Работал как волонтер полдня, помогал делать баню, проводить электрику. А еще год спустя приехал и впоследствии стал сотрудником государственного музея-заповедника и в итоге остался на Валааме.

В 1989 году мы разделили быт в Смоляном доме на две семьи. Общались близко. Помню, как Сережа увлекся идеей построить яхту. Он раздобыл железный корпус спасательной шлюпки, который в те годы стоил дорого. Практически все свободное время Сергей тратил на переоборудование этой шлюпки в яхту. На последние деньги закупал фанеру, клей. В то время это было в ужасном дефиците, необходимые материалы доставались с трудом. Сергей пилил, строгал, мастерил свою яхту. В таком режиме прошло два года. Все у него было, - и кубрик, и отсек для двигателя (брат ему помог приобрести двигатель). Мы все ходили смотреть на результат его трудов, а Сережа охотно рассказывал и проводил по яхте экскурсии. Горел очень этой идеей. Несколько раз он на этой яхте выходил в Ладогу. А потом вдруг неожиданно продал ее.

Пока Сергей мастерил яхту, параллельно он отточил свои навыки в строительстве. А когда погодные условия не позволяли заниматься яхтой, он по книге учился перекладывать печки. Таким был Сергей, увлекающимся, а потом мог охладеть к идее. Но приобретенные навыки и умения с ним оставались.

Работать с Сергеем было хорошо, он возлагал на себя все вопросы по хозяйственной части. Сейчас такого работника не найти, заменить его сложно будет. Умел быть хорошим специалистом, не гнушался любой работы, все мог сделать сам, своими руками. Был трудягой, на него всегда можно было положиться.

Рудин Владимир Васильевич

* * *

Человек с огромным, чистым сердцем и доброй душой

С Сергеем Анатольевичем Недошивиным мы познакомились и подружились почти 30 лет назад на Валааме. Он работал зам.директора по общим вопросам в Валаамском музее-заповеднике и постоянно помогал нашей Валаамской экспедиции в решении повседневных рабочих и бытовых вопросов. Жили мы тогда в корпусах бывшей турбазы на Красном (Воскресенском) скиту, а работали в здании тогда ещё монастырской бани. Проблем было много, быт не обустроен, лодок для работы не было, но жили весело и беспечно, как все студенты. Сергей Анатольевич приглядывал за нами и всегда помогал чем мог. Опекал…

В 1996 г. судьба забросила нашу экспедицию на метеостанцию, туда же она забросила и Сергея Анатольевича Недошивина. С тех пор мы уже работали почти все время вместе. Вся наша экспедиция была вынуждена перебраться на метеостанцию, так как корпуса турбазы были демонтированы. Сергей Анатольевич в это же время стал работать дизелистом на метеостанции. Но это просто сухие факты, не передающие атмосферу того времени и нашей жизни…

Время было трудное, жили плохо, метеостанции тогда закрывались одна за одной. Метеостанция на Валааме выжила во многом благодаря энтузиазму сотрудников. В первую зиму пришлось особенно сурово, тогда на продукты для станции скидывались многие ребята из Валаамской экспедиции. И, конечно, очень нам помогал Сергей Анатольевич. Если бы не он, то этот несчастный дизель просто бы умер и тогда бы станция уже не выжила.

Даже в то время наш Анатолич постоянно мечтал! Он очень хотел, чтобы исследования природы Валаама не загнулось. Он, как и мы все, был уверен, что на Валааме надо строить научную станцию, чтобы могли приезжать студенты разных ВУЗов и сотрудники научных институтов, – изучать и наблюдать уникальную природу Валаамских островов и Ладоги вокруг. Тогда это казалось несбыточной мечтой. Но он упрямо приносил нам проект за проектом лаборатории. У него была мечта использовать оружейные круги, оставшиеся после финнов, в одном из которых у метеостанции располагался дизель, а другой просто никак не был задействован. И вот именно там Сергей Анатольевич мечтал устроить лабораторию. Никогда не забуду этот промозглый ноябрьский вечер и этот горящий взгляд, как было всегда, когда в его голову приходила идея, и он понимал, как ее можно воплотить в жизнь. С этими горящими глазами он ворвался тогда в комнату «Синего» дома на метеостанции и начал нам излагать этот абсолютно сумасшедший проект лаборатории в одном из оружейных кругов. Тогда у него была идея сделать стеклянную крышу у лаборатории, и он заранее предвкушал, как проходящие теплоходы в осенний период будут любоваться «летающей» тарелкой над метеостанционным мысом. Этой мечте не суждено было сбыться.

Потом был Природный парк. Именно Сергей Анатольевич Недошивин был одним из тех, кто продвигал на Валааме организацию Природного парка, чтобы сберечь уникальную природу острова.

Много всего изменилось с тех пор, менялись начальники и сотрудники, упрощался быт на метеостанции. Лет пять назад сделали ремонт «Синего» дома, и он внезапно стал «Желтым», ремонтировали и покупали новые дизели, и везде был Недошивин. А потому что без него было бы никак. Только он мог всех быстро организовать, запустить процесс, сам активно поучаствовать.

В 2005 г. началось строительство нашей Учебно-научной станции «Валаам», Сергей Анатольевич становится ее строителем и бессменным комендантом. И постоянно этот горящий взгляд с новыми гениальными или безумными, что часто одно и тоже, проектами. Его способность сразу «врубаться» в проблему и находить решение была воистину фантастической. Это был очень талантливый человек, вечно ищущий и жаждущий жизни. Ему было интересно все новое. Вечно на бегу, постоянно с трезвонящим телефоном, загруженный «выше крыши». Он жил на предельной скорости.

Кто-то много лет работал с Сергеем, кто-то соприкасался с ним мельком, но в душе и жизни каждого – и в этом я абсолютно уверена – он оставил яркий след! Очень сложно писать о таком живом, неординарном, родном человеке, тем более в прошедшем времени. Просто невозможно… Для меня Валаам без Недошивина не мыслим…

Воякина Екатерина Юрьевна

* * *

Человек с огромным, чистым сердцем и доброй душой

Я работала вместе с Сергеем Анатольевичем около 6 лет. Сначала в гостинице «Зимняя», потом в гостинице «Адмирал Кузнецов», и очень много времени проводила рядом с ним.

Сергей Анатольевич был очень добрым и отзывчивым человеком. Он всегда всем помогал. В этом смысле я училась у него и учусь, вспоминая о нем. Мне бы хотелось обладать таким же качеством, и быть похожей на него. Он умел помогать независимо от того, кем для него являлся человек, – друг, гость, сотрудник, рабочий, или незнакомец, он старался помочь всем.

Он любил людей и всегда личностно относился к человеку, старался понять человека и учитывал индивидуальность каждого. На работе разрешал все конфликты самостоятельно. С теплом относился к постояльцам и люди любили его за такое отношение.

Ещё он был очень трудолюбивым. Старался все сделать сам и не обременять других. Умел доводить начатое дело до конца.

Сергей Анатольевич был альпинистом. Если он не находился в горах, то он думал о них. Смотрел, читал, вдохновлялся и мечтал, куда поедет в очередной раз.

Он очень любил природу и заражал нас своей любовью, показывая разные прекрасные уголки Валаама. Мы его глазами смотрели на природу Валаама, и он часто открывал нам особенные, укромные места острова.

Оксана Макарова

* * *

Сергей Анатольевич… Про себя я его называла Сергей Валаамыч. Казалось, он весь пропитан Валаамом, его ветрами, скалами, духом. Когда кто-то из паломников многократно возвращался на остров, Сергей Анатольевич довольный и радостный подводил итог: «А Валаам-то зацепил. Теперь не отпустит». И радовался как мальчишка!

Его очень важной чертой было стремление помогать людям. И делал он это просто, без помпы. Не выпячивал себя. Многое делал втайне от человека, которому стремился помочь.

Сергей Анатольевич интересовался судьбами людей. Переживал за них, за то, как сложится их жизнь. Он ни о ком не говорил дурных слов. Или говорил о людях светло, радостно, или с болью и тревогой. Он умел не делить людей на своих и чужих.

Однажды Сергей Анатольевич поделился своим наблюдением: «Как изменились люди, приезжающие на Валаам! Раньше приезжали как паломники. Они ехали к Богу, к святыням. Нехитрой мечтой их было причаститься на Валааме. Они очень мало внимания обращали на условия, которые им могли предоставить. Есть крыша и слава Богу! Были за все благодарны. А сейчас едут всё чаще туристы. Им комфорт больше нужен».

Ключевский, поздравляя кого-то с монашеским постригом, написал: «Поздравляю с принятием ангельского образа. Желаю не потерять образа человеческого». Как он важен этот образ человеческий! Сергей Анатольевич, без сомнения, был ЧЕЛОВЕК.

Рядом с ним всегда было хорошо. И не важно, где с ним быть: посреди города, в болоте, на вершине горы или на «Адмирале Кузнецове». Даже если вы молчите находясь рядом.

Говорят, что незаменимых людей нет. Это неправда. Конечно, придут другие. Но есть люди, после ухода которых остаются пустоты. Давайте эти пустоты заполнять светлой и благодарной памятью о них за то, что они были с нами, за то, что мы могли учиться у них, за то, что мы в этой жизни встретили такого Человека.

Я думаю, очень многие будут долго вспоминать его и молиться о нем. Ведь это он у нас был один, а нас у него было много.

Господи, упокой душу раба Твоего Сергия. Прости ему, Господи, вся согрешения его вольная и невольная, и даруй ему Царствие Небесное!

Монахиня Мариамна

* * *

Человек с огромным, чистым сердцем и доброй душой

Трудно переоценить помощь Сергея Анатольевича в решении организационных и технических вопросов создания сейсмостанции «Валаам». Он помогал поддерживать непрерывную круглогодичную работу станции. Тогда не было постоянного электроснабжения, а ветры, снегопады, промерзание помещения в зимнее время, все это накладывало специальные требования к аппаратуре и организации рабочего процесса. Основные тяготы легли на плечи Анатолича: в случае возникновения проблемы, ему приходилось идти пешком на станцию, иногда по снежной целине (машины в те годы у него ещё не было, да и дорогу на метеостанцию никто особенно не чистил) и что-то придумывать на месте из подручных материалов. Во многом именно его заслуга в том, что вот уже более 12 лет станция работает без долговременных перерывов.

Участие Недошивина в сейсмических исследованиях никогда не ограничивалось только организационной и технической поддержкой — ему всё было интересно — он принимал участие в обсуждении результатов наблюдений. После землетрясения 31.10.2010 Сергей Анатольевич по нашей просьбе организовал сбор макросейсмической информации по «горячим следам», стал соавтором научной статьи «Необычное землетрясение 31 июля 2010 года на Ладожском озере» в журнале «Геориск».

Как-то незаметно наша совместная работа переросла в дружбу. При личных встречах обсуждали какие-нибудь научные проблемы или строили планы развития станции на Валааме. Далеко не всё придуманное удавалось реализовать, но иногда какие-то детали совершенно утопических проектов Анатолича всё-таки воплощались в жизнь.

Сергей любил и хорошо знал Валаам, мне всегда казалось, что Недошивин и Остров слились в единое целое, но я никогда не думал, что эта мысль получит буквальный смысл...

Карпинский Владимир Вадимович

* * *

Иногда мне кажется, что Господь посылает Ангелов в виде людей, чтобы дать возможность окружающим что-то понять, что-то изменить, на что-то обратить внимание. Таким другом-Ангелом для нас был Сергей Анатольевич. Наша семья знала его всего 4 года, а чувство как будто мы знали его всю жизнь. Иногда мы могли подолгу сидеть молча. Этого святого молчания и доброй тихой незаметной заботы нам будет очень не хватать. Вот-вот, кажется, что мы снова приедем, его обхватят руками дети, он «закинет» чемоданы в машину, отвезёт нас в гостиницу и скажет: «ну, отдыхайте! Увидимся!». Мне тяжело принять, что этого больше не будет...

Когда мы первый раз приехали в Зимнюю гостиницу Сергей Анатольевич очень тепло нас принял. Узнал, что мы живем в Швейцарии, и сказал, что всю жизнь мечтает попасть в горы. Ах, эти горы! За 16 лет, которые мы живём в Швейцарии мы ни разу не ходили в горы. Через несколько месяцев Сергей Анатольевич приехал к нам в гости, и они с моим супругом отправились в горы. Пошли рядом с горой Монт-Бланк, говорили на разных языках, прекрасно понимая друг друга. Поднялись на высоту 2600 метров к Белому озеру.

Помню, как Сергей Анатольевич рассказывал: «поставили мы палатки и упали спать, слышу, что-то шевелится, выглядываю, вижу, что Георгий смотрит на меня из своей палатки. А небо все в звёздах… Мы негласно поняли друг друга, заварили кофе и молча сидели, смотрели на горы и на небо». Потом он приезжал ещё, останавливался в своих любимых горах, много ходил. Он знал тропы и места лучше любого гида. Как-то сказал мне: «пообещай, что покажешь своим детям горы». Обещание сдержали только в этом году. Я полюбила эти горы, как и вся наша семья. Можно сказать, что Сергей Анатольевич открыл для нас наши прекрасные горы, и для этого ему нужно было приехать с Валаама.

В памяти он остался добрейшим человеком, всегда окружал нас заботой и любовью. Он был тихий и незаметный, но мы были уверены, что он рядом, и с ним всё в порядке. Иногда, будучи на острове, Сергей Анатольевич просил: «вышли пожалуйста вид с балкончика», а с балкончика у нас видны горы. Я высылала, и это его радовало.

Дети мои его очень любили. Он стал родным для всей нашей семьи.

Последнее сообщение от Сергея Анатольевича: «вы приедете на Рождество?» Я ответила: «не знаю ещё, как Господь управит», на что Сергей Анатольевич написал: «как Господь управит, скучаю и жду!»

Мы тоже очень по Вам скучаем, дорогой Сергей Анатольевич. Я всегда буду благодарить Бога за то, что мы были знакомы. Вечная память.

Anna Tohme, Genève

* * *

Человек с огромным, чистым сердцем и доброй душой

Мне трудно сформулировать до конца кем был для меня Сергей Анатольевич. Очень близким человеком, другом, наставником. Сергей Анатольевич… казалось бы, звучит так официально, по имени и отчеству, но для меня это единое слово, единое имя, без пробела – СергейАнатольевич.

Помню, как у нас в гостинице жил котенок, и одно время мы с Сергеем Анатольевичем на протяжении трех недель спасали его, т.к. каждый раз собаки загоняли его на пихты вдоль аллеи. И вечером, мы с Сергеем Анатольевичем брали у кого-то из местных жителей стремянку, и он лез на дерево спасать котенка. А если его не было на дереве, мы прогуливались вокруг зимней гостиницы до пихтовой аллеи, и звали его. Котенок вырос в красивого кота и был боевым товарищем Сергея Анатольевича. Он ездил с ним и на машине, и, кажется, даже на лодке.

Вообще спасать – это слово, характеризующее Сергея Анатольевича. Он всегда стремился спасать. Многим помогал, особенно искренне переживал за сестер и многих деятельно выручал. Он очень сердечно относился к паломникам. Принимал всех.

Когда я приезжала в холодное время года, он меня встречал с корабля, привозил в гостиницу. В комнате было уже натоплено, светло, и меня встречал горячий чайник. Такая мелочь, но такая характерная для него!

Прощаться Сергей Анатольевич никогда не любил. Привезет на причал, махнет рукой, - «всё, давай!» и сразу уезжает.

Иногда ворчал, но я знала, что он нас всех очень любит, как и мы его.

Екатерина Иванова

* * *

Недошивин Сергей... Человек, для которого не было нерешаемых задач! Всегда чувствовалась его поддержка, надежность. Всегда знал, что когда к нему ни обратись за помощью, невзирая на любые обстоятельства он поможет, спасет и выручит. Родные люди, порой, не способны на такую самоотверженность, причем на помощь он всегда приходил, будто это главное дело его жизни!

Дмитрий Сошкин

* * *

Благодаря радушию Сергея Анатольевича я осталась работать в паломнической службе на 3 сезона, придя волонтером на пару недель. Больше всего меня поражала его неутомимость, ум и золотые руки, ведь он был уже немолодой человек, а работал так много, без устали, часто до позднего вечера. Сергей Анатольевич делал все сам, самые разные работы гостиничной службы, диапазон его дел варьировался невероятно: от сложных управленческих задач до подмены грузчика. Он не гнушался никакой работы, даже самой тяжелой и неприятной. А все что он мастерил получалось красиво и быстро. Многое в гостинице сделано его руками, например, мебель.

Сергей Анатольевич очень любил природу. С увлечением рассказывал про свои горные восхождения, интересовался путешествиями, походами. На Валааме, наверное, любимым местом для него был Скалистый Берег, где находилась метеостанция, которой он занимался долгие годы. И нас, работников гостиницы, он не раз туда водил.

Много добрых воспоминаний осталось у меня о Сергее Анатольевиче. Благодарю Бога за встречу с ним. Да дарует Господь рабу Божию Сергию Царствие Небесное, а нашим сердцам живую память о светлом человеке!

Cофия Васильева

* * *

Человек с огромным, чистым сердцем и доброй душой

Кажется, познакомились мы зимой 2013 года, когда я осталась на острове, и работала в «Зимней» гостинице горничной. Сергей Анатольевич казался мне тогда неуловимым, все время занятым, и мы боялись его беспокоить по пустякам. Помню, как он шел по коридору звеня ключами в руках, а мы почти всегда старались его поймать и спросить о чем-то по работе. Помню, как утром он приходил пить кофе и завтракать в трапезную гостиницы, смотрел новости зимой, и утро проходило тихо и спокойно. Он был всегда в курсе всего происходящего в гостинице, хотя, казалось, что он там бывает налетами.

Сильный, мудрый, спокойный, мужественный Сергей Анатольевич. Благодарю Бога, что мне посчастливилось с ним работать и жить рядом.

Мария Меньшикова

* * *

Мог поддержать в беседе праздной,
Иль дать отеческий совет,
Про выключатель однофазный,
Или как жить, не зная бед.

Он мастер был, ну на все руки,
Чего-то строил, мастерил,
Не ведал в этой жизни скуки,
И Остров искренне любил.

Ещё любил безумно горы,
О них с восторгом говорил,
Их вид могучий и суровый
Его всегда к себе манил.

Теперь глядит на нас он с неба,
Из белоснежных облаков,
Оттуда, где нет места бедам,
Свободный от земных оков.

И пусть он там, а мы чуть ниже,
Пусть нету среди нас его,
В сердцах он стал намного ближе,
Хоть без него нам нелегко.

Василий Бессонов

* * *

С Сергеем Анатольевичем я познакомилась, когда устраивалась на работу в Зимнюю гостиницу. Высокий, спокойный, с добрыми глазами и седоватой бородой, так похожий на Шишкина — он сразу располагал к себе своей интеллигентностью и скромностью.

Узнав, что я люблю цветы, он спросил: «Лимон возьмёшь? Он вон огромный вырос, за ним ухаживать надо, а в сезон не до него». Так начались наши трудовые будни…

Сергей Анатольевич стал не просто моим руководителем, но и другом. Он никогда не делил людей на своих и чужих, верующих и ищущих, любимых и не очень. К каждому он относился с большим уважением. А если кому-то была нужна помощь, то он, не раздумывая бросал всё и бежал, чтобы помочь, как будто боялся, что не успеет…

Задумывался ли он, что показывает нам пример настоящего, живого христианина? Вряд-ли, ему было не до этого. Он был постоянно в работе: договаривался, устанавливал, чинил, звонил, ездил… Чем мы с ним только не занимались. Он брался за любую, даже самую грязную и неприятную работу и никогда не «включал» начальника.

Он любил видеть других людей счастливыми. С радостью катал нас всех по острову, на метеостанцию, на лодке. А летом всегда привозил арбуз, большой-большой, чтобы на всех хватило…

Он очень любил свою семью и с гордостью рассказывал о доченьках.

Всегда ли было всё гладко? Нет, конечно. Мы спорили, обижались, но Сергей Анатольевич при любых обстоятельствах вел себя достойно, по-мужски, никогда не переходил границы, быстро отходил и сам первый предлагал чай примирения.

И среди множества дел он всегда находил время, чтобы узнать, всё ли хорошо, поддержать и подмигнуть. Именно Сергей Анатольевич помог мне в тяжелые периоды, звонил, писал, и искренне переживал за меня, как самый родной и близкий человек. И так он относился к каждому.

Сам он был очень скромным, не любил благодарностей и внимания к себе.

Он был требователен, но только к самому себе, а других оправдывал, понимал и прощал. Я ни разу не слышала, чтобы он о ком-то сказал плохо.

И вот Валаам, родные виды, причал… а Сергея Анатольевича не видно. Как так?! Он всегда встречал, а теперь нет… Не веришь и не соглашаешься, но сердце шепчет: Господь знает лучше, Сергей Анатольевич не может быть где-то в плохом месте…

Царствие Вам Небесное, Сергей Анатольевич! Я Вас очень люблю.

Анна Лягас

* * *

Человек с огромным, чистым сердцем и доброй душой

С 2015 года все четыре летних сезона я проработала у Сергея Анатольевича. Он не только руководил как начальник, но и записывал, принимал людей в гостиницу, собственноручно делал ремонт, выполнял много работы, заказывал и покупал материалы. Если ломалась какая-то бытовая техника, к примеру, стиральная машинка, он сам все чинил. Если в гостинице что-то выходило из строя, засорилась ли труба, перегорела ли лампочка, сломался ли бойлер, он готов был исправить все своими руками, как будто не существовало других работников. Оставалось удивляться, как ему одновременно удается решить столько задач, ничего не забыть, никого при этом не подвести.

Бывало, утром, в зимнее время, только встану, иду умываться, еще сонная, а он уже вовсю работает, что-то сверлит, долбит... ремонт у него кипит.

Мне запомнилось, как зимой он прислал нам посылку с фруктами из города Сортавала, и мы дружно их ели.

Он был очень добрым, мягким человеком, искренне желал всем хорошего. Не забывал своих бывших работников и волонтеров, иногда звонил им, интересовался их делами. На похоронах я услышала много хорошего о нем от других людей. Очень жаль, что его не стало...

Елена Соломенцева

* * *

Известие о кончине Сергея Анатольевича пронзило сердце болью. Было чувство, что не стало родного человека. А ведь на самом деле, я знала его не так уж долго.

Дважды приезжала волонтером на корабль «Адмирал Кузнецов». Сергей Анатольевич, как добрый волшебник помогал всем, кто обращался к нему за помощью. Он творил добро не выставляя на показ свои дела, без лишних слов. Говорил: «Давайте помолимся и будем надеяться, что получится». И все действительно получалось. Он полностью отдавал себя работе и людям, которые нуждались в его помощи. Наверное, не все давалось легко, но не было в нем усталости и раздражения от людей.

Так и остался он в нашей памяти человеком с огромным, чистым сердцем и доброй душой!

Царствие Вам небесное, дорогой Сергей Анатольевич!

Мария Дыба

* * *

Сергей Анатольевич был удивительным рассказчиком, очень много знал, разбирался в разных сферах жизни. Часто спрашивал про мою работу, про путешествия. А сам особенно любил рассказывать об острове: про растения и животных, про особенности Ладоги и погоды.

По характеру он был скромен, не любил громких слов, и поздравлений. Многие вспоминают, как поздравляли его с днем рождения, и как он старался убежать от всех этих торжественных слов. Подарки, которые мы дарили, были лишь небольшим воплощением нашей любви и уважения к нему. А сами эти вещи не были ему нужны. Он их даже иногда передаривал. Не любил похвал и благодарностей, а еще не любил прощаться, и, провожая нас, часто уходил до отправления корабля.

Вспоминаю его руки – настоящие, мужские, рабочие руки. Чего только они не делали, чего только не умели! Я думаю, их было уже не отмыть от следов его работ. Помню, когда мы делали ремонт в Зимней гостинице, Сергей Анатольевич меня учил: «Лучший шпатель – это палец!», и показывал, как замазывать щели. Он меня многому тогда научил – штукатурить, красить, и даже работать строительным феном. А потом сказал: «Тебе надо выдать диплом маляра».

Как-то зимой я не попала в заезд волонтеров на Рождество, и очень расстроилась – мечтала встретить праздник на острове. Как раз позвонил Сергей Анатольевич, я ему пожаловалась, поплакалась. Он лишь только сказал: «Не реви. Перезвоню». Через 5 минут перезвонил: «Записал тебя на завтра на корабль. Из Приозерска в час. Ждем тебя». Это было его кредо – четко, коротко, по делу! И своей решительностью и четкостью он не раз помогал и выручал многих.

Ещё с ним мы очень любили шутить. И часто, беззаботно и с юмором обсуждали какой-то вопрос, как по телефону, так и лично.

Я знаю, что Сергей Анатольевич очень любил Валаам и был искренне предан ему всю жизнь. Сезоны сменялись один за одним, а он неизменно трудился, и трудился на острове. Казалось, так будет всегда, и век его трудов не окончится...

На следующую ночь после смерти он мне приснился. Я спросила: «Как там?», а он ответил, что очень хорошо, а еще сказал, что там выдают лилии за добрые дела. Я передала ему, что мы его очень сильно любим.

Светлая память!

Христина Агапова

Рекомендуем

Подать на поминовение в монастырь через сайт обители

Неусыпаемая Псалтирь – особый род молитвы. Неусыпаемой она называется так потому, что чтение происходит круглосуточно, без перерывов. Так молятся только в монастырях.

Фото Видео 93778

Фото

Другие фото

Видео

Другие видео