RSSВеб-камера

Валаам в моей жизни (заметки волонтера)

Валаам в моей жизни (заметки волонтера) Наша жизнь в больших городах и селах зачастую становится причиной того, что мы перестаем замечать в себе то хорошее, чистое и светлое, что, на самом деле, есть в каждом из нас. Постоянная суета, насущные проблемы, неотложные дела, погоня за материальными ценностями и статусом – накладываются слоями, и мы потихоньку начинаем терять себя. Становимся грубыми, не замечаем хорошего отношения к нам, перестаем ценить самое главное, что у нас есть – наших ближних.

Сказанное случайно, необдуманное слово или необдуманный поступок, кажущийся нам вполне естественным, порой могут обидеть тех, кто находится с нами рядом. К сожалению, мы редко задумываемся о том, что наши слова и действия могут причинить кому-то боль, а если и задумываемся, то не всегда можем поступиться своей гордостью и попросить прощения. Слишком быстрый ритм жизни, который не дает остановиться ни на минуту и оглядеться, нежелание осознать и принять простые истины, идущие вразрез с собственными взглядами – все это делает нас черствыми, равнодушными и эгоистичными людьми.

Наверное, я могу назвать себя счастливым человеком, потому что постепенно я начал понимать, а самое главное признавать, что во мне все это тоже есть. И признание своих недостатков не вызвало у меня отторжения, но меня угнетало то, что я не знал, с чего начать – какой путь мне предстоит проделать, чтобы изменить свое отношение к людям, к своей жизни, к самому себе.

В далеком теперь уже 2001 году я впервые попал на Валаам в качестве туриста. Практически ничего в моей памяти о той поездке не осталось, кроме самого главного: я почувствовал себя там легко и свободно. Словно я в первый раз начал дышать, и этот воздух мне запомнился на всю жизнь. Всегда я хотел вернуться туда, пережить те воспоминания, но постоянные дела, нехватка времени и другие причины словно отводили меня от этого острова. Скорее всего, было желание просто любоваться им, возможно, даже восхищаться, но не было желания увидеть и понять его изнутри, отдать частицу себя, и самому остаться в его памяти.
dF9fHRWpyBw.jpg

Но несколько лет назад ко мне пришло понимание – мне надо многое менять в своей жизни и в своих взглядах. Я начал оглядываться вокруг и искать, что же мне может помочь, и не нашел ничего лучше тех прекрасных воспоминаний об острове. Решение вновь поехать на Валаам сложно даже назвать осознанным или продуманным. Это было именно понимание, что надо ехать, что Валаам поможет, наставит на путь истинный.

При этом мне очень не хотелось просто съездить туда, мне хотелось принести пользу! Пусть маленькую, но пользу. Поэтому я решил поехать волонтером. В итоге, поработав на острове, я понял, что он действительно оказывает на меня благотворное влияние. Так начала протягиваться незримая нить между мной и Валаамом…

Словно для понимания наших ошибок и исправления себя дана нам такая обитель, как Валаам. Это самый большой из пятидесяти островов, входящих в состав Валаамского архипелага, который расположен в северной части Ладожского озера. Для многих он является примером православной жизни, десятилетиями притягивая к себе туристов, а еще паломников, трудников и волонтеров – всех тех, кто хочет чуть больше узнать, какой жизнью должен жить православный человек, потрудиться во Славу Божию, прикоснуться к Святыням, совершить свой молитвенный подвиг.

Валаам – одна из самых древних обителей России, в конце XI века здесь был основан Валаамский Спасо-Преображенский мужской монастырь, но многие полагают, что монашеское братство появилось еще раньше. С давних времён остров считался местом силы. По преданию, придя на Валаам, Святой Апостол Андрей Первозванный воздвиг здесь каменный крест, предсказав великое будущее острову.

Вот как выразился о Валааме известный русский гидрограф А. П. Андреев: «Множество совершенно отвесных скал, идущих и в высоту, и на глубину, - островки, мыски, бухточки... Проливы, озерки между густой растительностью и угрюмыми гранитными скалами отражают на лазури все предметы, а стройный хвойный лес дополняет общую картину, придавая всему чудный, восхитительный вид». Отдали дань Валааму и выдающиеся русские художники, среди которых были Федор Васильев, Иван Шишкин, Архип Куинджи и Николай Рерих.

Волонтеры стали приезжать в монастырь, начиная с 2005 года. Во времена советской власти в монастырских зданиях в разное время находились школа боцманов, рыбный комбинат, дом инвалидов войны, труда и детства, и природно-архитектурный музей-заповедник. Здесь не звонили колокола, не звучала иноческая молитва, пришло в упадок сельское хозяйство.

Монахи вернулись на остров только в 1989 году. По мере восстановления монастыря, работы не убавлялось, а становилось все больше. Нужны были рабочие руки. И на приглашение монахов откликнулись добровольцы из России, Украины и Беларуси, а также из Европы и США.

Первые волонтеры стали приезжать сюда, чтобы возродить сельское хозяйство, отреставрировать постройки, помочь в устройстве быта. Жили не в лучших условиях. Помещения плохо отапливались, не было горячей воды, электричества. Но многие из волонтеров оставались на несколько заездов и вновь приезжали на следующий год.

В девять часов утра от станции метро Парнас отправились два автобуса до Приозерска, которые довезли нас до причала, где уже стоял теплоход валаамской флотилии «Святитель Николай». Погода была ветреная и холодная, наш теплоход качало. До острова мы дошли за четыре часа, там нас ждал еще один автобус. Мы загрузили в него свои вещи, а сами пошли пешком до работного дома, который находится за Спасо-Преображенским монастырем. В этом доме на третьем этаже находятся кельи: с правой стороны – две мужские, а с левой – две женские.

Нас было тридцать человек: восемь мужчин и двадцать две женщины. В келье, где я жил, нас было четверо. Из окна над моей кроватью открывался чудесный вид на Ладожское озеро, и в хорошую погоду по утрам меня будили лучи солнца. Красоты невероятные!..

Вечером нас собрали во дворе и ознакомили с общими правилами поведения на острове. После этого нам выдали специальные жетоны. Это был своего рода пропуск на все время нашего пребывания на острове. В монастырской трапезной нас накормили ужином: гречневая каша с подливой, капуста и компот.

Следующее утро началось в восемь часов, и после завтрака мы снова собрались во дворе, где нам дали послушания, то есть дали каждому из нас какую-то работу. Послушание нашей бригады было на ферме: мы вычищали лопатами летний коровник. Время до обеда пролетело незаметно. В этот раз мы обедали в трапезной, которая находится прямо на ферме. Монастырская пища очень скромна. В основном это каши, макароны, хлеб, молоко, компот – такого рациона вполне хватает для поддержания сил.

17268177_584220248443317_210788215974526976_n.jpgПосле обеда мы взялись за подготовку птичника к приезду молодых кур: вычистили куриный загон от помета и засыпали его свежими опилками. Как нам объяснили, старые куры уже плохо неслись, и им со дня на день ждали замену.

На следующий день наша бригада из десяти человек, в которую на этот раз вошли и женщины, отправилась на теплоходе «Мария» по Ладоге в Ильинский скит. Путешествие заняло около часа, с погодой нам опять не повезло. Послушание женщин заключалось в прополке грядок и посадке тюльпанов. В час дня нас забрал теплоход, и в этот день мы больше не послушались.

В свободное время я гулял по острову и наслаждался удивительной природой, завораживающими своей красотой закатами и человеческими творениями, которые приумножаются с каждым годом.

На Валааме очень хорошо сочетаются духовный труд и труд физический во Славу Божию, смирение и созерцание. Атмосферу спокойствия и умиротворения, которые здесь царят, невозможно передать словами. Это та атмосфера, которой нам так хочется в городе, и которая в силу разных причин недостижима.

Весь следующий день мы провели на поле: собирали палки и камни, а затем закидывали их в ковш трактора – подготавливали поле к мелиорации. Вечером уже знакомый всем теплоход «Святитель Николай» доставил молодых кур в специальных ящиках. У новых жителей монастырского хозяйства было, надо сказать, долгое путешествие, так как на Валаам они приехали с фермы, расположенной под Выборгом. Мы помогли разгрузить корабль, а потом переправили кур к месту их нового проживания, где их выпустили в птичник, предварительно пересчитав.

Тем же вечером у нас была встреча с отцом Никоном в специальном лекционном помещении. Она оказалась интересной и познавательной, присутствующие задавали вопросы, которые их волновали.

В работе и размышлениях проходили дни, мы продолжали выполнять даваемые нам послушания. Многие послушания повторяются, но могут меняться места, где ты их исполняешь. Например, сегодня ты собираешь камни на картофельном поле, а завтра на свекольном. Поля очень важны для жизни острова: здесь выращивают овощи и траву, которая после сенокоса идет на корм коровам зимой.

В субботу мы работали до обеда. После обеда я узнал, что на острове есть велопрокат, и решение взять велосипед пришло незамедлительно. В здании администрации природного парка «Валаамский архипелаг» вместе с велосипедом мне дали распечатку карты со спутника, где были отмечены все веломаршруты на острове. Благодаря карте и велосипеду я за короткий срок сумел побывать в самых отдаленных и живописных уголках Валаама, посетил такие места, как Бухта Дивная, Федоровская гора и мыс Черный Нос.

В воскресение мы не работали: после обеда у нас была экскурсия в Ильинский скит, где мы до этого исполняли послушание. Это самый дальний скит на Валаамском архипелаге, который находится в десяти километрах к северо-востоку от Спасо-Преображенского монастыря. Оттуда на теплоходе нас доставили на остров Святой. Здесь сохранилась небольшая пещера, где в молитве и посте в течение семи лет подвизался послушником преподобный Александр Свирский, который пришел на остров, когда ему было всего девятнадцать. Здесь же он принял монашеский постриг. С большим благоговением мы входили в эту пещеру по одному, и каждый из нас просил у преподобного то, что ему больше всего необходимо в жизни.
17629801_1649439898697309_2034857538797350210_n.jpg
Экскурсии входят в культурную программу пребывания волонтеров на острове, нашу экскурсию проводил отец Евдоким.

Наше пребывание на острове пришлось на церковный праздник Вознесение Господне, накануне которого необходимо поститься – нельзя употреблять пищу животного происхождения: молоко, сыр, мясо и прочее. Надо отметить, что в монастырской столовой есть два вида питания - постное и обычное: например, каша на воде и каша на молоке.

Исповедь и Причастие – это всегда радостное и светлое событие в жизни каждого православного человека. Группа нашего заезда испытала эту радость на себе, когда почти в полном составе отправилась на службу в Никольский скит 22 мая – в день Святого Николая Чудотворца. Обычно в этот день люди с именем Николай отмечают именины.

В это свое пребывание на острове я еще не знал, насколько буду связан с Никольским скитом, но уже тогда почувствовал, что меня тянет к нему, и я хотел бы молиться и трудиться только здесь.

И вот настала новая суббота – последний день нашего пребывания на острове. До обеда у нас было послушание на ферме, где мы выгрузили из трактора на склад шесть тонн комбикорма для коров, а после нам разрешили подняться на колокольню Спасо-Преображенского монастыря, откуда открывается прекрасный вид на остров и Ладожское озеро.

Теплоход «Святитель Николай» увозил нас домой на следующее утро. Погода на прощание благоволила нам, светило солнце. Но как же ты бываешь переменчива и обманчива, Ладога! Уже через два часа начался шторм...

На всем протяжении обратного пути нас сопровождали чайки, которые словно прощались и приглашали снова вернуться на эту Святую Землю. И, уезжая с острова, я знал, что скоро вернусь! Следующая моя поездка состоялась меньше, чем через год, когда я поехал на Валаам встречать Рождество.

В течение всего предыдущего года на остров Валаам приезжали волонтеры для того, чтобы помогать монастырской братии по хозяйству, в трапезной и на полях. Приглашение посетить Валаам в светлый праздник Рождества явилось благодарностью и подарком всем, кто трудился в прошлом году на этой святой земле. Волонтеры, трудники, паломники, – сотни людей со всей России, со всего мира отправились в путь от Приозерска на Валаам по Ладожскому озеру, несмотря на холод и шторм.
17505180_1416798331674670_7274134219711392182_o.jpg

Переход, как обычно, занял четыре часа. Уже привычный для меня сильный ветер на этот раз сопровождался не менее сильным морозом, который при этом, несмотря на причиняемые неудобства, позволил полюбоваться неповторимым закатом над Ладожским озером.

Пока мы плыли, потихонечку наступала темнота, остров появился внезапно, и мы были бесконечно рады, когда ступили на Валаамскую землю. На пристани нас очень тепло встретили: братия, друзья и организаторы, которые нас проводили уже в подготовленные кельи.

Каждый раз, когда я приезжаю сюда, то всегда замечаю, что сон здесь особенный: крепкий и сладкий. И даже когда поздно ложишься и рано встаешь, то все равно высыпаешься.

Из послушаний в этот раз была только укладка дров в поленницу, так что мы смогли вволю погулять и полюбоваться зимним Валаамом. Этот остров прекрасен во все времена года: мне довелось увидеть своими глазами, как пробивается через камни трава, как набухают почки на деревьях, постепенно превращаясь в листья. Я видел здесь лето, когда солнце тебя будит рано утром своими золотыми лучами, видел необъятную даль смешанных лесов. Видел, как золотой осенью, засыпают потихоньку деревья, радуя нас разноцветными переливами опадающей листвы.

Зима же здесь завораживающая, я не видел такой зимы нигде. Скорее всего это связано с неповторимым ландшафтом Валаамского архипелага, который состоит из островков, мысков, бухт, проливов и озер. Могучие скалы отражаются в водах Ладожского озера. Словно в зеркало, ты смотришь в него и видишь каждое дерево, каждый камень в его отражении. Наблюдаешь все это, и жизнь как будто останавливается: ты ловишь незабываемые моменты, когда к тебе приходит умиротворение и спокойствие. Сама природа создала этот остров для того, чтобы на нем возникла обитель вдали от мирской суеты.

Здешняя природа вдохновляла многих известных писателей и поэтов. Николай Лесков, Федор Тютчев, Алексей Апухтин, Иван Шмелев – все они, так или иначе, отдали дань красотам Валаама.

И вот уже на протяжении почти шестидесяти лет теплоходы, уходящие с острова в Санкт-Петербург, отплывают под звуки музыки второй части симфонии №1 Петра Ильича Чайковского, которая носит название «Угрюмый край, туманный край». Эту симфонию композитор посвятил Валааму после того, как посетил остров в 1866 году по настоянию своего друга поэта Алексея Апухтина.

Меж тем незаметно наступило Рождество Христово, один из самых главных праздников всего православного мира. Рождество, ради которого мы проделали долгий путь.

Накануне шел снег. Он сверкал в отражении света фонарей. Ударил сильный мороз, и небо было усыпано звездами. Словно в глубокой бездне сверкали они, неся радость и ожидание чего-то прекрасного, нового, светлого. Звезды в эту ночь были особенными. Они напоминали нам о Вифлеемской звезде, которую еще называют звездой Рождества, о той звезде, которая указала путь волхвам к месту, где родился Царь Иудейский.

Принято считать, что в Рождество происходят чудеса, жизнь начинает меняться в лучшую сторону. Это подтверждают многие, с кем я общался. Служба в этот праздник длится семь часов, храм по обыкновению украшают еловыми ветвями.

На следующий день, нас пригласили на Рождественский обед в братскую трапезную, а после него братия нам вручила подарки. Когда мы уже пришли в кельи, к нам начали приходить девушки и петь колядки, а затем мы все вместе отправились на спектакль «Пелена Господня» в Православный Культурно-Просветительский Центр «Свет Валаама». Ночью же мы собрались и пошли зажигать бенгальские огни. Было очень холодно, но ощущение душевной радости и общего праздника нас грело. Это было самое лучшее Рождество в моей жизни!

11055638_646264222184217_823789098_n.jpg С каждым моим приездом крепнет связь между Валаамом и мной, он стал частью меня, моей потребностью, необходимостью, тем местом, куда я стремлюсь всей душой, всем своим существом. На протяжении всего год я переписывался с теми, кто был вместе со мной на острове в прошлый раз. Нам всем очень хотелось вновь увидеться, но так получилось, что смогли поехать только шесть человек. Когда открылась запись, мы в тоже день заполнили анкеты, а затем получили подтверждение заявки. Уже с этого момента в трепетном волнении мы ожидали новой поездки. В переписке мы постоянно вспоминали наши прогулки по острову, наши послушания и с нетерпением ждали, когда же будем снова все вместе.

И вот этот день наступил! Каждый по-своему добирался до города Приозерск, но все мы в итоге встретились на Валаамском причале. Какими словами можно передать чувства от встречи с людьми, которых ты не видел целый год? Это радость… но это не просто радость, а радость с примесью чего-то еще… чего-то общего, к чему мы испытываем благоговение и любовь – это Валаам, и от этого радость становится еще сильнее, откровеннее, чище.

Эта поездка для меня стала необычной, хотя началась вполне обыденно: я, как всегда, поехал волонтером. Переход через Ладогу был на удивление очень спокойным, нас сопровождал полный штиль на протяжении всего маршрута. Я еще никогда не плавал на Валаам в такую погоду.

Словно в зеркале, отражались в водах Ладожского озера пролетающие над нами чайки и голубое небо с белоснежными кучевыми облаками. Мы снова шли на теплоходе валаамской флотилии «Святитель Николай».

Все корабли, заходящие в монастырскую бухту, встречает Никольский скит, тянущийся в небо, подобно свече. Со свечой, зажженной во Славу Божию, издавна сравнивает эту церковь и сама валаамская братия.

Никольский скит находится на Никольском острове, который раньше носил название Крестовый, так как издавна здесь был поставлен деревянный поклонный крест, служивший ориентиром для судов и напоминавший путешественникам о святости Валаамской земли.

В прежние времена Никольский скит служил еще и таможней, так как в Валаамский монастырь было категорически запрещено провозить вино и табак. Скитские монахи – и по совместительству таможенники – тщательно досматривали суда и грузы. Находя вино, они выливали его в воды Ладожского озера, а табак развевали по ветру. Об этой таможне сейчас нам напоминает маленький деревянный домик, который находится между поклонным крестом и пристанью.

Небольшой и легкий Никольский храм со сдвоенными окнами, выходящими на четыре стороны света, покрывает шатровая крыша, увенчанная золоченой главкой с крестом. Постройка, сочетающая элементы византийской и русской архитектуры, сразу же была названа современниками жемчужиной Валаама.

За всю историю острова, здесь побывало множество самых разных людей, среди которых был и известный французский романист Александр Дюма-отец. Ему особенно запал в душу Никольский храм, представший перед изумленным взором писателя во всем своем великолепии. В своем сочинении «Впечатление о путешествии в Россию» в главе «Вынужденное паломничество на Валаам» он напишет: «Эта церковь – истинное сокровище, как по искусству, так и по богатству – создание лучшего, на мой взгляд, архитектора России – Горностаева».

Внутреннее убранство храма тоже очень красиво. Золоченый резной иконостас с иконами греческого письма, прекрасная настенная живопись, выполненная стараниями братии – все это ныне отреставрировано. До начала ХХ века в храме находилась резная статуя Святителя Николая, выполненная в человеческий рост. С этой святыней, ныне утраченной, связано интересное монастырское предание.

До создания каменного храма изображение находилось в часовне, а рядом стояла кружка для сбора пожертвований на монастырь, и один из бедняков однажды позарился на деньги. Стоило ему протянуть руку к кружке, как из стены вышел сам Святитель Николай и грозно на него посмотрел. От уведенного вор мгновенно оцепенел и не смог сдвинуться с места. В таком положении его и нашли утром пришедшие монахи.

Когда и как появилась эта святыня в монастыре – неизвестно. Предание гласит, что статуя была прибита к берегу волнами и обнаружена монахами в восемнадцатом веке. Во время Второй Мировой войны она, к сожалению, бесследно исчезла, но воспоминания о ней до сих пор живы в рассказах обитателей острова.

На острове в ложбине насельники скита развели огород и фруктовый сад, защищенный от северных Ладожских ветров с одной стороны каменной стеной, а с другой – могучими соснами.

Первые два дня после прибытия на остров я послушался на Игуменском кладбище: чистил дорожки, убирал вокруг могил, а также избавлял клумбы от сорняков. Никогда не думал, что смогу писать такие слова о кладбище: тихое, спокойное, умиротворяющее место, туда хочется возвращаться снова и снова, чтобы стоять у могил игуменов и благодарить их за труд, за подвижническую жизнь, которую они посвятили Богу и Валааму.

В XIX веке небольшое старое кладбище у стен Спасо-Преображенского мужского монастыря оказалось переполненным. В 1876 году, по благословлению игумена Дамаскина, в километре от обители, рядом с келией игумена Назария было заложено новое братское кладбище. Оно получило название «Игуменское», так как на нем погребены игумены, начиная с 1881 года.
16908459_249774582148269_2619099262151032832_n.jpg

Не могу не написать несколько слов и о самом игумене Дамаскине, поскольку хочу выразить свое уважение и почтение этому духоносному старцу и строителю Валаамской обители. Сведения о нем я почерпнул как из общения с братией на острове, так и из книг, которые нашел в местной библиотеке.

Приведу небольшую выдержку из книги «Духоносный старец игумен Дамаскин Валаамский»: «За годы трудов игумена Дамаскина с братией на Валааме было возведено восемнадцать часовен, в каждой из которых находились крест, кадило, священное облачение, святое Евангелие, Псалтирь и другие богослужебные книги. Также по благословлению игумена Дамаскина на всех дорогах и отдаленных островах было установлено десять каменных и деревянных поклонных крестов. Продолжительная, многоплодная и полезная деятельность и примерная жизнь игумена Дамаскина были отмечены знаками благоволения, не только высшего духовного начальства, но и милостью государя императора».

Можно с уверенностью сказать, что этот выдающийся во всех отношениях человек оставил значимый след не только в истории Валаама, но и в истории всего русского православия.

Как я уже сказал, эта поездка на Валаам была для меня необычной. Чем же она отличалась от остальных за исключением того, что в этот раз Ладожское озеро встретило нас штилем? На третий день своего пребывания на острове в качестве волонтера я возымел дерзновение попросить благословление у скитоначальника иеромонаха Гедеона на трудничество и проживание в Никольском скиту, сказав при этом, что мне очень хотелось бы быть ближе к своему небесному покровителю. Отец Гедеон отнесся с пониманием к моей просьбе и дал свое благословление.

В тот же день я переехал в Никольский скит – в братский корпус. Так я перешел из волонтеров в трудники, чья жизнь более приближена к жизни братии. В чем же это выражается?

У братии тоже есть послушания, но упор делается, прежде всего, на молитвенный труд. В восемь часов утра у нас начиналась служба, которая длилась не очень долго – около часа. Затем нам предоставлялось свободное время, поскольку совместная утренняя трапеза в скиту не предусмотрена – это время дается для чая и самостоятельного приема пищи в келье. Через сорок пять минут начинается послушание. Работа у всех разная: на кухне, в саду или на огороде, водителем и многое другое. Я же косил траву вокруг братского корпуса триммером и складывал дрова в поленницу.

11142924_734058203359571_177876402_n.jpg Послушание длится до удара в колокол, который находится в братском корпусе – это призыв к обеденной трапезе. В трапезную мы входим перекрестившись. Она не большая, но и не слишком маленькая, светлая, имеет прямоугольную форму, а окна выходят на Ладожское озеро. Здесь очень чисто и уютно, сюда хочется приходить.

В трапезной находятся четыре стола, поставленные в один ряд, а по обеим сторонам каждого из столов – двухместные скамьи. На каждом столе стоит по четыре миски, рядом с которыми лежат ложки. И пища рассчитана только на тех, кто сидит за этим столом. Например, когда нам давали фрукты, они были разложены у каждой миски, и даже если кто-то не пришел на трапезу, то брать его фрукты мы не имели права.

Трапеза начинается с молитвы, мы стоим друг за другом и читаем «Отче Наш». После этого скитоначальник, который сидит по правую сторону первого стола берет в руки колокольчик и звенит. Это означает, что можно начинать вкушать пищу.

Скитская пища также скромна, как и пища в монастырской трапезной: хлеб, каша и компот, а еще супы, макароны с грибами, рыба. Этого рациона вполне хватает, чтобы поддерживать силы и выполнять послушание. Однако иногда к обеду дают сыр, фрукты и даже икру. На первый взгляд может показаться, что икра – это слишком большая роскошь, как для скита, так и для монастыря! Но, на самом деле, при монастыре есть своя рыбная ферма, а также собственное сырное производство и пекарня. Поэтому все продукты, которые попадают на стол в трапезной, производятся усилиями монастырской братии непосредственно на острове.

Впрочем, в скиту мы питались только постным. Трапеза длится пятнадцать-двадцать минут и заканчивается тоже звоном колокольчика в руках скитоначальника, после которого нельзя класть в рот даже кусочек хлеба, оставшегося в руках. Мы снова встаем друг за другом и читаем: «Благодарим Тя, Христе Боже наш, яко насытил еси нас земных Твоих благ…».

Затем снова идет послушание до половины шестого вечера. В шесть часов начинается вечерняя служба в храме Никольского скита. Длится она, как и утренняя, около часа. Затем мы идем на вечернюю трапезу, все происходит так же, как и в обед. После вечерней трапезы в храме начинается вечерние правило, на котором братия просит прощения друг у друга, а после мы идем Крестным ходом вокруг храма и братского корпуса, так как в братском корпусе располагается домовая церковь.

Освобождался я в восемь часов вечера и уходил гулять за пределы скита, смотрел живописные закаты, любовался игрой света на волнах Ладожского озера, а потом отправлялся в братскую библиотеку, чтобы сесть за книги, в которых рассказывается история острова, и сделать интересующие меня выписки. Это были удивительные часы: передо мной был стол, на котором лежала тетрадь и ручка, по обе стороны – стеллажи с книгами о Валааме, а перед столом – окно, выходившее на Ладогу, и сам Валаам во всем своем великолепии. Валаам – в книгах, Валаам – за окном, Валаам – в сердце…

Наступил праздник Вознесение Господне. Накануне в соборе была исповедь. Многие православные люди перед исповедью пишут список со своим грехами, так как понимают: что-то может забыться. Свой первый список я писал около трех дней, я старался вспоминать всех тех, кого обидел словом, делом или помыслом. Очень часто мы считаем, что соблюдать десять заповедей, исповедоваться и по воскресениям ходить в церковь – этого достаточно для нашей жизни. На мой взгляд, это не совсем правильное понимание православия.
o0GRvMFCc1Y.jpg

Исповедь нам дана для очищения нас от греха, который мы не должны больше совершать на протяжении всей жизни – только так человек очищается. Это тяжело, это внутренняя борьба, которая может приносить боль. Но когда ты выходишь из этой борьбы победителем, ты становишься свободней. Свободней внутри самого себя. Тебе становится легче жить, и воспринимаешь ты все по-другому – более открыто, радостно. И самое главное, ты начинаешь жить для людей. Это называется любовью к ближнему, выражается же она во многих вещах: в добром слове или совете, в милостыне или поддержке, в сочувствии и понимании… а еще – в социальной работе, в помощи совершенно незнакомым людям, оказавшимся в трудной ситуации, в донорстве крови, в волонтерской работе и благотворительности.

Все это помогает в полной мере самому понять всю полноту жизни. Валаам дал мне понимание себя и своих ошибок, он изменил меня в лучшую сторону, и я уверен, что и дальше будет меня менять, оттачивать, как река точит камень. Валаам – это место моей боли, моих скорбей и печалей, которые я привожу с собой… и в тоже время, это то место, где я получаю внутреннею свободу, переоценку своих взглядов на жизнь, на людей, пересматриваю свои жизненные ценности, расставляю по-другому свои приоритеты. Это то, что я увожу оттуда. Я всегда буду испытывать чувство любви, уважения, преданности и благодарности к этому Благословенному острову, этой обители Русского Православия, навсегда изменившей мою жизнь.

Николай Белавинский
Остров Валаам, май 2015 - июнь 2016

использованы фотографии волонтера сайта Дмитрия Ерохина 


Валаамский монастырь нуждается в Вашей помощи для восстановления Зимней гостиницы после пожара
07.07.2016
Поделиться:
Пожертвовать на:
Заполните поля для молитвенного благодарения
Имя (необязательно):
Город (необязательно):
EMail (необязательно):
Сумма:

Ознакомиться с более подробной информацией о возможных способах помощи монастырю можно по ссылке.

Погода на Валааме на 22.11.2017 12:23

Данные получены с монастырской метеостанции:
Температура:
-4°C ощущается как -4°C макс 1°C в 00:33 мин -4°C в 12:21
Ветер:
(штиль)
Осадки: 0.0 мм
Давление:
761.9 мм (медленно повышается)
Влажность: 95%
Подробную информацию можно получить по ссылке.