RSSВеб-камера

На вечное возжжение лампады перед образом Пресвятой Богородицы

На вечное возжжение лампады перед образом Пресвятой Богородицы 10 августа, в день празднования иконы Смоленской иконы Божией Матери и дня преподобного и богоносного отца нашего Германа Аляскинского (великого Валаамского подвижника, одного из первых православных проповедников в Новом Свете), на престольном празднике Смоленского скита иеромонах Давид (Легейда) вместе с братией, паломниками и богомольцами на ночной Божественной литургии почтили память русских воинов, «на поле брани живот свой положивших».


«Негромко стучат весла в уключинах. Даже легкой ряби нет в этих проливах Валаамского архипелага. То суживаясь, то расширяясь, то бездонно глубокие и таинственные в своем обрамлении отвесных красноватых скал, то мелкие с желтоватым просвечивающим дном и проплывающими под килем лодки обомшелыми глыбами, обрамленные камышом и желтыми ирисами, с зеленым ковром лугов и кустарников на покатостях берега – эти водные проспекты Валаама сами по себе оставляют уже незабываемое впечатление. А когда перекинется в узком месте с горы на гору горбина моста с ласковой часовней возле или выплывет в тихом затоне белокаменная церковь Смоленского скита – нежное видение новгородской старины по стилю и красоте, тогда вся эта красота принимает какую-то законченную одухотворенность и благостность» (из дневника паломника).
Восстановление синодика подвижников благочестия, в земле Русской подвизавшихся

В 1914 году Валаамский монастырь посетил великий князь Николай Николаевич с супругой: «С каким умилением молился великий князь, посетив Валаам перед отправлением в армию, – вспоминал митрополит Антоний (Храповицкий). – Князь благоговейно выстаивал бесконечные валаамские службы, смиренно просил молитв тамошних старцев…».

Николай Николаевич Романов, младший (1856-1929) – старший сын великого князя Николая Николаевича, старшего. Он был участником русско-турецкой войны (1877-1878 гг.), командующим войсками Гвардии и Петербургского военного округа (1905-1915 гг.), являлся Верховным Главнокомандующим русскими войсками в начале Первой мировой войны (1914-1915). 5 сентября 1915 г. назначен наместником на Кавказе и командующим Кавказской армией. После революции жил во Франции. Представителями белой эмиграции считался главным претендентом на российский престол как старший по возрасту. Похоронен в русской церкви в г. Канны.

Во время Первой мировой войны великий князь Николай Николаевич поддерживал переписку с игуменом монастыря отцом Маврикием, часто прося в письмах отслужить молебен у раки преподобных Сергия и Германа Валаамских чудотворцев и у иконы Божией Матери, именуемой Валаамской, чтобы Господь даровал победу русским войскам.

Князь благоговейно почитал Валаамскую икону Божией Матери и в декабре 1914 года пожертвовал на нужды обители тысячу рублей с условием, чтобы капитал оставался неприкосновенным, а проценты с него были употребляемы на вечное возжжение лампады перед образом Пресвятой Богородицы Валаамская.

Князь, будучи Главнокомандующим русской армией и предвидя множество убиенных на полях сражений, решил устроить на Валааме скит, где жили бы старцы-схимники, читали бы денно-нощно Псалтирь и совершали служение за помин душ всех воинов, павших славной смертью за Веру, Царя и Отечество.

Место выбрали на полуострове Бобылек, где еще при игумене Дамаскине в 1855 году была построена часовня в честь Смоленской иконы Божией Матери. Недалеко от часовни, в глубине леса, находилась пустынная келия иеросхимонаха Антония, известного своей строгой подвижнической жизнью.

Валаамский старец монах Иосиф писал в дневнике: «Отец Дамаскин как бы предвидел более за полвека назад, что на сем святом месте… после целого года небывалой страшной с Германией войны в память на поле брани убиенных воинов воздвигнется храм и скит…».

Первоначально великий князь предполагал посвятить новый скит в честь Валаамской иконы Божией Матери, которую особенно благоговейно почитал, но так как прославление Валаамской иконы не было тогда еще официально утверждено, то храм скита был освящен в честь Смоленской иконы Божией Матери.

Закладка нового скита состоялась 19 июля 1915 г., ситуация на фронте не позволила отлучиться князю Николаю Николаевичу на Валаам: «Ежедневно по несколько раз мысленно переношусь на святой Валаам, где сердце мое чувствует, что ежедневно возносятся молитвы, и какие дивные молитвы – о даровании нам победы, - писал великий князь. – Тяжело и горько было не быть на закладке: неисповедимы судьбы Господни, да будет Его святая воля! Не откажите продолжать ваши святые молитвы о даровании победы, победы славной и окончательной…».

К 1917 году успел закончить только храм, грянула революция, и строительство пришлось прекратить: «Но не оставил и тогда монах Георгий (будущий иеросхимонах Ефрем) благой мысли великого князя о поминовении воинов… И поселился он там один, и стал он совершать ежедневно богослужения по полному монастырскому уставу за упокой душ убиенных воинов. Много миллионов этих душ. И все они чувствуют эту одинокую молитву неизвестного никому валаамского отшельника. И отрадно им становится, что не забыт их подвиг, что сам их Главнокомандующий соорудил по ним памятник нерукотворный, молитвенный монумент от земли до самого неба» (И.С. Шмелев).
В Валаамском монастыре возобновляется поминовение погибших российских воинов, в том числе солдат и офицеров Первой мировой войны 1914-1918 годов

Об отце Ефреме рассказывает архимандрит Афанасий (Нечаев): «Двенадцати лет убежал он из дома отца в Петербурге сюда на Валаам. Начитался книг о монахах и, познакомившись с валаамцами в их часовне в Петербурге, решил уйти в монахи. Сказал отцу. Тот запретил, а при повторной просьбе и побил. Тогда собрал отрок Георгий денег один рубль - стоимость проезда на Валаам - и уехал тайком.

… Но строг устав монастыря - нельзя принимать малолетних. Залился слезами мальчуган: «Нет, не уйдет он ни за что, а если силою, то он - в воду». Только такая решимость духа создает подвижников. Ходит по монастырю и слышит разговор: «Плотников у нас не хватает на постройку собора». И вспомнил тут наш бедный отверженник, что и он умеет стругать и рубить. Помчался к игумену. Бух ему в ноги: «Батюшка, отец Игумен, я вспомнил, ведь я прекрасный плотник». Все рассмеялись, но решили все же оставить мальчика на испытание. Отец искал его полтора года, нашел, сын успел зарекомендовать себя, и сами монахи упросили отца оставить отрока Георгия в обители. И отец его согласился».

У этой истории было и продолжение: пришла Георгию мысль молиться Богу, чтобы и отец его сделался монахом. Через много лет вдруг приезжает его отец, рассказывает сыну историю своей жизни. Георгий был его первенец, и жена умерла от родов его. И дал обет отец пойти в монахи, но не исполнил. Женился вторично, имел многих детей. И вот уже шестьдесят лет ему было, и вторая жена умерла, а он тяжко заболел. И было видение: предстали пред ним два мужа в монашеских одеяниях и сказали ему: «Что же ты обета не исполнил?» И взмолился старик о даровании ему жизни, чтобы исполнить обет. Выздоровел и приехал. Великая радость охватила всех в монастыре. И постригли его с именем Иоанна. Прожил он еще двенадцать лет и похоронен на монастырском кладбище.

«И отец Ефрем, - такое имя получил Георгий в схиме, - весь сиял, рассказывая это дивное сказание о милости Божией к нему и родителю его» (архимандрит Афанасий (Нечаев).

«Это, вероятно, единственный храм, где ежедневно служится панихида по доблестным русским воинам, на поле брани убиенных и в море погибших. Поэтому без волнения нельзя войти в этот храм-памятник великой войне, где трогательно звучали знакомые слова молитв, которые уже сотни лет раздаются по городам и селам Российской державы, – писали паломники о посещении Валаама в 1936 году. – У иконы Смоленской Божией Матери много цветов… пахнет ночными фиалками. Отец Ефрем начинает служить молебен перед иконой Божией Матери. Он молился и просил со слезами о заступничестве за нас. Ласково смотрели глубокие очи Царицы Небесной, и, казалось, дивная улыбка коснулась Ея губ… Мы видели молитву схимника, чудо веры и слез… И, может быть, в первый раз мы осознали так ясно бедность своей души… Как будто дверь из темницы открылась, но привыкшая к мраку душа еще не в силах выйти на свет… Мы выходим в молчании из храма. Через несколько дней вернемся назад, в мир клокочущий и суетный, а отец Ефрем останется в своем тихом уединении будить другие дремлющие души».

Эти «дремлющие души» ехали к старцу Ефрему. Всем им через старца открывалась Истина: «Бог есть Любовь». Священник Александр Осипов в своей «Путевой тетради (на Валаам)» писал: «Здесь совершается ежедневная служба, на которой у обитающего при храме иеросхимонаха Ефрема живых молящихся не бывает. Он служит для мертвых и с мертвыми. Здесь жизнь и то, что за жизнью, как бы вновь соединяются в одно царство вечной жизни вкруг Престола Господня. Да и сам отец Ефрем в говорящем о телесной смерти и о вечной жизни облачении великой схимы, спящий в гробу, как бы стоит одновременно в двух мирах…».

По воспоминаниям братии монастыря, отец Ефрем при посещении ими скита показывал рядом с церковью выложенную кирпичом могилу: «Это мое последнее место покоя». Однако воля Господня оказалась иной. Старец был похоронен на кладбище Ново-Валаамского монастыря в Финляндии. В самый момент его смерти в монастырском храме закончилось богослужение – Великое стояние преподобной Марии Египетской.

Но нужно вернуться в март 1919 года. Великий князь с супругой обосновались во Франции. Переписку с отцом Ефремом вел их секретарь. Он же пересылал в монастырь мелкие суммы денег, княжеские фотографии, подписанные Николаем Николаевичем («чтобы порадовался Ваш взгляд, согрелось чувство напоминанием о любящих Вас…») или небольшие подарки от Анастасии Николаевны.

Великий князь постоянно вспоминал в своих письмах о посещении им Валаамского монастыря. «Как мы счастливы, что святая обитель Валаамская стоит несокрушима! Какая великая милость Божия, что мы сподобились быть на Святом Валааме за три недели до войны! Какая для меня нравственная поддержка – память о Святой обители и наше пребывание на этом Святом острове, это высокая и великая нравственная поддержка, без нее не проживешь!..» – писал князь за четыре года до своей кончины, 19 октября 1924 г.

С 1925 года и до самых своих последних дней иеросхимонах Ефрем ревностно и благочестно нес послушание монастырского духовника. Состоя в этом высоком и ответственном подвиге, отец Ефрем всех привлекал к себе своей духовной опытностью, приветливостью и любовью во Христе.

Прощальное слово Святейшего (по завершении визита в Валаамский монастырь) 

Из воспоминаний паломника, посетившего Валаамский монастырь в 1939 году: «После осмотра исповедывался в келье у отца иеросхимонаха Ефрема. Поразила меня память старца. Он, духовник сотен братии монастыря и сотен же паломников, оказалось, помнил все, о чем мы говорили во время исповеди два года назад во время моего первого посещения Валаама. Невольно мелькнула мысль о том, что с такими богопросветленными способностями души легко молиться о всех, кто только просил о молитве, когда образ и трудности каждого всегда стоят в памяти нестираемой временем характеристикой. По человечеству это как-то даже в трепет приводит, мы с нашей утомленной суетой памятью на подобное подвижническое человекопамятование физически и духовно неспособны. Здесь же поистине открыты те духовные глаза и уши, о которых все время упоминал в Своих беседах Господь Иисус Христос».

***
Церковь Смоленского скита была порушена в середине 1960-х годов на кирпич для ремонта печей. В 1992 году по сохранившимся архивным чертежам была восстановлена деревянная часовня, освященная в честь Смоленской Божией Матери.Утрачены два деревянных келейных корпуса и пристань. Фундаменты келейных корпусов и пристань переданы Валаамскому монастырю постановлением Председателя Правительства Республики Карелия № 618 от 27 июля 1995 года.
 
На собрании Патриаршего Попечительского Совета по восстановлению Спасо-Преображенского Валаамского монастыря, состоявшегося 15 мая 2002 года  в храме Христа Спасителя, Святейший Патриарх Московский и всея Руси Алексий II (лично знакомый со старцем Ефремом) благословил начало проведения восстановительных работ церкви Смоленского скита и возобновления традиции поминовения всех усопших воинов, за веру и Отечество живот свой положивших.

С 14 по 18 сентября 2007 г. с неофициальным визитом Валаамскую обитель посетил ее священноигумен – приснопоминаемый Патриарх Московский и всея Руси Алексий II. Тогда заново был освящен храм восстановленного Смоленского скита. После Божественной литургии, совершенной в новом храме, Святейший Патриарх передал в дар скиту старую икону Божией Матери «Смоленская». Патриарх отметил, что восстановленный храм краше старого, разрушенного в огненных испытаниях, постигших Россию в XX столетии. Особо отметил Святейший роспись храма, посвященную воинам российским, «отдавшим за Веру и Отечество самое дорогое – свои жизни», имена их и поминаются во время богослужений на Смоленском скиту.


Синодики бессмертных


10.08.2016
Пожертвовать на:
Просим вписать данные для молитвенного благодарения
Имя (необязательно):
Город (необязательно):
EMail (необязательно):
Сумма:


Ознакомиться с более подробной информацией о возможных способах помощи монастырю можно по ссылке.