rus | eng
RSSВеб-камера

Первый ячмень, или новейшая история Валаамского землепашества. Исторический обзор.

Публикации
Первый ячмень, или новейшая история Валаамского землепашества. Исторический обзор.
77 лет прошло с тех пор, как на полях Валаама монастырская братия последний раз собирали ячмень, пшеницу и овес.

Сегодняшнему результату предшествовал 15-летний труд по возрождению монашеского земледелия – именно тогда начали расчистку заросших полей и планомерные мелиорационные работы.
  
* * *

Достоверных сведений о том, как первые насельники Валаамской обители обеспечивали себя пропитанием, пока не обнаружено. Несомненно, что заготавливали грибы и ягоды, ловили рыбу, вероятно, держали огород и сеяли зерновые там, где это было возможно. Вырастить культурные посадки на Валааме всегда было делом многотрудным, но в те далекие времена – особенно, ведь глубина естественного почвенного покрова составляет на самом Валааме и островах архипелага в среднем 10-12 см. К слову сказать, сегодня толщина рукотворного плодородного слоя на обрабатываемых угодьях иногда доходит до 2 метров.

Игумен Назарий. Зарождение сельского хозяйства в монастыре.

Ситуация начала меняться при игумене Назарии (1782-1801), который не только принес на Валаам строгий устав общежительного порядка, но и неустанно трудился над благоустройством северной «монашеской республики». Именно тогда на Валааме начали выращивать картофель и капусту, хотя в ближайших губерниях эти культуры еще не произрастали. Были посажены и первые яблони.

Годы правления преподобного игумена Назария отмечены тем, что были заложены основы развития собственного сельского хозяйства, позволившие вывести обитель из прежнего запустения. Это благое дело было продолжено его преемниками: со временем были расчищены, осушены от болот и распаханы годные для посевов и покосов участки земли, выстроены хлебный амбар и скотный двор с фермой и всеми службами – и все это, говоря современным языком, в целом составляло создание системы замкнутого цикла.

Игумен Дамаскин. Расцвет сельского хозяйства обители.

Расцвет сельского хозяйства на Валааме связан с именем игумена Дамаскина (1839-1881). На голые скалы или расчищенные от леса участки из глубины острова, а то и с материка завозили землю, пересыпали ее хворостом, щебнем, перегнившей хвоей, получали плодородный слой и на таких землях создавали сады. Много труда, сил и даже мужества потребовалось от братии, чтобы на Валааме заколосились рожь и ячмень, зашумели сады.

По свидетельству очевидца, «паломники из России посещали Валаам только летом, тогда как бедные жители окрестных берегов Ладожского озера – круглый год. Число таких посетителей доходило до семи-восьми тысяч.

У монастырской бухты был выстроен каменный странноприимный дом. Монастырь принимал паломников по-отечески: кормил, снабжал хлебом, семенами для посева, сеном, овощами, помогал деньгами. Глубокой зимой, не имея даже обуви и теплой одежды, они отправлялись по озеру до Валаама с целью пожить несколько дней на монастырском продовольствии и получить подаяние на дорогу. Так как в округе часто не было врача и у местного населения не находилось средств для лечения, монастырь оказывал и медицинскую помощь».

Обитель славилась своим отлаженным сельским хозяйством. Благодаря стараниям братии на Валааме собирали рожь, овес и ячмень. По свидетельству краеведа Вл. Попова (1902 г.), «урожай обычно радовал: рожь бывает самдесять, овес и ячмень – самтретий; в хороший же год рожь родится самшестнадцать, а овес самчетвертый», и это при том, что «хлебопашество, понятно, не могло широко развиться на островах, в виду недостатку земли», но «сено и овощи всегда в изобилии, так что их хватает не только самим монахам на круглый год, но и на раздачу 6едным прибрежным финнам, приезжающим в обитель за помощью».

Овощей хватало на круглый год не только для живущих в обители, но и для раздачи нуждающимся. С успехом разводились экзотические для Северо-Запада фрукты и овощи, в монастырских садах давали щедрые урожаи такие сорта яблонь, как белый налив, антоновка, анисовка, апорт, а также сливы, вишни, груши, крыжовник, малина и смородина. И это несмотря на то, что, по описанию Вл. Попова, «удобной земли для посевов и сенокосов едва ли есть более 130 десятин (одна десятина = 1,09 га. – прим. редактора). До 700 десятин покрыто лесом и кустарником, все ж остальное пространство представляет из себя или болотистые места, или каменныя розсыпи, или же горы, покрытыя мхом, брусничником и безполезным кустарником, или совсем обнаженные скалы».

«Угодья» Валаама - за обедом четыре блюда подают!

Грамотная обработка почвы, ее удобрение и действие на острове осушительной системы с каналами длиной около 100 километров привело к тому, что показатели урожайности зерновых, собранных на худородных землях Валаама, были сопоставимы с показателями южных губерний России. Кроме того, в конце XIX – начале ХХ века монастырь располагал механизированной молочной фермой на 70 коров. Во внутренних озерах Валаама братия монастыря разводила лосося, палию, сига. Удивительные валаамские яблоки и саженцы из древесного питомника вывозили на продажу. Были и свои сенокосы.

Братия монастыря любила «веселый общий труд» на сенокосе. Игумен Дамаскин приглашал всех, даже гостей монастыря, принять в нем участие. Как отмечал Вл. Попов, «все иноки, начиная с наместника и до послушника, участвуют летом в уборке сена, в огородных и садовых работах (посадке и уборке овощей и плодов). Освобождаются от этих общих работ только престарелые и немощные».

Косвенным свидетельством уровня развития сельского хозяйства на Валааме может служить статья, опубликованная в 1893 году в популярном иллюстрированном журнале «Наша пища», который издавался в Петербурге в 90-ых годах XIX века: «Мне пришлось ознакомиться с питанием монахов на Валааме...

Еще до поездки на Валаам, однажды летом, в дачной местности, я встретил толпу богомольцев, возвращавшихся с Валаама. Богомольцы-крестьяне шли с длинными посохами в руках и небольшими котомками. Заинтересовавшись ими, я спросил, откуда они?
– С Валаама!
– Ну, что? Хорошо там?
– Хорошо, хорошо! За обедом четыре блюда подают!..
– Кормят, значить, хорошо?
– Досыта!..

Садоводство и огородничество в монастырях процветают. За садоводство и огородничество монастырь имеет несколько золотых и серебряных медалей с разных выставок. Одна из медалей получена за культуру яблок, из которых некоторые весят от 3/4 до 1 фунта. Дыни достигали 7 фунтов, арбузы 20 фунтов, а тыквы 2 пудов.
В продолжение года монастырь расходует для своего продовольствия 10.000 пудов хле6а, большую часть которого он засевает сам. В монастыре – своя мукомольня. Хлеба особенно много идет летом, когда бывает большой наплыв богомольцев. В течение года на Валаам перебывает от 10.000 до 15.000 богомольцев».

По воспоминаниям уставщика монастыря Николая Сайки, в предвоенные годы – 30-40 годы XX века, ранней осенью все силы братии были отданы заготовке сена и сбору урожая: «Когда во время сенокоса случается вёдро, безоблачная погода, в трапезной после благодарственной молитвы игумен предлагает братии святое послушание: «Святые отцы и братья, прошу вас всех принять участие в сенокосе как святое послушание». Естественно, указывается место сбора, если это недалеко, или сбор может быть на пристани, откуда пароход "Николай" или моторка потащит нас на пароме, так как всех пароход не вместит.

К двенадцати часам все в сборе, включая игумена и наместника, все второстепенные работы в мастерских прекращаются, даже певчие, освобожденные от физической работы, идут на сенокос. Игумен и другие члены правления сидят на палубе парохода, прочие устроились на пароме, закрепленном за специальный большой крюк на пароходе пеньковым канатом.
Рейс может составить три-пять километров. За это время не устанешь. В начале пути поем «Достойно есть яко воистину блажити Тя, Богородицу…» и, если рейс длится больше получаса, «Чудесный остров Валаам». Среди косцов были «несменяемые косари, и у каждого были свои подчиненные, маленькие послушники, которые по утрам приводили из конюшни лошадей, а вечером отводили обратно. На сенокосилках работали монахи, и следом шли послушники, подчищая пропущенные места, если нож косилки оставлял клочки несрезанной травы. Для этого у послушников были маленькие косы».

И далее пишет Николай Сайки: «Когда скошенная трава достаточно подсыхала, ее укладывали на подставки на случай дождя. В вёдро, прежде чем отвезти сено на сеновал, его немножко перетряхивали. На такую работу годился любой, способный держать в руках грабли. Сушка сена проходила играючи, довольно длинная полоса скошенной травы переворачивалась быстро ставшими в очередь косарями. Часть монахов работала на покосе уже с раннего утра: те, кто косил, и те, кто собирал траву в валки. Им привозили еду прямо на покос. Дневной чай в два часа тоже пили в поле. После этого начиналось копнение – собирание подсохшей травы в копны – и перевозка сена на сеновал. Это уже забота маленьких послушников. Транспортировка сена была очень несложной: под копну подводились две оглобли, копну перехватывали веревкой, и не успеешь оглянуться, как сеновал уже полон. Так легко, без затруднений проходил сенокос, иногда торопились из-за надвигающегося дождя. Самое позднее в шесть часов возвращались домой».

Послереволюционные годы. Изменения.

Во время Первой мировой войны и революции братии, как и всему российскому народу, пришлось пережить много потерь, горя, тревог. Но в 1940 году братия монастыря была вынуждена покинуть Валаамский архипелаг – сюда пришла советская власть.

В 1950 годах зерновые культуры возделывались на земельной площади в 12 га, картофель – на 32 га, кормовые культуры – на 12 га. Овощные культуры занимали 7 га пашни, и 11 га пашни находилось в частном пользовании под картофелем.

Из зерновых культур выращивался овес и горох, из овощей – морковь, капуста, свекла, репа, редька, редис, помидоры, огурцы. Помидоры занимали площадь 0,5 га. Их выращивали в открытом грунте в огороде на скиту Всех Святых и террасных полях южного склона горы за Зимней гостиницей.

В семидесятые годы прошлого столетия хозяйства пришло в упадок и отъездом части людей с острова сады оказались заброшенными, часть земли поселковые власти отдали в аренду на длительный срок гражданам, приехавшим из Санкт-Петербурга, для ведения личного подсобного хозяйства. Эти участки садов со временем оказались в запустении, а пахотные угодья превратились в пустырь.

К моменту возвращения в 1989 году ансамбля Спасо-Преображенского монастыря церкви аграрный комплекс архипелага пришел в полное запустение. Вместе с руинами монастырских зданий инокам достались разрушенная уникальная система осушительных каналов и заболоченные поля, а некогда ухоженные и плодоносные сельхозугодия заросли кустарником и стали непригодны к использованию.

Возрождение сельского и фермерского хозяйств монастыря.

Восстановление сельского хозяйства стало одной из насущных проблем возрождающейся обители. Проводятся мелиоративные работы, расчистка заросших монастырских полей. И сегодня уже налажен правильный севооборот. Монастырь стал получать собственные урожаи картофеля, свеклы и капусты. Засеяны многолетние травы. Постепенно проходит закупка средств механизации. Фермерское хозяйство продолжает развиваться и расширяться. Восстановлена деятельность молочной фермы и птицеферма, работает современный участок по сыроварению.

Но работы впереди еще немало, потому что на подготовку каждого поля уходит два года. Сейчас уже восстановлено порядка 80 га, а на очереди еще столько же. В среднем, с помощью благотворителей и волонтеров, в год удается привести в порядок около 8 га, но иногда случаются задержки: так, например, в этом году обильные летние дожди значительно сдерживали темп работы. Так что простой арифметический подсчет показывает, что в ближайшее десятилетие работы по восстановлению монастырских полей будут продолжены.

К сожалению, в России уже не нашлось специалистов по подготовке таких полей, не выпускается и легкая уборочная техника, но приезжают помощники из Финляндии, которым знакомы проблемы культивации болотистых и каменистых почв. Все мелиорационные работы и закупка сельскохозяйственной техники производятся на средства благотворителей и членов совета по возрождению обители.



И все это дает надежду на то, что исторический сельскохозяйственный ландшафт возродится и будет радовать урожаями, а природный ландшафт будет по-прежнему приводить в восхищение паломников и вдохновлять поэтов и художников.
Но для этого предстоит еще немало потрудиться!


31.10.2016

Помощь монастырю

Пожертвовать на:
Сумма:


Братья и сестры, ознакомиться с более подробной информацией о возможных способах помощи монастырю можно здесь.