RSSВеб-камера

Письма с острова Валаам. Как быть, если нет сил принять измену мужа

И тогда, бессильный даже встать перед Ним и поклониться Ему, Антоний воскликнул:
- Господи! Где же Ты был, когда я был в таком страшном борении? Неужели Ты не мог мне помочь?..
И Спаситель ему ответил:
- Я невидимо стоял рядом с тобой, готовый тебе помочь, если только поколебалась бы вера твоя... 

О любви и своеволии

Здравствуйте, дорогие братия во Христе! Спаси Господи! Читала ваш ответ со слезами молитвенной благодарности... Спаси Господи, что вы откликнулись на мою душевную скорбь. Без ваших молитв мне было бы очень тяжело справиться со скорбью, которую Господь попустил нам всем. Бесконечно вам благодарна, дорогие братия. В скорбные минуты отчаяния вместе с 16-летней дочерью просматриваем видео "Валаамская летопись (Светлый остров)". Такая благодать и душевное умиротворение наступает во время просмотра... Душа как будто очищается и вместе с куполами к небу тянется.

Молитвами, акафистами, чтением Псалтыря и постом молюсь келейно, за заблудшего мужа. После соборования готовлюсь сейчас к исповеди и принятию причастия. Враг всячески мне в этом мешает. Нападает через близких людей и искушения. Но я держусь и не сдаюсь. Спасаюсь коленопреклоненными молитвами. Господь милостив, помогает мне, грешной. Я это чувствую. Неустанно молюсь за весь монашествующий чин и за всех своих благодетелей в ежедневной молитве по соглашению. Да укрепит вас всех Господь во всех трудах ваших. И да простит нам ради молитв ваших. Божией благодати на вашу обитель, дорогие братия! Спаси всех, Господи !

Это письмо поступило на адрес Валаамского монастыря. Ранее было еще две просьбы о помощи и духовной поддержке в скорбных обстоятельствах, на которые братия дали ответ. Прокомментировать переписку мы попросили психолога-журналиста, которая сотрудничает с информационным отделом и сайтом Валаамской обители.

История Таисии (все имена изменены в целях сохранения тайны переписки) не уникальна и знакома не понаслышке многим: она о любви и предательстве, верности и измене, смирении и своеволии.

Так случилось, что в последние годы мне пришлось столкнуться с несколькими подобными трагедиями в семьях самых близких людей. О переживании измены и разводе читала и святоотеческую литературу, и работы современных православных и светских психологов, разговаривала со священниками. То, чем собираюсь поделиться, – конечно, моя личная точка зрения, но она сформировалась не вдруг и ориентирована не на собственные чувства, не на распространенные сейчас мирские представления, а именно на позицию Церкви. Не скрою, это был сложный путь, приведший к открытиям и внутренним переменам.

 О судьбе покинутой жены

Теперь об авторе письма и ее ситуации, мое видение. Писать буду жестко, но с искренней любовью: соболезную и сострадаю Таисии всей душой! Чтобы сохранить анонимность автора, не буду приводить письмо целиком.

Таисия пишет: «Жизнь у меня сложная с раннего детства». Девочка росла без отца, к тому же после несчастного случая и полученной травмы стала инвалидом. Мать, не выдержав тягот, начала сильно выпивать и в этом помрачении выгнала подросшую Таисию из дома. Милостью Божией девушка попала в монастырь и прожила там несколько лет трудницей. Но Таисии не суждено было стать монахиней: «С благословения игумении и настоятеля я вернулась в мирскую жизнь, чтобы ухаживать за мамой в больнице». Покинув обитель, через некоторое время девушка встретила своего будущего мужа: «Это был заботливый, надежный, ответственный, добрый, светлый человек. С годами я поняла, что он мне был дарован, послан самим Господом и Матушкой Пресвятой Богородицей за все мои испытания, скорби и лишения». И начали молодые супруги «жить-поживать, да добра наживать». У них родилось двое деток. И хотя жизнь не была легкой: пенсия Таисии по инвалидности совсем маленькая, но рядом Виктор, верный муж и заботливый отец.

¦Я¦-¦¬¦-¦-¦-¦¬¦¦¦¬_AMM_9636_инет-версия.jpg
Шестнадцать лет Виктор был главой семьи, человеком, как пишет Таисия, ответственным и надежным. И вдруг – беда: «Враг стал нападать на моего супруга в виде агрессии, злобы, зависти и страшной гордости... Я, как могла, боролась с этим. Но становилось еще хуже... Вот уже полгода, как враг одержал победу над моим несчастным и немощным мужем. Он не выдержал искушений и взял грех на душу – завел отношения с другой женщиной».

Увы, сегодня таким «немощным» супругам – и мужьям, и женам – несть числа. Протоиерей Александр Дягилев, председатель Комиссии по вопросам семьи, защиты материнства и детства Санкт-Петербургской епархии, приводит следующие данные: в 2014 году в Санкт-Петербурге было 1738 венчаний и примерно 620 разводов, в 2015 году – 1638 венчаний и 901 развод. Главная причина, как и в ветхозаветные времена, – супружеская измена, на втором месте – алкоголизм, наркомания, игромания.

Изменивший становится другим человеком

Разрушение семьи – процесс невероятно болезненный. Психологи, на основании проведенных исследований, пришли к выводу о том, что по силе стресса оно стоит на втором месте после смерти члена семьи – супруга или ребенка: «Убийство и супружеская измена почти равнозначны по своей разрушительной силе. Кто изменяет любви – тот убийца. И те люди, которые пережили измену супруга или супруги, воспринимают случившееся так, словно их убивают. И эта рана не заживает никогда», – пишет протоиерей Алексий Уминский. Действительно, пережившие развод вследствие измены говорят о том, что смерть ушедшей половинки была бы для них меньшим ударом, и на то есть свои причины. Ведь супруги – единая плоть, от которой прелюбодей «отрубает» половину. Делясь своим горем, многие описывают одни и те же ощущения: как будто тело рассечено, и из раны толчками бьет кровь; воздуху не хватает – трудно дышать; в глазах темно даже в солнечный день.

Измена – это удар подлый. Алкоголиком или наркоманом становятся не в один присест, и семья с ужасом наблюдает нарастающую деградацию и распад личности родного человека. Блуд, так же, как и всякий другой смертный грех, опутывает и ведет к потере человеческого облика, но происходит это в тайне, постепенно прорываясь необъяснимыми с точки зрения здравого смысла раздражением, злобой и агрессией. Ничего не подозревающая сторона все покрывает любовью, жалеет, прощает, ведь «для чистых все чисто» (Тит. 1; 14-15). 

Чаще всего супруги об измене узнают последними: все происходит не на глазах, а за спиной. И перемена эта бывает настолько разительна, что ум и сердце отказываются ее принять. Начинаются мучительные поиски объяснения и даже оправдания. Вот что пишет Таисия: «Мой муж сейчас стал похож на одержимого... Из любящего человека, он превратился в зверя. Не хочу брать греха на свою душу, но кажется, что там не обошлось без колдовских приворотов другой женщины».  Таисия дала очень точное описание человека, находящегося во власти страстей нечеловеческих. К сожалению, картина хоть и трагическая, но типичная. Светские психологи определяют такое состояние как пограничное и пытаются лечить транквилизаторами. Но может ли медицина справиться с грехом? А как же приворот? Разве не бывает? Бывает. Но во сто крат чаще мы имеем дело с беспредельным эгоизмом, инфантильностью и безответственностью блудника.

Протоиерей Алексий Уминский, автор многочисленных публикаций на тему христианской педагогики, объясняет духовную природу происходящих внутренних и внешних изменений: «В любом случае, человек, когда совершает такой поступок, сам сильно меняется. Такое ощущение, что он теряет рассудок. Мы все и так в результате грехопадения имеем искаженную человеческую природу. А в случае измены, особенно если речь о венчанном браке, когда клятвы даны не только человеку человеком, но и Богом услышаны, в Небесах записаны, с самим человеком происходит что-то ужасное. Не может такой страшный грех оставить человека прежним… Он теряет в себе нечто важное, что его самого как человека формировало. У него сильно поражается та часть души, которая способна на истинные, правильные чувства. Человек начинает лгать, оправдывать себя, искать иные ходы, защищаться. И даже пытается выстраивать некие правильные вещи, но у него все равно ничего не получается».

О переживании горя

Вернемся к письму Таисии, пришедшему в Валаамскую обитель: «Уже скоро 4 месяца, как я келейно молюсь за мужа». Четыре месяца. Много это или мало? Вот примеры переживания из Священного Писания: Авраам рыдал по жене своей Сарре и оплакивал ее (Быт. 23:2), а сын его Исаак три года сетовал о матери своей Сарре, пока не взял он Ревекку в жены и возлюбил ее, и утешился в печали по матери своей (Быт. 24:67); Иосиф горевал об отце своем Иакове, и плакал не день, не два, а семьдесят дней (Быт. 50:1-3).

Переживание горя имеет несколько стадий, каждая из которых требует определенного времени.

Первый этап – это состояние острой боли. Вспомним, как горько рыдал царь Давид при вести о смерти сына своего Авессалома: «Сын мой Авессалом! Сын мой, сын мой Авессалом! О, кто дал бы мне умереть вместо тебя, Авессалом, сын мой, сын мой!» (2 Цар. 18:33).

Затем наступает стадия отрицания: «Нет! Этого не может быть!» Как правило, для переживания этого этапа человеку требуется от нескольких дней до нескольких месяцев.

Далее наступает то, что кризисные психологи называют стадией торгов или компромисса (поговорим об этом чуть позже),

И четвертый период – период печали (депрессии), после которого, наконец, наступает смирение (принятие).

С того момента, как мир Таисии раскололся на «до» и «после», прошло четыре месяца. Это значит, что сейчас по времени она, вероятно, находится на стадии «торгов или компромисса». Несмотря на такое неприятное название, оно отражает суть происходящего: человек находится в убеждении, даже в опасном заблуждении, что все еще можно исправить. Кажется, надо лишь поднапрячься, и все вернется на свои старые счастливые места. Совершенно интуитивно люди, далекие от Церкви, начинают предпринимать все мыслимые попытки ублажить своих заблудших половин, винят в случившемся себя, обращаются к психологам и подружкам…

Но Таисия православная воцерковленная христианка, для нее обращение к Богу – единственно возможный и естественный путь. Таисии нанесен удар невероятной силы, от которого никто не устоит. В горе человек слаб, сердце его не мирно и вибрирует страстями. И это понятно! Но здесь-то и могут таиться искушения – наступает время «торгов и компромисса», то есть, по сути дела, поиск выхода из кризиса: если я сделаю что-то правильное, то обязательно получу желаемое.

Из письма Таисии: «Я неустанно келейно и в храме молюсь за него. Прошу у Господа милости Божией для сына Его заблудшего, прощения и спасения его грешной, светлой и доброй, но попавшей в дьявольские сети души», «Я усердно вымаливаю душу моего супруга. Не имею обиды ни на мужа, ни на ту несчастную женщину, через которую пришли искушения и скорби в нашу семью. Да простит их Господь! Благодаря милостивому Господу нашему я стойко держу все вражеские удары и продолжаю усердно и слезно молиться за дарованного мне супруга... Дома всегда горят свечи, лампады, ладан. Я всегда читаю молитву по соглашению, соборуюсь...»

Об опасности заблуждений – магия и магизм.

Не раз встречалось мне такое слово – магизм. Священник Валерий Духанин, автор книг, посвященных смыслу и значению православной веры, подчеркивает, что магия и магизм далеко не одно и то же: в магии присутствует попытка управлять своей жизнью и окружающим миром без послушания Богу, а вместо личного единения с Ним предлагается достичь совершенства тебе самому. «К сожалению, у некоторых христиан отношение к церковным таинствам тоже бывает магическим, когда Крещение, Причащение, Венчание и прочие таинства понимаются как средства к земному благополучию в силу самого совершенного действия. Крестился – и огражден от всех искушений, причастился – и не будешь болеть, венчался – и избежишь развода – так полагает суеверный, с магическим сознанием человек. И часто человек не подозревает, что он (может быть, сам активный борец с колдунами и магами) находится во власти оккультного мировоззрения, – пишет отец Валерий. – И если человек полагает, что он способен достичь духовных высот только своими усилиями, если само совершенство рассматривается как некий итог методики духовного саморазвития, то в этом тоже заметен магизм. Ибо результат ожидается от самих по себе человеческих усилий, словесных формул и пассов, тогда как сердце с его чувствами, ум с его мыслями, воля с ее пожеланиями остаются без живого обращения к Богу».

Поверьте, мне совсем не хочется обидеть необоснованными обвинениями или подозрениями ни Таисию, ни других попавших в беду супругов. Но сердцем я чувствую, как бьется в Таисии надежда на то, что реку можно повернуть вспять: «Господь попустил нам всем пройти через это испытание, но иногда силы начинают покидать меня, тогда я начинаю сильно плакать во время молитвы и глубоко скорбеть, временами на меня нападает уныние и одной мне справиться очень трудно... Дорогие братия благословенной обители, ради Христа, помогите мне вымолить грешную душу раба Божьего Виктора вашими горячими молитвами... Без ваших теплых молитв мне одной не справиться».

Да-да, вот сейчас еще один акафист, вот еще в монастыре требу закажу, вот еще чуть-чуть поднапрячься… и вытянем всем миром! Спасем!! А ведь в такой горячей настойчивости может скрываться маловерие и навязывание Господу своей воли.

Пути Господни неисповедимы: почему на долю Таисии выпала такая скорбь, почему ее мужу было попущено впасть в такое искушение – не нам знать. Свободу человека в выборе никто не отменял. Пишет  протоиерей Сергий Николаев : «Нужно всегда помнить, что любой человек – свободное существо. Дети очень часто становятся не такими, какими мы хотим их видеть. Но это их право. Он твой ребёнок, но он не твой раб. Его сотворил Бог через тебя, но дал ему свободную волю. Даже ребёнок, плоть от плоти твоей, и то имеет право на собственную жизнь! И тем более – муж или жена. Он другой человек. Он имеет право сам распоряжаться своей жизнью. И даже погубить её. Нужно это понять. Может быть, это больно, но необходимо». Муж Таисии выбрал блуд. Значит, теперь это его скорбный путь.

Молитвенный подвиг или крест самодельный

Взяла ли Таисия молитвенный подвиг по силам или взвалила на себя крест самодельный? Не мне судить, но почему-то боязно за нее. Отец Иоанн (Крестьянкин) в одной из своих проповедей произнес такие слова: «Самовольный подвиг – это самодельный крест, и несение такого креста всегда оканчивается падением великим». Могу, конечно, ошибаться, но судя по всему, у своего духовника или священника, у которого часто исповедуется, благословения отмаливать мужа Таисия не брала. А ведь батюшки обычно советуют: «За блудящего мужа молись как за сродника, поминай в утреннем правиле – и хватит с тебя, и пусть молитва будет искренней и горячей, но не исступленной». И только духовник, который знает обоих супругов, или многомудрый старец в монастыре может дать благословение – такой молитвенный подвиг не каждый по плечу. Вот в Таисию и ударила тяжелая артиллерия с «левого фланга»: «Уж очень большие и сильные нападки лукавого на меня, грешную… Чем больше я слезно молюсь о муже, о спасении его души, тем больше и сильнее враг нападает на меня в виде страшных, порой, кажется, даже неразрешимых житейских, мирских проблем. В том числе и через проблемы моих детей».  

Помощь в тяжких обстоятельствах приходит к нам разными путями. Вспомним, что пишет Таисия в своем втором письме: «В скорбные минуты отчаяния вместе с 16‑летней дочерью просматриваем видео "Валаамская летопись (Светлый остров)". Такая благодать и душевное умиротворение наступает во время просмотра... Душа как будто очищается и вместе с куполами к небу тянется». Утешение пришло с Валаама!

О грехе маловерия

Но ведь это не конец истории. Таисия ни разу не сказала, что молится о возвращении мужа, а молится о спасении его души: «Мне больно видеть, как духовно погибает чистая и добрая душа моего мужа...». Но между строк – ее вопль к небесам именно об этом! Будущее нам не ведомо. Вернется ли Виктор к семье, неизвестно, но ясно одно: возвращение без покаяния ничего хорошего не принесет, а при сегодняшнем положении на это вряд ли стоит надеяться. И тут крест самодельный – отмаливать мужа – может с еще большей силой по Таисии ударить: «не услышаны были мои мольбы…».

Но ни одна молитва, ни одна слезинка, ни один вздох не пропадает пред Богом. Наше дело – верить Господу, верить в Его спасительный промысл о нас. И это тоже требует от человека некоего подвига, некоей решимости – принять Волю Божию.

Как ни парадоксально, Таисия сейчас находится в маловерии и несмирении, от чего впадает в отчаяние. Вспомним слова святителя Григория Нисского о том, что «скорбь свойственна только не имеющим упования». Вспомним слова преподобного Иоанна Дамаскина: «следует знать, что все печальные, угрожающие нам случаи по отношению к тем, которые принимают их с благодарностью, навлекаются для их спасения и непременно бывают доставляющими пользу». Вспомним и духовное завещание преподобного Серафима Вырицкого «От меня это было» – образец смирения, в переживании скорбей, который учит нас принимать все от руки Божией, благодарить со слезами боли сердечной и вслед за праведным Иовом повторять: «Господь дал, Господь и взял; да будет имя Господне благословенно» (Иов.1:21).

Ситуация, в которой оказалась Таисия, – чудовищна, нестерпимо болезненна, трагична: ее муж не только ушел из семьи, но и в открытую живет с другой женщиной. Таисия по чистоте сердца и доброте души даже оправдывает его: «Тянется к нам всей своей душой, а гордость не позволят ему прийти к нам и повиниться». Но так ли это в действительности, если Виктор «нападает на меня при каждом удобном случае... клевещет, обвиняет… накинулся и избил меня»? Не раз слышала и читала, что, когда дело доходит до такого, батюшки в церкви советуют по возможности прекратить отношения – вплоть до разрыва. При этом никто и никогда не будет советовать немедленно разводиться: «Смиренно подожди какое-то время, как Господь управит, но будь готова принять любой исход». Почему же надо отстраниться, отдалиться, прекратить уговоры и мольбы одуматься? Да потому что Виктор себе не принадлежит: «всякий, делающий грех, есть раб греха» (Ин. 8:34). Не нам спасать, да и судить о возможной погибели человека не нам, потому что «…Перед своим Господом стоит он, или падает. И будет восставлен, ибо силен Бог восставить его». (Рим. 14:4).

У преподобного Паисия Святогорца в его наставлениях о семейной жизни мы находим описание удивительных примеров женского смирения перед супружеской изменой. Однако надо хорошо понимать, сколько сил требуется на это, а сегодня мало кто из нас способен на такие духовные подвиги.

Надо понимать и то, что с момента измены супружества уже нет: таинство брака поругано, и перед нами не муж, не глава семьи, а сожитель другой женщины, отказавшийся от своих обещаний и обязательств. Виктор, кстати, ведет себя совершенно типично для состоящего в браке блудника или блудницы: «Дошло до того, что муж называет меня сектанткой, хотя с первых дней знает о моем детстве и жизни воцерковленной, всегда спокойно к этому относился. Теперь говорит, что дома для него все чужое стало, неуютное. Я его раздражаю настолько сильно, что он даже смотреть на меня не может и временами ему убить меня хочется. После того как он накинулся и избил меня, дочери сказал, что сам не знает, что на него нашло… Супруг отвернулся даже от родной матери, не слушает и не слышит ее. Перестал общаться со своей семьей, братьями...». Оставленные супруги часто говорят еще, что глаза стали, как стеклянные, внешне изменился – как одержимый. Так человек и есть одержимый! И пожирает его самый лютый враг рода человеческого!

О насущном

Время идет. Виктор продолжает жить с другой женщиной. И велика опасность того, что состояние Таисии изменится: она может впасть в беспросветное уныние, страх перед новой действительностью скует душу и не даст росткам новой жизни пробиться через ледяную корку.

Вот еще одно пастырское наставление – ответ иеромонаха Макария (Маркиша) на письмо: «От меня ушел муж. Вот уже почти год, как мы развелись, а я до сих пор не могу его забыть. Каждый день прошу об этом Господа, душа мечется, разрывается на части. Чувства такие разные: и злость, и ревность, и любовь, и жалость… Я понимаю, что все это не от Бога, что мы разные люди, а все равно душа-то с ним». – «Как вам помочь? Наверное, напомнив, что подобное случается, в том числе и с теми, кто долго и счастливо жил с женой (мужем), и вдруг его (ее) сердце зажглось, запылало совершенно чуждой, враждебной, губительной страстью…

Уверяю вас, вы ошибаетесь: душа ваша не с ним. Если он оставил вас и погубил ваш брак, Господь ему судья, а вы свободны, и душа ваша тоже свободна. Конечно, сатана пытается помешать, уничтожить вашу свободу, бьет в самое незащищенное место, в незажившую еще рану. А защита от него – сам Христос. Он отдал Себя за вас на Кресте и воскрес ради вашего спасения. Неужели этого недостаточно, чтобы отвернуться от прошлых скорбей? Отдав свою душу Ему, – что должен сделать каждый христианин – вы перестанете быть игрушкой страстей, своих и чужих, и обретете утраченное достоинство и свободу».

Разум управляет всеми нашими эмоциями. Но в ситуации разрушения семьи эмоции начинают преобладать над разумом. Очень важно взять себя в руки и с помощью Божией начинать строить новую жизнь на пепелище. "Брак соединяет мужа и жену в одну плоть, развод раздирает эту общую плоть. Больно. Но случается, люди попадают в автокатастрофу, заболевают страшными болезнями. Тоже больно, но живут же… Представьте, ваша нога поражена гангреной. Что делать? Без ноги очень плохо, но её придется удалить. Придется привыкать жить без ноги, – пишет протоиерей Сергий Николаев. Таинства Церкви – первейшее лекарство! Без исповеди и причащения с такой ношей справиться в тысячу крат трудней."

Таисия – мать двоих детей. Теперь они ее семья, и как мать Таисия отвечает за них перед Господом. Родители – пример, образец для подражания в том, как следует проходить жизненные испытания. Протоиерей Алексий Уминский отмечает: «Смерть одного из родителей не так ранит детей, как уход из дома отца или измена матери, в общем – разрушение семьи. Потому что смерть переживается как тяжелое горе, но в котором можно жить, с которым можно справляться. А раскол в семье для них – предательство, убийство. Ничто другое не вызывает в детях такой внутренней травмы». Воспитание детей – это «свой» крест, не самодельный. И поэтому ради детей и ради Бога надо найти силы, чтобы собственным примером показать: человек, носящий в себе образ Божий, должен осознавать ответственность за направление и образ своей жизни. Легко не будет и быстро не пройдет. Будут и слезы, и боль, и отчаяние… Надо отплакать, отгоревать. Надо пережить, пройти испытание достойно... И двигаться дальше – вперед, вверх, к Богу.

Сохранение семьи – подвиг обоюдный

Нам неведомо, как сложится жизнь Таисии и Виктора. Из Евангелия мы знаем, что Христос единственной причиной для того, чтобы человек оставил свою жену или своего мужа, называет прелюбодеяние – супружескую измену. У пострадавшей стороны есть право на развод. Право, но не обязанность. Протоиерей Алексий Уминский отмечает: «Для сохранения семьи нужен еще обоюдный подвиг, который, и это надо понимать, не кончится никогда. Как и не исчезнет боль от случившегося. И уже никогда в этой семье не будет такого счастья, легкости, радости, которые могли бы быть. Это все время будет жизнь с комком в горле, с горьким привкусом. Этих людей будет соединять подвиг покаяния с одной стороны и подвиг прощения – с другой»

Пока стремление сохранить семью у бывших супругов совсем не обоюдное, и даже тени раскаяния у заблудшего не видно: «Не понимаю таких страшных перемен в горячо любимом, заботливым ранее папе... Не знаю, для кого большее это испытание, для мужа моего или для меня, грешной...» – пишет Таисия. В такой брани невозможно выстоять без поддержки. Таисия ее ищет – и находит. Вот какой ответ пришел из Валаамского монастыря:

«Здравствуйте, Таисия.

Записали Вас и Вашего мужа Виктора на поминовение о здравии за чтением Неусыпаемой Псалтири на 1 год.Господь и Бог наш Иисус Христос – Помощь беспомощным, Надежда безнаждежным, обуеваемым Спаситель, недугующим Врач, да дарует Вам и Вашему мужу, и Вашим деткам мирная и премирная благая своя, здравия душевного и телесного, и нас помилует и спасет, яко Благ и Человеколюбец».

 Об уповании на Господа

Человеку свойственно слышать то, что он хочет услышать. В скорбных обстоятельствах сердце не мирно, а разум неспокоен. Таисия в своем письме пишет: «Ради Христа, помогите мне вымолить грешную душу раба Божьего Виктора... Без Ваших теплых молитв, мне одной не справиться».

Но давайте еще раз прочтем письмо, полученное из обители, вдумаемся в каждое слово: 

«Господь и Бог наш Иисус Христос – Помощь беспомощным, Надежда безнаждежным, обуеваемым Спаситель, недугующим Врач, да дарует Вам и Вашему мужу, и Вашим деткам мирная и премирная благая своя, здравия душевного и телесного, и нас помилует и спасет, яко Благ и Человеколюбец».

Нет, в этом ответе нет обещания на скорое разрешение ситуации, нет и обнадеживания на то, что муж одумается и вернется. И тому есть причина. Нельзя навязывать свою волю Господу. И неправильно жить в заблуждении, потакая своему эгоизму и страстям. Лучшее, что можно сделать в сложившейся ситуации, – искренне молиться и принимать волю Господа. В ответном письме из обители есть главное: неколебимая вера в то, что Господь ведет нас ко спасению, и этот трудный путь не пройти без упования на Промысл Божий о нас, без того, чтобы со смирением сердца принять Волю Божию о себе.

Братия монастыря благодарит Наталью Рогожину за подготовку материала.

17.03.2017
Пожертвовать на:
Просим вписать данные для молитвенного благодарения
Имя (необязательно):
Город (необязательно):
EMail (необязательно):
Сумма:


Ознакомиться с более подробной информацией о возможных способах помощи монастырю можно по ссылке.